Ночная атака
Наступая с юга, немцы грозили перерезать шоссейную дорогу в районе деревни К. Наш полк получил задачу отбросить врага в район Темного Бора и тем самым обеспечить нормальное движение наших частей по шоссейной дороге (см. схему).

При подходе к населенному пункту К, выяснилось, что немцы уже заняли его. Полк вступил в бой. К вечеру нам удалось выбить фашистов из населенного пункта и отбросить их за ручей.

Никто не сомневался, что враг попытается укрепиться на высоте Безымянной с тем, чтобы на рассвете вновь перейти в наступление. Учитывая это, я решил атаковать немцев ночью.

Как только стемнело, от полка была выслана разведка. Разведчики установили, что немцы строят окопы на северных скатах высоты Безымянной. Одновременно разведчики доложили о странном поведении фашистов в деревне П. Там раздавались громкие голоса, слышался лязг металла, за высотой тарахтели машины. Все это показалось мне подозрительным, и для проверки, полученных данных я решил выслать командирскую разведку во главе со старшим лейтенантом Малявко.

Спустя час командирская разведка возвратилась. Беспечность фашистов раз'яснилась просто – они были основательно пьяны и занимались грабежом.

Не теряя ни минуты, мы разработали план и быстро довели его до каждого батальона. Как известно, наш устав требует, чтобы войска, атакующие противника ночью, действовали бесшумно, без криков «ура». На этот раз я решил поступить иначе. Требовалось внести в ряды фашистов панику внезапным, парализующим волю шумовым эффектом и одновременно взять их в штыки. Обращаясь к красноармейцам и командирам, я сказал:

– До сигнала «атака» вас не видно и не слышно. Надо скрытно перейти через ручей и накопиться на подступах к высоте Безымянной. А когда будет подан сигнал «атака» – бросайся с криком «ура» вперед и беспощадно коли врага.

Для подготовки и обеспечения атаки артиллерийским огнем я привлек приданные мне три броневика. Они разместились в укрытии западнее деревни К. На юго-восточном скате высоты 87,6 мы установили два станковых пулемета (на случай неуспеха полка и контратаки со стороны неприятеля). Скаты высоты 101,2 занимали два полковых орудия.

Ровно в два часа ночи полк начал сближение с врагом. Третий стрелковый батальон под командой старшего лейтенанта Дрокина наступал вдоль дороги, немного восточнее ее. Батальону предстояло атаковать немцев с фронта. По правому флангу фашистов наносила удар группа капитана Бова, по левому – второй стрелковый батальон старшего лейтенанта Коробова.

Незаметно для немцев наши бойцы спустились к ручью и бесшумно перешли его. Затем все продвигались полусогнувшись и ползком, ибо впереди лежала открытая местность. Незаметному выходу на рубеж для броска в атаку во многом способствовали бойцы, ходившие ранее в разведку. Распределившись по батальонам и ротам, они служили проводниками на подступах к вражеской обороне.

Через 20 минут мне донесли, что батальоны подошли к расположению фашистов почти вплотную и залегли в готовности перейти в атаку. Последовал приказ – начать артиллерийскую подготовку. Едва в деревню П. попали первые наши снаряды, там поднялась невообразимая паника. Немцы выскакивали из изб в нижнем белье, истошно вопя. Отдельные солдаты, находившиеся в окопах, тоже бросились наутек. Увидев это, подразделения поднялись в атаку.

Первой бросилась на врага группа капитана Бова. Ее немедленно поддержали третий и второй батальоны. С криком «ура» мы обрушились на гитлеровцев и зажали их в полукольцо. Пошли в ход гранаты, штыки, приклады и зажигательные бутылки. Эффект был потрясающий! Фашистские бандиты завопили о помощи, пытались бежать, но было поздно. Свыше ста солдат и офицеров перекололи мы только в окопах и на окраинах деревни П.

Окрыленные успехом, бойцы стремительно преследовали немцев. Тут следует заметить, что, стремясь не дать врагу возможности скрыться в Темном Бору, мы предварительно выслали к нему в тыл группу в 15 красноармейцев. От огня этой группы нашли себе могилу десятки фашистов, побежавших по дороге к югу от высоты Безымянной. Немцы не сумели ввести в бой ни одного танка, ни одного орудия, ни одного пулемета. Лишь отдельные автоматчики пытались оказать сопротивление, но бойцы меткими пулями быстро утихомирили их. Внезапный штыковой удар, а также артиллерийский огонь, перенесенный с началом атаки в тыл фашистской обороны, обеспечили наш успех на глубину протяжением в два километра.

Неприятельская часть была разгромлена. Полк уничтожил 6 немецких танков, 8 грузовиков, 5 легковых автомобилей, 2 грузовых автомашины с боеприпасами, 9 мотоциклов, около 100 велосипедов и свыше 150 солдат и офицеров. Кроме того мы разбили штабные машины 656-го самокатного полка и захватили важные документы. Наши потери составили 7 человек убитыми и 17 ранеными.

Бой в районе деревни К. еще раз наглядно показал, что ночь – самое подходящее время для внезапных штыковых атак. Умело используя темноту, можно и небольшими силами успешно громить многочисленного врага. Важно, однако, чтобы у командира при ночной атаке был резерв. Несмотря на успешный прорыв переднего края немецкой обороны, нам все же пришлось вести борьбу с некоторыми ожившими огневыми точками врага в нашем тылу. Обстановка заставила меня в ходе атаки снять часть людей со своего командного пункта и направить их гасить появившиеся очаги сопротивления.

Идя в атаку, особенно ночью, надо хорошо знать передний край обороны врага. Иначе сам попадешь под внезапный фронтальный огонь. Атакуя, командир должен позаботиться и об организации непрерывной разведки на флангах. Она необходима для предупреждения неприятельских контратак. Нельзя ни на минуту терять связи с подразделениями. К слову сказать, лучшим средством связи при атаке в условиях ограниченной видимости являются простейшие опознавательные знаки.

Северо-Западное направление
// Красная звезда № от 12 сентября 1941 г.
^