Морские охотники
Катеры вышли в море на выполнение боевого задания. Нужно было обнаружить и уничтожить подводную лодку врага. Охотники неслись в теми ночи. На флагманском катере рядом с командиром лейтенантом Гущиным стоял капитан-лейтенант Вальчук. Люди напряженно всматривались в море. Ни одна деталь не должна, ускользнуть от зорких глаз морских охотников. Встречная волна вздымала на свой гребень катер и бросала его вниз. Все изрядно промокли, но продолжали свою боевую работу с упорством и настойчивостью, свойственными только советским людям.

Иногда катеры застывали на месте, выключая моторы. Как опытные и внимательные врачи, катеры выслушивали море. Но оно издавало только свои, хорошо знакомые звуки. Точная аппаратура катеров уловила бы малейший посторонний шорох. Соединение продолжало прочесывать водные просторы.

Уже давно наступил новый день. Катеры находились в море 11 часов. Это был обычный будничный поход, требующий все же огромного физического и морального напряжения. Но на лицах людей – на тени усталости. Минер Махона не сводил глаз с рукоятки механизма, спускающего глубинные бомбы. Все ждали: вдруг удастся обнаружить подводного противника. Но врага не было...

Катеры подошли к пирсу. Их встречали молча. Таков неписанный закон товарищества: о неудачах не расспрашивать. И только в кают-компании маленький черноглазый Рощин, не глядя ни на кого, сказал:

– А все-таки обидно...

– Была б уха, ложка для нее найдется, – лукаво взглянув на Рощина, ответил Вальчук.

Слушая этих людей, можно было подумать, что им действительно давно не везет. Но это было не так. Только на-днях многие морские охотники из соединения были награждены орденами и медалями за героические дела на фронте борьбы с германским фашизмом. Тот же Рощин – сын калининской ткачихи – награжден орденом Красного Знамени. Его катер провел 12 суток возле передовых позиций, помогая наземным войскам. Это было так. Фашисты предприняли наступление на наши части, расположившиеся в горах. Неожиданно в залив к устью реки, отделявшей наступающую вражескую пехоту от наших позиций, на полном ходу влетел морской охотник. Орудия катера открыли огонь по берегу. Одна за другой выходили из строя огневые точки противника. Когда у Рощина кончились снаряды, он занял их на соседних катерах и вновь возвратился к передовым позициям. В этот день берега у излучины реки были густо усеяны трупами фашистов. Наступление врага приостановилось, он попятился назад.

За последнее время наши катеры так допекли фашистов, что нередко на одного морского охотника бросаются от шести до двенадцати вражеских самолетов. Катер лейтенанта Демидова пять раз подвергался бомбежке с воздуха. Не так давно на него напало 12 пикирующих бомбардировщиков «Юнкерс-88». Но катер остался невредимым. Моряки научились, маневрируя, перерезать курс пикирования, научились бить пикирующих бомбардировщиков метким огнем.

Не так давно морские охотники испробовали свои силы при высадке десанта в тылу врага. Сноровка, приобретенная в борьбе с подлодками, пригодилась как нельзя кстати. Морские охотники во главе с командиром катера лейтенантом Лозовским на полном ходу подошли к берегу, выстроились в одну линию и, застопорив машины, открыли ураганный огонь по врагу. Первые залпы внесли растерянность в стан противника. Десант высадился без потерь.

Но Лозовскому это показалось мало. Он грозою влетел в залив и начал бить во фланг противника. Только теперь опомнились немецкие минометчики и артиллеристы. От разрывающихся мин и снарядов кругом закипела вода.

Но обстрел берега продолжался, катер бил по врагу до тех пор, пока полностью не израсходовал снарядов.

Действующий флот, 15 сентября
^