Потери гитлеровской авиации в войне против СССР
Германия бросила против СССР почти все свои авиационные силы. Советской авиации противостоят четыре немецких воздушных флота и авиакорпус.

Против СССР немцы сосредоточили по существу весь личный состав своих воздушных сил. Во главе воздушных флотов, оперирующих на Востоке, Гитлер поставил генералов Кессельринга, Леера, Келлера и Штумпфа. Облик командующих германскими воздушными флотами достаточно характерен для понимания некоторых процессов, происходящих в фашистской авиации. Все четыре командующих – в недавнем прошлом ничем не примечательные штабные офицеры. полковник Леер – референт V военного министерства, генерал-полковник Штумпф – чиновник генерального штаба и т.д. Некоторые из командующих воздушными флотами до прихода национал-социалистов к власти никакого отношения к авиации не имели. Штумпф пришел в авиацию в 1935 году, Кессельринг, получив недавно звание генерал-фельдмаршала авиации, – в 1933 году. Этих фактов достаточно, чтобы понять: перед нами типичные представители нацистской армейской касты штабных офицеров, сумевших выслужиться перед Гитлером.

Германская бомбардировочная авиация имеет машины «Хейнкель-111», «Дорнье-215» и пикировщик «Юнкерс-88». На вооружении истребительной авиации находится одноместный скоростной самолет «Мессершмитт-109». В качестве многоцелевого самолета используется двухмоторный скоростной «Мессершмитт-110». На первый взгляд действующие против СССР самолеты ничем не отличаются от тех машин, которые применялись немцами в их операциях против Франции и Англии. Но последние данные этих машин конечно нельзя сравнивать с первоначальными. Накануне войны с СССР немцы, не обновляя систему своих самолетов, тем не менее основательно модернизировали их за зиму 1940–1941 года, таким образом в войне против СССР под старыми названиями действуют по существу значительно обновленные немецкие машины. Однако, считая эту меру недостаточной, верховное командование немецких воздушных сил максимально форсировало выпуск нового истребителя «Хейнкель-113». Итоги первых двух месяцев войны против СССР наглядно свидетельствуют, что главного, к чему стремились немцы – безраздельное господство в воздухе, – добиться им не удалось. Советские воздушные силы искусно и стойко сражаются с врагом. Воздушные бои со всей очевидностью показали, что советская авиационная техника не только не уступает германской, но во многом ее превосходит. Высокие данные наших машин, в частности новых самолетов-истребителей, вынуждены признать и враги. Интересно привести показания пленного немецкого летчика Ганса Газе.

«Когда германские летчики узнали, – сказал он, – что под Москвой действуют ночные истребители «И-17» (так немцы называют новые конструкции советских самолетов-истребителей), их настроение значительно снизилось. Летчики считают наиболее опасными истребители «И-17», потому что они обладают большой скоростью...» За два первых месяца войны против СССР немцы потеряли свыше 7.200 самолетов – результат невиданный в истории авиации вообще и германской в частности. Многие наши авиационные соединения завоевали всенародную славу. В их «послужном списке» – рекордное количество сбитых машин. Наш народ с благодарностью произносит имена полковников Холзакова и Галунова, соединения которых уничтожили в общей сложности более 300 фашистских самолетов, т. е. самолетный парк трех воздушных эскадр. Страна воздает должное заслугам соединений, возглавляемых командирами Шевченко, Осипенко и Сидневым, – каждое из них истребило более ста вражеских самолетов.

Большой эффект дают действия советской авиации по вражеским аэродромам. Опыт показывает, что в этой войне воздушные силы действуют не крупными массами, а отдельными группами, и на фронте нет больших аэродромов, вмещающих сотни самолетов. Большинство аэродромов вмещает по нескольку десятков машин, некоторые по 40–60 самолетов, причем они расположены в укромных уголках и хорошо замаскированы. Однако, широко используя воздушную и наземную разведку, наши авиачасти наносят врагу сокрушительные удары на его же базах. В моем распоряжении хроникальная запись действии советских летчиков по вражеским авиационным базам. Вот несколько строк из этого документа. В ночь с 23 на 24 июля группа наших бомбардировщиков разгромила немецко-фашистский аэродром, уничтожив 60 самолетов. 25 июля на аэродроме Русса в результате внезапной атаки подожжено 50 машин врага. 7 августа на аэродромах Кресты, Рошкополье, Веретенье уничтожено до 60 немецких самолетов. 17 августа наши летчики разбомбили вражеский аэродром близ местечка Овсище. 25 августа на аэродроме Спасское было сожжено 37 самолетов на земле и 14 сбито при взлете. 25 и 26 августа на аэродроме Фурсы огнем советских летчиков уничтожено 60 фашистских самолетов.

За время войны наша авиация истребила на земле свыше 2000 фашистских самолетов. Большой урон врагу наносит и наша зенитная артиллерия. На Смоленском направлении только за пять дней один из действующих здесь зенитных дивизионов сбил 13 самолетов, а другой сбил 23. Зенитчики командиров Погудкина и Лукошкина уничтожили 37 вражеских машин.

Таким образом, используя эти и другие средства в борьбе с вражескими воздушными силами, мы продолжаем наносить немцам удары одни сильнее другого. Под сокрушительными атаками наших летчиков рушатся воздушные соединения фашистов. На бескрайних просторах советской земли прекращают свое существование многочисленные корпуса и эскадры фашистской Германии. Вот воздушный корпус, возглавляемый генералом фон Грайм. 51-я и 54-я бомбардировочные эскадры этого корпуса потеряли в первые же дни войны 30 процентов всех своих самолетов, а 55-я эскадра – 50 процентов.

