Герой Советского Союза Павел Маркуца
В золотую книгу героев страны социализма вписано еще одно имя: старший лейтенант Павел Андреевич Маркуца.

Хлебороб по происхождению, кузнец по профессии и летчик по военной специальности, Маркуца неожиданно для самого себя на несколько дней превратился в партизана, командира конного отряда, шесть дней оперировавшего в тылу фашистских войск.

Эта роль вовсе не имелась в виду ни командиром части, ни самим Маркуцей, когда его самолет отрывался от аэродрома и уходил в глубокую разведку по другую линию фронта. Опытный летчик, проведший в боевых вылетах не один десяток часов, участник боев с белофиннами, старший лейтенант Маркуца уверенно выходил на самое опасное задание.

Он вел свою машину над хорошо знакомыми местами и методично фиксировал панораму вражеских позиций. Несколько зениток, изрыгая огонь, посылали ему наперерез свои снаряды. Маркуца спокойно набрал высоту. Все это было хорошо знакомо. Сколько раз вот так же лаяли внизу батареи, так же возникали стаями под крыльями голубоватые облачка разрывов. Нет, не помешает зенитная артиллерия Павлу Маркуце выполнить задание!

Далеко позади осталась линия фронта. Внизу была земля, начиненная фашистскими орудиями. Кругом был воздух, охраняемый фашистскими самолетами. А Маркуца шел все вперед по заданному курсу.

Бой с пятеркой «Мессершмиттов» был коротким. Одного удалось поджечь и грохнуть о землю. Остальные вошли в хвост и стреляли остервенело, радуясь своему количественному превосходству.

Самолет загорелся. Маркуца попытался сбить пламя и потянул машину назад. Но ее тянуло вниз. Еше несколько мгновений, и, ломая сучья, самолет упал на землю. Маркуца выскочил из кабины и схватился за пистолет. Если враг окажется рядом, советский летчик еще успеет выпустить в него несколько пуль, прежде чем покончить с собой.

Но вблизи никого не было. Глубокая тишина леса окружала Маркуцу. Только в костре догоравшего самолета разрывались последние патроны. Маркуца пошел в сторону. Он прятался в болоте, брел глухими тропами и, заслышав немецкую речь, останавливался настороженный, готовый к жестокой борьбе.

Группу бойцов с лошадьми, отставшую от какого-то полка, он встретил случайно. Они тоже пробирались к своим частям.

Бойцы встретили Маркуцу с радостью, как советского командира. Старший лейтенант не считал себя особенно компетентным в вопросах пехотного и конного дела. Но он понял, что нужно сплотить этих людей, спаять их верой в победу, организовать боеспособную единицу и во что бы то ни стало привести к своим.

Несколько дней двигался отряд Маркуцы вдоль дорог, по которым наступал враг. Отряд рвал связь, уничтожал фашистские раз'езды, поднимал панику в тылах немецких частей. По дорогам шли танки, грохотала тяжелая артиллерия, двигались машины с вооруженными до зубов фашистами, а неподалеку шел небольшой отряд бесстрашных советских людей, чувствовавших себя подлинными хозяевами и этого леса, в котором прятались советские крестьяне, и этой земли, лишь на время опоганенной фашистским сапогом.

На шестой день Маркуца привел красноармейскую часть – 208 бойцов и 122 лошади. Он сдал «дела» и направился в свою часть. Пора было возвращаться к своей основной специальности.

Действующая армия, 24 июля
// Известия № 174 (7550) от 25 июля 1941 г.
Подготовил Пётр Андриянов, источник текста: Милитера (Военная литература)
^