Что творится в захваченных районах Украины
Уже первые дни хозяйничанья фашистов на временно захваченных ими землях Советской Украины ярко разоблачают истинные замыслы, истинный облик гитлеровских захватчиков. Правдивые рассказы сотен советских людей, побывавших в фашистском тылу, рисуют страшные картины кровавого «порядка», насаждаемого немецкими властями.

Стоит лишь передовым частям немецко-фашистских войск продвинуться дальше, как в захваченное село в'езжает «специальная группа упорядочения власти», которая с помощью гестапо и карательных отрядов начинает расправу и грабеж населения.

Спустя некоторое время созывается собрание жителей села. На этом собрании немцы об'являют, кого они назначили старостой. Старостами же назначают немцев, кулаков, уголовников.

Фашисты поручают старосте подобрать себе полицию из нескольких человек. Инструкция для полиции, захваченная нашими бойцами в одном из оккупированных сел, так определяет ее задачи:

1. Поддержание на селе порядка, установленного фашистской властью;

2. Вылавливание советских людей, пытающихся пробраться в расположение частей Красной армии;

3. Выявление жителей, оказывающих содействие партизанам и перебежчикам на советскую сторону;

4. Охрана урожая от поджогов, хранение его и организованный вывоз в Германию.

Иначе говоря, сельская полиция, укомплектованная обычно из уголовных элементов, является помощником фашистских палачей в их насилиях и разбое.

Таким же образом фашисты насаждают свою власть и в волостных центрах, как они именуют районы. Волостными старшинами назначаются, как правило, немцы и лишь в редких случаях – русские или украинцы из кулацких и уголовных элементов. В г. Монастырщине волостной старшина – немец, лесничий. Немцы назначены волостными старшинами и в Липовецком, Тальновском и других районах. В Звенигородской волости старшиной поставлен бывший кулак.

Свержение советской власти, власть кулаков, помещиков, капиталистов, онемечение – вот что несут с собой фашистские варвары. Недаром вслед за немецкими войсками в захваченные ими города и села, как воронье слетаются высланные в свое время народом кулаки, помещики и прочая нечисть. А в Германии готовится уже второй эшелон грабителей – немецкие помещики и бандиты из отрядов СС, которые, по замыслу Гитлера, должны стать полными хозяевами всех захваченных земель, зданий, всего имущества.

Широко известен факт, имевший место в г. Каменец-Подольске, когда буквально на второй день после прихода фашистских банд прикатил местный помещик, бежавший когда-то за границу. Он немедленно занял принадлежавший ему до революции особняк и в честь своего возвращения к власти устроил пышный бал с участием фашистов. Однако помещик, как говорится, малость поспешил. Во время бала доблестные украинские партизаны ворвались в дом и досыта накормили свинцом и помещика и его гостей.

В селе Поташ кулаки, некогда отбывавшие исправительно-трудовые работы, с появлением немцев сразу же захватили бывшие свои усадьбы. Один из них выгнал при этом на улицу сельского учителя, другой выбросил школу. Так немецкие фашисты восстанавливают господство помещиков и кулаков в оккупированных ими украинских селах.

Кровью и железом водворяют гитлеровцы этот «новый порядок». Не полагаясь целиком на ими же подобранных сельских старост и волостных старшин, фашисты в каждом волостном центре создают дополнительно немецкие военные комендатуры, отделения гестапо.

Немцы считают себя хозяевами всей земли и всего урожая. Колхозы они превратили в свои имения, а колхозников – в рабов. Приказом командования, обязав крестьян под угрозой расстрела без суда и следствия собрать весь урожай там, где он остался, фашисты намереваются оплатить их подневольный труд буквально нищенской ценой. Вот условия, на которых немцы заставляют крестьян убирать хлеб: при уборке серпом – 2 снопа идут немцам, 3-й местным крестьянам; при уборке косой – 4 снопа немцам, 5-й крестьянам; при уборке конной жаткой – 6 снопов немцам, 7-й крестьянам; наконец, при тракторной уборке 8 снопов забирается фашистами и лишь 9-й остается у населения. Самые темные дни крепостничества бледнеют в сравнении с нечеловеческой, жестокой эксплоатацией крестьянства, вводимой фашистскими извергами!

Единственной перспективой, которую открывают перед крестьянами подобные условия уборки урожая, является нищета и голод. Один крестьянин из оккупированного немцами села Млеево рассказывал партизанам, что когда он и его семья закончили уборку ржи и обмолот, то у них осталось для питания всего 10 пудов хлеба.

И этот «один сноп» не остается, конечно, крестьянам: последние остатки хлеба, уцелевшие от «организованного» грабежа, забирают по пути другие немецко-фашистские разбойники. Весь этот грабеж благословляется высшим военным командованием Германии. Вот что написано в фашистской инструкции, попавшей в руки наших бойцов:

«Войсковой интендант Верховного командования генштаба. Главная квартира.
Номер 109 4/41. Секретно от 16.6.41 г.

О снабжении войск

Разослать до рот.

Общее напряженное продовольственное положение Германии больше не позволяет пополнять состав обозов и снабжения за ее (страны) счет. Об этом должен помнить каждый командир и начальник во время операций в стране противника.

Для сохранения запасов в Германии войска должны жить за счет местного сельского хозяйства».

Безмерная эксплоатация крестьянства фашистской властью дополняется прямым разбоем и грабежом со стороны немецких солдат и офицеров. В том же селе Млеево фашисты ходили по всем хатам и без всякой оплаты тащили не только продукты, но и одежду, обувь и прочие вещи. Грабители чувствуют себя полными хозяевами в селе. Заходя в хаты, они изгоняют оттуда всех присутствующих, в том числе и хозяев, а сами начинают рыться в сундуках, забирая все, что им понравится.

В результате террора, массового грабежа и хищнической эксплоатации со стороны фашистов в захваченных местностях быстро идет процесс крайнего обнищания населения. Как рассказывают партизаны и бойцы Красной армии, действовавшие во вражеском тылу, во многих селах у населения нет таких продуктов первой необходимости, как соль, керосин. Бывает, что из-за отсутствия спичек крестьяне вынуждены круглосуточно поддерживать огонь в печи. Торговля на захваченных территориях повсеместно прекратилась: государственные и кооперативные магазины разграблены фашистами. Население отброшено, по существу, к первобытным временам варварства.

Если ко всем этим красноречивым фактам добавить еще неслыханные кровавые зверства, чинимые гитлеровцами над мирным населением, если учесть повсеместный разгром и закрытие сельских школ, ликвидацию прессы, уничтожение книг, в том числе и произведений художественной литературы, – кошмарная картина фашистского порядка, насаждаемого захватчиками, станет полной.

Свержение советской власти и установление власти помещиков, капиталистов и кулаков, онемечение советских людей и превращение их в бесправных, нещадно эксплоатируемых рабов, кровавый террор и массовый грабеж – такова действительная цель фашистов, вторгшихся в нашу страну, такова правда о действительном положении на оккупированных территориях. И как бы ни пыталась лживая и наглая гитлеровская пропаганда скрыть это от советского народа и мирового общественного мнения – правда, ужасная правда о черных делах фашистских людоедов проникает через все преграды и все шире распространяется среди десятков миллионов людей.

Эта страшная правда зажигает в сердцах миллионов еще большую ненависть к фашистским варварам, поднимая все новые и новые массы честных, свободолюбивых людей во всем мире на беспощадную борьбу за полное уничтожение кровавого немецкого фашизма.

Киев, 4 сентября. (По телеграфу)
Подготовил Пётр Андриянов, источник текста: Милитера (Военная литература)
^