Ночная атака с хода
Однажды на рассвете наш полк получил задачу – немедленно выдвинуться в район леса, находящегося в 25 километрах от нашего расположения, и овладеть селом Ушаковка.

Оказалось, что на одном из участков фронта немецко-фашистским войскам удалось довольно глубоко прорваться в наш тыл. Как обычно, они действовали узким «клином». Острие этого клина достигло села Ушаковки, расположенного вблизи шоссейной дороги, соединяющей два города. Оседлав дорогу, немцы заняли село Ушаковку и высоты 228 и 234. Юго-восточнее этого района частей неприятеля не было. В 25–30 километрах северо-западнее прорвалась другая немецкая колонна, которая продвигалась в восточном направлении. Таким образом, оба фланга обороны врага были открыты.

Немцы немедленно приступили к укреплению захваченных пунктов. В короткий срок строения села были подготовлены для круговой обороны. На скатах высот появились окопы полного профиля, пулеметные гнезда, блиндажи, ходы сообщения. На обратных скатах были оборудованы минометные и артиллерийские позиции. Широко развитая сеть окопов позволяла организовать сильную систему огня. На окраинах села немцы закопали в землю несколько танков, дополнив таким образом созданную огневую систему.

Проволочных препятствий как перед фронтом, так и внутри района обороны не было: видимо, фашисты не имели необходимых материалов. Для улучшения обзора и обстрела они произвели расчистку выступа леса, примыкающего к высоте 228. Высокая рожь, растущая почти сплошным массивом между лесом и районом обороны, не была скошена. Враг использовал ее для маскировки мелких групп автоматчиков.

Все эти данные о системе вражеской обороны полк получил из штаба соединения еще на марше. Кроме того мы всего несколько дней назад вели бои в этом районе и хорошо знали характер местности, на которой нам вновь предстояло действовать. Данные, добытые высланной с марша разведкой, подтверждали созревший у командира полка план действий.

Было известно, что одна наша часть уже пыталась выбить врага из села. Однако наступление через ржаное поле не увенчалось успехом из-за сильного огня вражеской обороны. Особенно мешал наступлению фланкирующий огонь с высоты 228 и огонь расположенных во ржи автоматчиков. Следовательно, вновь повторять лобовую атаку не имело смысла.

Наш план предусматривал другое. Оба фланга вражеской обороны были открыты. Это обстоятельство и нужно было использовать. Кроме того овладеть селом Ушаковка, оставив в руках врага высоту 228, значило сразу же подставить продвинувшиеся вперед подразделения под фланговый удар с этой высоты. Поэтому решено было одновременно атаковать и Ушаковку и высоту 228. Нельзя было забывать и о вражеской колонне, продвигавшейся северо-западнее. Ударом по правому флангу боевого порядка полка она могла сорвать намеченный нами план. Чтобы набежать этой опасности, следовало выставить достаточный заслон.

Но тут возникало затруднение. Сил у нас явно нехватало для того, чтобы действовать одновременно против Ушаковки и высоты 228 да еще выделить достаточной численности заслон. Вывод напрашивался сам собой: атаковать врага ночью, когда важнейшее значение приобретает не превосходство в силе, а умение и отвага войск. К тому же темнота помогала нам добиться внезапности атаки и затрудняла врагу применение его огневых средств.

Так сложился план наступления в его окончательном виде. Прямо с марша каждое подразделение следует на свое исходное положение. Основная задача возлагается на батальон старшего лейтенанта Безуглова. Он должен, демонстрируя одной ротой наступление со стороны ржаного поля (см. схему), ударом с востока овладеть селом Ушаковка. Батальон капитана Вакарука получает такую задачу: скрытно продвинуться до выступа леса севернее высоты 228, занять эту высоту и воспрепятствовать продвижению резервов врага от высоты 234. Наконец, один батальон, выдвинувшись в район перекрестка дорог севернее высоты 228, обеспечивает боевой порядок полка от возможного нападения вражеской колонны, действующей севернее. Артиллерия должна занять огневые позиции на поляне в глубине леса и подготовить огонь по Ушаковке. Кроме того, чтобы помешать продвижению вражеских резервов к селу, она подготовляет огонь по отрезку дороги, примыкающему к высоте 234, и по северо-восточным скатам этой высоты. Вся подготовительная работа была закончена до наступления темноты. Хотя местность была нам знакома, командный состав, до младших командиров включительно, вновь детально изучил район предстоящих действий, а особенно пути движения своих подразделений. Многочисленные наблюдатели непрерывно следили за неприятелем, подмечая малейшие перемены в его расположении.

Наступила ночь. Под прикрытием темноты подразделения выдвинулись на опушку леса. Фашисты подожгли на окраине села несколько домов, чтобы осветить местность. Однако лес и растущий по опушке его кустарник хорошо маскировали расположение наших бойцов.

Наша артиллерия внезапно начала стрелять по Ушаковке. В течение нескольких минут сотни снарядов обрушились на вражеские окопы. Стрелковая рота батальона Безуглова, действовавшая с фронта, открыла сильный ружейный и пулеметный огонь. Немцы были уверены, что именно оттуда и последует удар. Все их внимание было приковано к этому участку. Осветив местность ракетами, они сосредоточили здесь огонь всех своих средств. Заговорила вражеская артиллерия, началась беспорядочная стрельба автоматчиков.

Остальные подразделения Безуглова, быстро и без выстрела преодолев небольшое расстояние, отделявшее их от неприятеля, ворвались на восточную окраину села. Для немцев это было полной неожиданностью. Увлеченные стрельбой по «наступающему» противнику, они не могли понять, откуда на них обрушился удар. Действуя штыком и гранатой, наши бойцы громили опешившего врага. Буквально через несколько минут половина села была уже в наших руках. К этому времени батальон капитана Вакарука овладел высотой 228. Там завязался рукопашный бой. Большая часть немцев была уничтожена, а остатки их отошли к высоте 234. Преследовать врага в темноте было рискованно, и бойцы окопались на южном скате высоты.

Бой в селе продолжался. Врагу удалось подбросить из своего тыла на машинах более двух рот пехоты, которые достигли Ушаковки и пытались закрепиться на ее западной окраине. Но бойцы батальона Безуглова опрокинули их и полностью овладели селом. Мало кому из фашистов удалось уйти от беспощадного красноармейского штыка.

Бон окончился. Только на рассвете мы смогли полностью установить понесенные врагом потери. Глубокие окопы, так старательно отрытые, были доверху набиты трупами немцев. Мы уничтожили свыше батальона вражеской пехоты, несколько зарытых в землю танков, два орудия, много минометов и пулеметов. Потери нашего полка были незначительны.

Впоследствии вновь развернулись ожесточенные бои за село Ушаковка. Оно несколько раз переходило из рук в руки и, наконец, было окончательно занято нашими войсками.

Описанный здесь бой характерен тем, что полку пришлось с хода атаковать сильно укрепленный район, обороняемый врагом, мало уступающим нам по численности. Неприятельская оборона занимала по фронту около 1,5 километра, поэтому попытки атаковать сразу на всем участке заранее были обречены на неуспех. Тем более, что приходилось выделить еще большой заслон. Все это настолько осложняло поставленную нашему полку задачу, что она на первый взгляд казалась невыполнимой. Однако решение использовать темноту и принятый командиром полка план атаки, направленной с большим разрывом на оба вражеских фланга, полностью разрешили возникшие трудности.

// Красная звезда № от 28 сентября 1941 г.
^