Авиационный корпус «Рихтгофен». Летчики-истребители подразделения майора Груздева разгромили один из самолетных парков этого корпуса. В результате двух последовательных атак на аэродромы они уничтожили 74 немецких самолета. О значительных потерях, которые несет фашистская авиация на Востоке, постоянно говорят пленные немецкие летчики. По словам командира эскадрильи капитана Гюнтера фон Веншовского, из девяти самолетов его подразделения потеряны четыре, а из десяти летчиков погибло шесть. Обер-лейтенант Рикс Хейс показал, что из девяти самолетов его бомбардировочной эскадрильи семь уже сбиты нашей авиацией. По сообщению лейтенанта Шнекера, в их истребительной группе из тридцати самолетов осталось десять.

Наибольшие потери понесла немецкая авиация в районе действий воздушных флотов Кессельринга и Штумпфа, оперирующих на Западном и Юго-западном направлениях.

В воздушных боях больше всего гибнут фашистские истребители «Ме-109». До войны против СССР немцы считали эту машину авиаконструктора Мессершмитта наиболее удачной моделью современною истребителя. Треть всех сбитых машин составляют бомбардировщики «Хейнкель-111». Всего год назад этот самолет был использован для ударов по французским аэродромам, а вслед за тем для бомбардировки английских городов. Немцы считали его вполне современным и направляли в тыл французам и англичанам без сопровождения истребителей. В первые же дни воздушных боев на Востоке немцам пришлось его спешно модернизировать. Остальные потери немецкой авиации приходятся на другие марки.

Пытаясь сократить потери своей авиации, немцы предпринимают отчаянные усилия. Они возлагают свои надежды, прежде всего, на обновление самолетного парка. Но это еще далеко не решает всей проблемы. Дело в том, что в войне с Францией и в воздушных сражениях против Англии немцы потеряли 12.000 квалифицированных летчиков. Чтобы быстро восполнить боевые кадры своей авиации, они должны были создать многочисленные краткосрочные летные школы. Основной состав воздушных сил современной Германии состоит теперь из летчиков, обученных наскоро. Как показывает допрос пленных, большинство немецких летчиков пришло в авиацию во второй половине 1940 или в первой половине 1941 года. Стаж их боевой работы 2–8 месяцев. Осваивать новую материальную часть, более сложную, чем старая, им чрезвычайно трудно, и это неминуемо ведет к росту потерь. Вместе с тем низкая летная культура скороспелых «мастеров» гитлеровской авиации не позволяет им в полной мере использовать боевые качества новых машин. Таким образом, в этих условиях обновление самолетного парка вряд ли сократит размер потерь. Для подготовки, достаточного числа опытных мастеров летного дела нужно время, а его у гитлеровской Германии нет.

Следует учесть также, что возможности восполнения потерь, которыми располагает авиационная промышленность Германии, достаточно ограничены. До войны с СССР немецкие авиационные заводы и мастерские справлялись с восстановлением боевых и небоевых потерь лишь в том случае, если в строю находилась только известная часть воздушного флота (обычно пятая, третья, половина). Положение резко менялось, как только в строй вводились основные силы авиации. Так произошло в наиболее напряженный для гитлеровской авиации период с мая по сентябрь 1940 года. Тогда промышленность Германии еле справлялась с восполнением потерь. По крайней мере за эти пять месяцев рост самолетного парка совершенно прекратился. Сумев кое-как восполнить урон, авиационная промышленность Германии не смогла удовлетворить нужду в самолетах по мере развертывания военных операций. Как известно, до начала войны с ООСР боевые потери немецкой авиации в месяцы наиболее напряженных боевых действий составляли 1.500–1.900 самолетов в месяц. В 1939 году гитлеровская авиация потеряла 300 машин, в 1940 году – 6.800, за первые пять месяцев 1941 года – 1.350–1.700. Иначе говоря, за все время европейской войны, предшествующей нападению на СССР, потери фашистских вооруженных сил не достигли 9.000 самолетов. Все же, чтобы восстановить этот урон, немцам пришлось приложить все усилия, а их авиация была вынуждена время от времени сокращать размах военных действий.

Исходя из этих бесспорных положений, следует оценивать потери гитлеровских воздушных сил в войне против СССР. За первые два месяца войны потери фашистов выразились в весьма солидной цифре – свыше 7.200 машин. Если темп и масштаб боевых действий на фронте от Баренцева до Черного моря сохранится на этом уровне еще два-три месяца, то потери фашистской авиации неминуемо возрастут. Потери в материальной части и летном составе неизбежно ослабят и ограничат масштаб деятельности военно-воздушных сил Германии. Уже сейчас немецко-фашистская авиация вынуждена суживать участки своих действий, перебрасывать авиационные части с одного направления на другое. Даже при полной нагрузке авиационные предприятия Германии не смогут восполнить быстро растущие потери Германии. Новые месяцы войны наши советские летчики встречают во всеоружии. Обогащенные опытом двухмесячной борьбы с врагом, они усиливают свои атаки. Девиз советских летчиков таков: ни один немецкий самолет, появившийся в нашем небе, не должен уйти назад. Борьбу против гитлеровской Германии наша страна ведет в союзе с Великобританией. На страже антигитлеровской коалиции стоят Соединенные Штаты Америки. Наши силы неисчерпаемы. Они будут расти день ото дня. А это лучшая гарантия того, что победа будет за нами. «История войн свидетельствует, что побеждали всегда государства и армии, силы которых в ходе войны возрастали, а терпели поражение те государства, и армии, силы которых в ходе войны иссякали и уменьшались».

// Красная звезда № 211 (4966) от 7 9 1941 г.
^