Героическая дивизия
Едва прозвучали первые выстрелы на советских рубежах, N стрелковая дивизия вступила в бой с немецко-фашистскими полчищами. Eй пришлось сражаться в чрезвычайно трудных условиях, на фронте, доходившем порою до 25 километров. На ряде участков противник в несколько раз превосходил численностью наши силы, в тылу дивизии высаживались десанты, сплошь и рядом, части ее действовали в окружении и полуокружении. Стремясь оттеснить дивизию с рубежей, которые она яростно отстаивала, противник бросал на нее танки, десятки истребителей, бомбардировщиков. Иногда бомбежки длились по нескольку часов подряд. Однако никакие трудности и опасности не сломили воли к сопротивлению, не поколебали моральных сил бойцов и командиров.

В жаркой схватке с наседающими немцами батальон капитана Мартынова, усиленный артиллерией, оторвался от своего полка на семь километров. Против него действовал неприятель, обладающий более чем двойным превосходством в силах. Батальон был окружен, и бой в окружении продолжался трое суток с половиной. Семь раз батальон переходил в контратаки. Под смелыми ударами героев-красноармейцев враг отступал, оставляя на поле множество убитых и раненых..

Немцы стремились задержать контратаки батальона артиллерийским огнем. Их авиация обрушивала на наших бойцов тонны бомб. Батальон стойко держался, не прекращая ответных ударов. Так и не удалось врагу осилить советских героев. Батальон Мартынова вырвался из окружения и присоединился к своему полку. В его действиях красноармейская отвага и упорство сочетались с умелой организацией огня, с удачным выбором направлений для контратак во фланг небольшими группами. Причем контратаки обеспечивались мощной огневой поддержкой. Батальон доказал, что он хорошо умеет воевать.

Вскоре капитан Мартынов возглавил полк, командир которого был ранен. Полк находился в резерве дивизии. В это время из-за левого фланга дивизии прорвалась значительная группа немецких мотоциклистов. Она стала проникать в тыл обороняющихся полков. Отважный командир дивизии, все время хладнокровно руководивший трудным боем, немедленно организовал оборону своего командного пункта. Старший лейтенант Кизима получил приказание пробиться сквозь вражеский огонь к резерву.

Перед резервным полком была поставлена задача – контратаковать и уничтожить противника. И тут капитан Мартынов снова показал себя смелым и искусным командиром. Его решение было мгновенным. Полк, действуя лихо, стремительно, не только ликвидировал опасность, но и уничтожил полностью вражескую мотоциклетную группу. Немецкие пулеметы, минометы, мотоциклы были трофеями короткого боя.

С храбростью, достойной советских патриотов, сражались против ненавистного врага бойцы и командиры полка, возглавляемого тов. Чумариным. Этот полк несколько раз был в окружении и всегда выходил из кольца врагов, нанося им большие потерн. Над рядами красноармейцев неизменно звучал призыв командира:

– Уничтожим фашистских гадов! За родину, за Сталина – вперед!

В трудные минуты тов. Чумарин сам ложился за пулемет, и тут все видели, что такое меткий чумаринский огонь. Трупы врагов были неопровержимым свидетельством. Не раз Чумарин со своим полком дерзкой контратакой отбрасывал немцев на семь–восемь километров назад.

Инициатива командного состава позволяла частям дивизии выходить из самых затруднительных положений.

На одном рубеже дивизия была почти полностью окружена. Оставался единственный проход на участке шириной в восемь километров параллельно фронту. Был получен приказ отойти на новый рубеж. Командир дивизии наметил пути отхода для полков и сообщил им маршруты.

В наиболее сложную обстановку попала часть, которой командовал капитан Удалых. Полк, действовавший слева, уже начал отходить. Противник, насев на левый фланг части Удалых, проник вглубь и отрезал намеченный путь отхода. Тогда инициативный капитан выбрал новый маршрут, выставил сильный пулеметный заслон и под прикрытием арьергарда повел свою часть с боями по лесам и болотам. Путь был труден, нередко приходилось итти по пояс в воде. И все же часть Удалых вовремя присоединилась к дивизии.

