Лейтенант Чватов
Авиачасть заняла новый аэродром. Первый день прошел спокойно. Утром над аэродромом неожиданно появился вражеский разведчик. На секунду он вынырнул из-за облаков и поспешно скрылся.

Вечером разведчик снова навестил аэродром. На этот раз обнаглевший враг низко прошел над аэродромом, обстрелял командный пункт и сбросил бомбы. Обстрел и бомбометание ничего не дали врагу. Наших машин в этот момент на аэродроме не было.

Утром следующего дня звено младшего лейтенанта Чватова получило приказ патрулировать аэродром. Три летчика уже выруливали свои ястребки на старт, когда над аэродромом снова появился вражеский разведчик.

Первым его заметил командир звена Чватов. Мгновенно поднявшись в воздух, младший лейтенант погнался за разведчиком. Пройдя первый слой облаков, Чватов вскоре заметил удиравшего противника. Он настиг вражеского разведчика и сразу атаковал его сверху.

Фашист, отстреливаясь, уклонился в сторону. Младший лейтенант сделал новый заход для атаки. Он уже приготовился пикировать, но в этот момент с разведчика неожиданно прекратилась стрельба. Вражеский стрелок-радист повернулся лицом к Чватову и высоко поднял руки. «Сдается, вояка!» – подумал лейтенант и подошел к разведчику еще ближе. Показав вражескому пилоту направление, он потребовал поворота на аэродром.

И вдруг по самолету Чватова ударил сноп пуль. В первый момент младший лейтенант даже не подумал, что это стреляют с разведчика. Он оглянулся – других самолетов вокруг не было. Новая очередь бронебойных пуль прошила его самолет.

Тогда ему все стало ясно. Коварный враг, чувствуя свою гибель, идет на все подлости и предательства, лишь бы спасти свою шкуру. Проворный и юркий истребитель Чватова, легко набрав высоту, снова двинулся в атаку на врага. Но что это? Молчат пулеметы? Чватов нажимает гашетку раз-второй, – выстрелов нет. Лейтенант до боли в руках еще раз нажимает гашетку. Пулемёты молчат!

Разведчик тем временем уходит влево. Там виднеется гряда облаков, за которой враг, очевидно, рассчитывает укрыться. Младший лейтенант принимает решение – таранить разведчика.

Через минуту он появляется у хвоста противника. Стрелок-радист непрерывно бьет по истребителю, но отважный летчик не сворачивает с курса. Еще миг, – и страшной силы удар потряс самолет Чватова. Винт рубанул по хвосту вражеского разведчика, раздробил его на куски. Фашист камнем полетел в овраг.

Чватов приготовился к прыжку. Но ему не пришлось воспользоваться парашютом. Машина слушалась руля, хотя и потеряла скорость.

На аэродром Чватов прилетел во второй половине дня. А утром он получил новое задание: разведать местность, определить, что за колонна движется к городу В.

На бреющем полете Чватов пронесся над вражеской колонной. Он увидел, что это шли немецкие артиллеристы и мотоциклисты. Заметив советский истребитель, они открыли ураганный пулеметный огонь. Впереди истребителя уже рвались зенитные снаряды. Вдруг корпус самолета подбросило кверху. Где-то рядом, совсем близко, как если бы это было за плечами, послышался разрыв снаряда. Огненная струя хлестнула пилота по затылку. Он почувствовал острую боль в груди, обожгло ноги, руку. Самолет резко изменил курс, круто накренился. Напрягая все силы, Чватов вывел самолет из зоны огня.

На аэродроме ждали Дмитрия Чватова. Едва успел он приземлиться, у машины собрались товарищи.

Когда Чватова сняли, вынесли из кабины и привели в санитарную часть, врач насчитал у него 13 осколочных ран.

...Сейчас Дмитрий Алексеевич Чватов находится в госпитале. Он поправляется и пишет в часть письма. Скоро надеется выписаться и обещает снова сесть за руль самолета. Комиссар части бережет, как реликвию, комсомольский билет Чватова, пробитый в двух местах пулями и осколками.

Действующая армия, 12 сентября
^