Сборщики оружия
Безбрежное ржаное море. Осенние дожди примяли стебли, рожь намокла и полегла. Ее бы давно пора сжать, да нельзя: в шестистах метрах от нас – немцы.

С утра шел ожесточенный бой. После месячного сиденья в окопах фашисты опять попытались перейти в наступление. Полк майора Шитова ликвидировал эту попытку, штыками загнал врага обратно в его норы.

Наши легко раненые бойцы отползали сами, унося с собой оружие. Тяжело раненых оттаскивали санитары, причем обязательно с их винтовками и ручными пулеметами. Но на поле сражения еще оставались убитые.

Командир полка вызвал к себе капельмейстера техника-интенданта 1-го ранга Казакова. Он служит в Красной армии семнадцать лет и все эти годы был музыкантом. Сейчас он получил новую почетную специальность – сборщика оружия. Вместе со своими музыкантами Казаков быстро и в совершенстве овладел новой специальностью, прославился храбростью и неутомимостью.

– Товарищ Казаков, – сказал командир полка, – пройдите на командный пункт третьего батальона и разведайте местность. К вечеру немцы, пожалуй, снова перейдут в наступление. Так вот до этого надо подобрать с поля боя все оставшееся там оружие убитых.

Командир предупредил, что сбор оружия придется производить днем, на виду у врага. Поэтому сборщикам следует действовать быстро, соблюдать осторожность.

– Есть. Будет выполнено, товарищ майор! – ответил Казаков.

Около получаса у него ушло на изучение места будущих действий. Хорошо наметанным глазом он отмечал еле заметные ориентиры, определял направление движения и сборные пункты. Затем, вызвав к себе бойцов, Казаков разбил их на три группы и указал каждой полосу сбора.

– Ваше направление вон на тот куст, видите? – сказал начальник команды красноармейцу Челику. – Вы, товарищ Журавлев, держите путь на тот серый камень, что справа. А я поползу между вами.

Рассыпавшись, бойцы поползли вперед. Группа Челика состояла из пяти человек, группа Журавлева – тоже из пяти и группа начальника команды – из трех. Им предстояло проползти с полкилометра вперед и охватить более километра поля по фронту.

Четыре часа работали под неприятельским огнем Казаков и его команда. Они вернулись к вечеру, все в грязи, мокрые от воды и пота, но радостные и довольные. Бойцы принесли с собой восемь ручных пулеметов и тридцать девять винтовок.

– Едва я прополз метров сто, – рассказывает Казаков, – как наткнулся на ручной пулемет. Закинув его за спину, я двинулся дальше, подобрал две винтовки и отполз вместе с ними к ранее намеченному пункту сбора оружия нашей группы. Маленькая передышка, и я вновь ползу, на этот раз уже ближе к немцам. Всего мне пришлось таким образом переползти поле взад и вперед восемь раз. Подняться во ржи было невозможно – немцы моментально открывали стрельбу. Каждый сборщик, собрав несколько винтовок, оттаскивал их к своему пункту, а потом переносил оружие в наше расположение.

Особую ловкость при сборе оружия проявляют красноармейцы-музыканты Челик и Журавлев. На-днях они из-под самого носа немцев вынесли два станковых пулемета, расчеты которых погибли в бою. Пулеметы стояли на совершенно открытой возвышенности, и днем к ним подобраться было нельзя. Дождавшись ночи, сборщики, несмотря на то, что враг освещал местность ракетами, блестяще выполнили задание. Около километра проползли они по-пластунски и на рассвете прикатили пулеметы, подобрав по дороге еще один ручной пулемет.

Следующей ночью на выручку другого станкового пулемета отправились музыканты Астрединов и Гасперт. Предварительно разведав местность, они быстро нашли пулемет и доставили его в часть. Всего за время боев с немецкими фашистами команда сборщиков оружия капельмейстера Казакова подобрала около 300 винтовок, 31 ручной и 4 станковых пулемета и другое военное имущество.

Действующая армия, 5 сентября. (По телеграфу от наш. спец. корр.)
^