Четырнадцать боевых дней дивизии насыщены образцами беззаветной храбрости, самоотверженности, подлинно большевистской выдержки, инициативы, военной хитрости.

Подразделение Ковальчука, наступая на врага, встретило ожесточенное сопротивление. Непрерывный огонь противника совершенно не позволял приблизиться к его позициям. Тогда Ковальчук выдвинул вперед одного младшего командира с ручным пулеметом и сделал вид, что отходит. В то время, когда пулеметчик сдерживал напор врага, подразделение вышло на фланг и внезапной атакой окружило взвод немцев. 26 солдат сдались в плен.

В одпом из боев немцы стали наседать на село В., чтобы помешать отходу нашего подразделения на новый рубеж. В одном из дворов села находился красноармеец Чернов. Он охранял боеприпасы. Ему было приказано не уходить до тех пор, пока боеприпасы не будут вывезены. Немцы подбирались к Чернову с двух сторон. Уже были слышны их крики:

– Русский! Сдавайся, живым останешься!

У Чернова было два пулемета. Он установил их и стрелял, не переставая. В ответ на гнусные предложения немцев он посылал в них очередь за очередью.

15 минут шел бой. Чернов, выбиваясь из сил, задерживал продвижение целой роты немцев, он яростно бил то из одного, то из другого пулемета, как бы не замечая сотен пуль, свистевших над головой. Чернов отошел только тогда, когда боеприпасы были вывезены полностью.

Стрелки, пулеметчики, артиллеристы, зенитчики – все сражались героически. На зенитную батарею лейтенанта Цехновского налетело несколько вражеских разведывательных самолетов. Один был сбит, два подбиты. Потом батарею атаковали 19 истребителей. Они разделились на звенья, стали обстреливать и бомбить батарею. Снова один стервятник был сбит, но в это время пуля с самолета смертельно ранила самого Цехновского. Уже слабел голос командира, но он, собрав силы, сказал:

– Стрелять по фашистам, как сегодня стреляли, – и об'явил благодарность батарее.

Свой значок «За отличную артиллерийскую стрельбу» командир отдал наводчику младшему сержанту Никонову. Перейдя на стрельбу прямой наводкой, Никонов в тот же момент сопл еще один немецкий самолет.

Противотанковая батарея лейтенанта Фатьянова поддерживала четвертую роту. Противник наседал со всех сторон. Его минометный и пулеметный огонь не давал возможности даже поднять голову. Тогда лейтенант выкатил орудия на открытую позицию. За несколько минут батарея выпустила сотни снарядов, и все вражеские огневые точки умолкли. После этого рота гнала немцев четыре километра. На месте боя осталось множество немецких минометов, пулеметов, автоматов, винтовок. Когда рота, преследуя противника, стала, продвигаться через местечко, дорогу вдруг преградил пулеметный огонь. Это стрелял немецкий пулеметчик, забравшийся на вышку. Командир орудия сержант Скрылев вторым снарядом снес вышку вместе с пулеметом. После этого рота гнала немцев еще пять километров.

Орудийный расчет младшего сержанта Гончарова был весь выведен из строя за исключением самого командира. Гончарову пришлось вести огонь одному. На его участке немцы ввели в бой шесть танков. Гончаров без промаха расстрелял их один за другим, потратив на это только шесть снарядов.

Таковы действия бойцов и командиров героической N дивизии. Сейчас еще невозможно нарисовать полную картину ее упорных боев. Но все, что уже известно, позволяет сказать, что эта дивизия с честью и достоинством несет знамя Ленина–Сталина по полям сражений великой отечественной войны.

Действующая армия. (По телеграфу)
Подготовил Пётр Андриянов, источник текста: Милитера (Военная литература)
^