Скрепленная в суровых боях дружба бойцов и командиров
Во всех армиях воинская дисциплина предписывает уважать начальника, повиноваться командиру. Однако сходство предписаний не может заслонить существенного различия в самом характере дисциплины и в отношениях между рядовыми и командирами в различных армиях.

Хорошо известно, что там, где эти отношения регламентируются только внешним предписанием, существует дисциплина лишь формальная. В фашистских войсках такая внешняя дисциплина доведена до предела. Прусская юнкерская муштра, полная презрения к солдату, основанная на полном подавлении его личности, возведена фашистами в культ. Эта палочная дисциплина заранее исходит из недоверия к солдату, – недаром Гитлер об'явил страх главным, основным средством управления массами. Террор, устрашение, так же, как обман и ложь, служат в фашистской армии дисциплинарным цементом. Фашистское командование пытается заменить отсутствующую идейную общность интересов сообщничеством солдат и офицеров в грабеже, круговой порукой бандитской шайки. Мародерство, однако, не может стать «заменителем» интересов народа.

Известны случаи, когда группы немецких и финских солдат сдавались в плен, предварительно связав или перестреляв своих офицеров. В показаниях многих пленных немцев указывается на то, что позади некоторых частей и подразделений фашистской армии следуют специальные отряды, стреляющие в спину не слишком охотно идущим под русские пули солдатам. Пусть пока еще не часто рознь между солдатами и офицерством немецко-фашистской армии переходит в открытый протест, – эта рознь существует, гитлеровцы уже не могут ее скрыть.

А ведь взаимоотношения между основной массой бойцов и командным составом представляют весьма важное звено в жизни каждой армии. Это звено прочно лишь там, где твердая дисциплина базируется на единстве интересов бойцов и командиров, единстве интересов народа, создавшего свою армию и благословляющего ее на бой с врагом.

Такая дисциплина отличает нашу Красную Армию. В ней рядовые бойцы и начальствующий состав – командиры, комиссары, политработники об'единены и спаяны общностью целей, задач и интересов советского народа; они все плоть от плоти и кость от кости народной. Красноармеец, командир, комиссар служат одному общему делу – делу трудящихся, делу народа. Красноармеец хорошо понимает громадное значение в учебе и в боях руководителя, командира и комиссара для победы над врагом.

Велико доверие, велика любовь красноармейцев к своим, из толщи народной вышедшим командирам и комиссарам, которые понимают нужды бойца, живут с ним общей боевой жизнью, разделяют с ним все трудности и опасности борьбы.

Подчиняясь беспрекословно приказам и распоряжениям командира и комиссара, советский боец уверен, что эти приказы служат интересам отчизны, делу победы над врагом. Отсюда незыблемость твердой дисциплины в рядах Красной Армии, нерушимой при всех обстоятельствах. Сыны советского народа – без различия воинских званий – проявляют отвагу и геройство в борьбе с ненавистным врагом – и Родина, Советское, правительство, народ равно награждают отличившихся героев – и рядовых красноармейцев, и командиров, и политработников всех рангов. Это прекрасное равенство в храбрости еще более роднит и сплачивает ряды советских воинов.

Начальник, командир или комиссар, первым показывает пример бойцу. Сколько раз, когда в бою наступает критическая минута, командир или политрук бросается первым вперед, увлекая за собой красноармейцев и решая исход сражения! Сколько примеров можно привести, как командиры и комиссары выводили свои части и подразделения из окружения, заботливо сохранив жизнь бойцов! Наш требовательный командир в большом и малом проявляет внимательную заботу о бойце. И на полях боев все более крепнет спаянность красноармейцев с командирами и политработниками.

Советский боец грудью защищает своего начальника. Во время боя на тяжело раненого политрука Бровцева напали 5 фашистских солдат. Красноармеец Никаноров бросился к политруку на выручку и закрыл его своей грудью. Выстрелом из винтовки он уложил одного немца, четырех поразил штыком. Затем, маскируясь кустарником, тов. Никаноров оттащил политрука в безопасное место, поднял его к себе на спину и благополучно доставил в часть. На другом участке красноармеец Трухан таким же образом нес на себе раненого командира, лейтенанта Земляникина, 12 километров, пока не сдал на руки санитарам. Во время атаки на немецкие позиции красноармеец Демьянов заметил, что притаившийся немецкий офицер нацелился на командира подразделения старшего лейтенанта Иванова. Демьянов бросился на офицера с винтовкой наперевес, и, когда штык коснулся немца, тот поднял руки и сдался в плен. Так Демьянов спас жизнь своего командира и пленил немецкого офицера. В момент рукопашного боя красноармейцы Портнягин и Никольский заметили, что раненому в руку комиссару Лысенко угрожает опасность – его окружили фашисты. Пробив себе дорогу штыками и прикладами, красноармейцы добрались до своего комиссара. Портнягин застрелил и заколол четырех фашистов, но сам упал раненый. Никольский один продолжал оборонять раненого комиссара. После боя санитары подобрали комиссара и его бесстрашных защитников: около них валялись трупы 12 фашистов!

Эти примеры истинной доблести лучше всего говорят о любви бойца к командиру, о высоком чувстве долга советского бойца. То, чего требует воинский долг, является для красноармейца священным и необходимым. Выручка командира и комиссара в бою стала в советских войсках не только обязанностью, но и славной традицией.

Командир и красноармеец спаяны неразрывной общностью интересов и задач. Они вместе защищают свою родину, они вместе идут в бой, они вместе бьют врага. Морально-политическое единство, железная воинская дисциплина, боевое товарищество, равенство в храбрости – вот что составляет отличительную черту тех отношений между бойцами и командирами, которыми но праву гордится наша доблестная Красная Армия.

Подготовил Пётр Андриянов, источник текста: Милитера (Военная литература)
^