Поражение 132-й немецкой пехотной дивизии
В вечернем сообщении Советского Информбюро 27 августа указано, что в упорных боях у местечка Р. на правом берегу Днепра часть подполковника Чигрина нанесла тяжелые поражения 132 немецкой дивизии. Ниже мы публикуем подробности этих боев.

В начале августа части 132 немецкой пехотной дивизии подошли к местечку Р., расположенному на правом берегу Днепра. Оборону вокруг местечка занимала часть подполковника Чигрина численностью до 1.000 человек. Немцы повели наступление с хода. Они двигались по дорогам колоннами. Однако боевое охранение отряда заставило фашистские батальоны развернуться.

Упорные бои под местечком Р. продолжались три дня – с 6 по 8 августа. Потеряв надежду овладеть высотами, немцы стали их окружать, просачиваясь по оврагам. В двух-трех местах им удалось проникнуть к местечку, но и там они встретили яростный отпор.

Один фашистский батальон захватил пустой аэродром. Немцы накопились в ангаре, откуда они думали предпринять атаку. Командир зенитно-пулеметной роты младший лейтенант Шкляренко, заметив это, открыл огонь по ангару из крупнокалиберной установки. Бронебойные пули превратили в кровавое месиво засевший в ангаре немецкий батальон.

Другой немецкий батальон прорвался к центру местечка. Но группы красноармейцев начали ожесточенный уличный бой. Оставив на улицах местечка сотни убитых и раненых, фашисты покинули его.

За три дня боев немцы потеряли более 2.000 человек. Не добившись успеха, они отошли от местечка и заняли оборону. Наступило затишье. С 8 до 15 августа происходили лишь незначительные стычки и поиски разведчиков. Наша разведка доносила, что противник, готовясь к новому удару, совершает перегруппировку сил, что к нему двигаются подкрепления.

15 августа боевые действия вновь развернулись. С 7 до 12 часов немцы вели интенсивный артиллерийский и минометный огонь по переднему краю и глубине обороны наших войск. В 8 часов 15 минут двадцать четыре немецких пикирующих бомбардировщика под прикрытием трех истребителей стали бомбить местечко и особенно переправу через Днепр.

В 12 часов немцы повели концентрическое наступление шестью батальонами. Силы отряда подполковника Чигрина оставались почти те же. Лишь в ходе боя он получил подкрепление, причем численность отряда все же не превышала 1.400 человек. Силы врага превосходили отряд в шесть раз.

Немцы применили ту же тактику, что и в первых боях. Просачиваясь по оврагам, они стали окружать высоты. В ответ подполковник Чигрин прибегнул к тактическому приему, самому действенному в такой обстановке. Он создал небольшую подвижную группу во главе с лейтенантом Алехиным. Действуя днем на машинах, а ночью в пешем строю, эта группа внезапно появлялась там, где создавалось угрожающее положение. Вооруженная минометами и пулеметами, она нападала на немецкие фланги и тылы, пробивала бреши во вражеских боевых порядках, восстанавливая связь между обороняющимися ротами.

16 августа разыгрался весьма поучительный бой. Накануне вечером немцы отрезали от отряда правофланговую роту. Узнав об этом, подполковник Чигрин приказал старшему политруку Демуре ликвидировать опасность окружения. Демура составил группу из повозочных и водителей, по оврагу проник с ней в тыл немецкого батальона. В ночной темноте Демура со своими бойцами бесшумно снял с поста немецкого часового, гранатами уничтожил штаб и проник в центр обороны. В батальоне поднялась паника. Фашисты повернули в тыл все свои пулеметы и минометы, но Демура вовремя увел своих обратно, и весь огонь, предназначенный для его группы, немцы обрушили на свои тылы. Этим воспользовалась окруженная рота. Перейдя в атаку, она отбросила врага и выравняла фланги.

На другой день в критическом положении оказалась рота лейтенанта Шумейко. Немцы еще 6 августа хорошо запомнили участок этой роты. В тот день они появились перед нею с трех направлений и оставили возле ее позиций около 300 трупов. Вновь подошли они к этому участку лишь 17 августа. Оттеснив соседнюю роту, они по лощине стали пробираться в тыл роты Шумейко. Лейтенант, чтобы предупредить окружение, бросил в лощину два отделения. К этому времени в лощине накопилось до двух рот неприятеля. Обнаружив, что дальнейший путь им прегражден, немцы открыли по отделениям сильный огонь. Обстановка усложнилась еще более, когда справа стал обходить роту целый фашистский батальон.

Лейтенант обратился за помощью к артиллеристам майора Мринчука. Но с огневых позиций был получен такой ответ: стволы орудий накалились, вести огонь невозможно. Что делает лейтенант Шумейко? Собрав все силы, он теснит две немецких роты, засевшие в лощине, отбрасывает их и соединяет свой левый фланг с соседней ротой. Этот маневр удался, но успех был достигнут немалой ценой: пулеметы вышли из строя, истощились боеприпасы. Лейтенант дает приказ: «Стрелять только по моей команде».

Темнеет. Немецкий батальон продолжает наседать. Вот он приближается на сто, на пятьдесят метров.

– Огонь! – командует Шумейко.

Один за другим следуют дружные залпы. Фашисты залегают. Красноармейцы, выскочив из окопов, бросаются в атаку. Они уничтожают остатки батальона и захватывают господствующую высоту. Сотни трупов немецких солдат устлали лощину и скаты высоты.

Атака частей 132-й пехотной дивизии была сорвана. Немецкое командование бросило в бой свежий полк. К этому времени отряд получил приказ переправиться на другой берег Днепра и занять оборону там. Отходя, отряд продолжал наносить удары врагу. Все попытки фашистов помешать переправе провалились. Артиллерия и группа майора Левченко, прикрывавшая переправу, не позволяли немцам выдвинуться к берегу.

132-я немецкая пехотная дивизия, имея шестикратный перевес в силах, не смогла сломить сопротивления отряда подполковника Чигрина. Немцы потеряли в этих боях более шести тысяч убитыми. Сам командир дивизии генерал-майор Зинцених был тяжело ранен и отправлен на самолете в тыл. Дивизия по существу разгромлена.

Юго-Западное направление. (По телеграфу от наш. спец. корр.)
// Красная звезда № 202 (4957) от 28 августа 1941 г.
^