Тимофей Никитенко
«Есть упоение в бою» – эта пушкинская строка пришла на память при встрече со старшим лейтенантом Тимофеем Андреевичем Никитенко. Геройский командир, как говорят о нем в дивизии, Никитенко уже не раз показал себя в бою. Он воюет азартно, заразительно, ищет наиболее сложные положения. Не опасность гонится за ним, а он за нею. Для него бой – дело не только привычное, но и жданное. Ему интересно встретиться с противником не один на один, а один на целую группу, чтобы доотказа была напряжена мысль и большие кряжистые его руки не знали отдыха.

Есть такие лихие бойцы!

Одиннадцать лет провел Никитенко в этой дивизии. Был рядовым бойцом. Учился, стал командиром. И в училище, и в полку увлекался тактикой, читал военных классиков, мечтал о том бое, который поглотит его, о том смертельном поединке, в который он вступит. Пора эта настала. Старший лейтенант выдержал проверку.

Вот два эпизода из его нынешней боевой жизни.

Командир дивизии приказал организовать летучий взвод для внезапных ударов по немецким тылам.

– Он только назывался взводом, – поясняет Никитенко. – Со мной было человек десять, я – одиннадцатый.

Они вооружились автоматами. Взяли с собой станковый и ручной пулеметы, ящик гранат. Захватили связку ракет. Старший лейтенант заметил, что вражеская разведка часто пользуется белой ракетой, как сигналом «можно двигаться», и решил прибегнуть к небольшой военной хитрости.

Взвод разместился на полуторатонке – кто в кузове, кто на крыле – и тронулся в путь. Не проехали бойцы и пяти километров, как заметили немцев. Невдалеке стояла скирда. Старший лейтенант кинулся к ней, приказал расчетам занять свои места, сам лег за пулемет. Он навел его в цель и выпустил две ленты. Неожиданный, губительный огонь пригвоздил к земле не один десяток немцев.

Оправившись, фашисты стали расстреливать скирду минами. Но было поздно: летучий взвод уже находился в другом месте. Взметнулась белая ракета. Немцы, ничего не подозревая, смело бросились туда. Они бежали во весь рост. Тут-то их опять встретили две смертоносные ленты.

Снова немцы обрушили мины на пулемет. Но его косоприцельный огонь поражал их уже с новой позиции. Фашисты побежали в лощину. Машина Никитенко преследовала их. Падали убитые, поле оглашалось криками раненых. Казалось, что несколько пулеметов с разных мест бьют по неприятелю.

Поворот руля, и машина скрылась в подсолнухи. Однако на этот раз немцы точно засекли ее и начали обходить. Было ясно, что они хотят взять горстку храбрецов живьем.

Волею Никитенко и его бойцов машина сделалась неприступной. Огонь пулеметов и автоматов вынудил врага залечь.

За один час Никитенко сменил около сорока позиций. Его летучий взвод сковал неприятеля на всей полуторакилометровой линии фронта. По нему было выпущено 150 немецких мин.

Полк тем временем отошел. Когда старший лейтенант под'ехал к мосту, по которому прошли уже наши части, саперы хотели взрывать мост.

– Подождем, – сказал Никитенко.

– Ждать некогда. Немцы уже на горе, – волновались саперы.

– На какой горе?

Он договорился с саперами. Они оставили одного опытного бойца, который сумеет взорвать мост, и машина двинулась вверх на гору. Там действительно оказалась значительная группа неприятеля. Старший лейтенант сблизился с нею метров на шестьсот, заметил на кургане миномет, и открыл по нему огонь. Фашисты бросили миномет и откатились.

Но тут наблюдатель доложил, что немцы обтекают машину справа. Повернули направо и, как говорит Никитенко, жахнули по ним.

Какой-то солдат пытался добраться к кургану и спасти миномет. Меткая пуля сразила его.

Машина благополучно проскочила мост. Через минуту его взорвали...

Второй эпизод закрепляет в нашем сознании образ бесстрашного командира.

Часть переправлялась через Днепр. Никитенко пошел посмотреть, как идут дела. Он был еще на том берегу. Его догнал бледный боец и сообщил, что наступает неприятель.

– Где наступает? – Вон там.

Пошли. Оказалось, что немцы нашли неприкрытую нами дыру и лезли в нее.

В распоряжении старшего лейтенанта было тринадцать бойцов с автоматами и тремя ручными пулеметами. Он приказал бойцам залечь, взял ручные пулеметы к себе и занял огневую позицию.

Превосходство немцев было очевидным. Бойцы оторопели. Никитенко подбадривал их, шутил и обещал наглядно показать, как надо воевать.

Он подпустил фашистов на 400–500 метров и начал косить их. Они беспорядочно валились на землю. Бойцы успокоились, повеселели. Дружным огнем своим они помогли командиру.

Менялись диски. Старший лейтенант брал поочередно пулемет за пулеметом и безостановочно бил. Такого сильного огня враг не ожидал.

Около двухсот немецких трупов осталось у переправы...

Юго-западное направление
^