Разговор с пленными солдатами
Группа пленных обедает за длинным столом. После обеда беседуем с ними.

Вот 19-летний солдат бропедивизиона Ганс Аппельфохт. Этот молодчик пытается убедить нас, что, вступив в армию, он потерял связь с юношеской фашистской организацией «Гитлерюгенд», так как, мол, в армии никакой работы ни эта организация, ни нацистская партия не проводят.

– Так ли это?

Все молчат. Но вдруг, к большому неудовольствию молодых гитлеровцев, Курт Фанто, австриец, портной-подмастерье из Нейштадта, простодушно восклицает:

– Все, кто состоят в «Гитлерюгенде» или в партии наци, засекречены!

Другие пленные подтверждают, что в частях, не состоящих в разряде отборных, принадлежность к наци засекречивается, чтобы легче было шпионить внутри части и следить за солдатами.

Ганс Аппельфохт, который не особенно долго скрывал свою принадлежность к «Гитлерюгенду», заявляет:

– Воевать я не хотел, и против войн вообще.

– Зачем же вы пошли добровольцем в армию?

– Я думал, что мы будем только проходить через другие страны, но не воевать. Нам говорили, что у вас нет ни танков, ни самолетов.

Пожилой Альфред Нокс говорит:

– Мы измотались и давно бросили бы воевать, да вот эти... – И Нокс укоризненно тычет заскорузлым пальцем в двух рядом сидящих парней. – Они – бойцы охранных отрядов «СС», опора Гитлера и наше несчастье.

Кто же эти два белокурых парня, причесанные а ля Гитлер?

Один из них Ганс Рихард. Ему 22 года, но выглядит он значительно старше. Испитое, тупое лицо. Через левую щеку проходит широкий рубец – след бандитских похождений. Два года назад, работая продавцом в Гамбургском магазине, Ганс проворовался. За жульничество и клевету товарищи по портовой мастерской, куда Рихард сумел пробраться, избили его и приказали больше туда не показываться. Вскоре началась война с Польшей, и в армии Рихард быстро заслужил благоволение начальства.

– Расскажите о ваших подвигах.

Пленный молчит, потом раздраженно отвечает:

– Я точно выполнял приказ фюрера, вел борьбу с антигерманскими настроениями.

Все раз'ясняет друг Рихарда по роте Макс Шахт. Оказывается, активно бороться с антигерманскими настроениями – это значит уничтожать поляков, украинцев, евреев.

Вместе с другими разбойниками из охранных отрядов «СС» Рихард сгонял к мосту на Висле сотни женщин и детей. На глазах у родителей он разбивал головы грудным младенцам. Он находил наслаждение в том, что подбирал растерзанные трупы и сбрасывал их с моста в воду. Вместе с ним сложил оружие и 19-летний Отто Курзнер. Не так давно вместе с другими такими же молодчиками Курзнер маршировал по улицам Кенигсберга и задорно кричал: «В поход на Россию!» Плутовато поводя глазами, он изворачивается:

– Я понял теперь, что такое поход на Россию. Это – авантюра. Мы здорово ошиблись...

Действующая армия, 30 июля
// Известия № 178 (4933) от 31 июля 1941 г.
^