На Малоярославецком направлении
Батареи лейтенанта Шершнева и младшего лейтенанта Карымова широко известны среди частей, действующих на Малоярославецком направлении.

– Люди меткого огня, – так зовут их здесь.

Сегодня батареи расположились на новой огневой позиции: к прежней успел пристреляться противник. За Шершнева командует младший лейтенант Посталака: сам Шершнев далеко впереди: он корректирует огонь артиллеристов. Завтра, быть может, уйдут с батарей на еще более ответственные дела и Карымов, и Посталака... Огонь батарей от этого не станет слабее: люди здесь растут быстро, каждый подготовлен к замене командира. Вот и сегодня, – не успели мы оглядеться на местности нового расположения батарей, как уже была проведена быстрая и точная пристрелка орудий. Пункт, корректирующий огонь, сообщает:

– Так на поражение!

Батареи открывают ураганный огонь, которым мастерски владеют не только командиры батарей, но и командиры орудий Амернашвили и Журавлев, наводчики Недоруев, Колесников. Синеокий. Поневоле начинаешь любоваться четкими действиями славных артиллеристов. Да, это огонь на поражение! Он разносит немецкую переправу через реку, сжигает деревню, в которой расположились войска захватчиков, несет гибель скоплению фашистских войск в перелеске у шоссе.

С полным основанием командование и бойцы действующих на Малоярославецком направлении частей гордятся своими артиллеристами и танкистами. Рассказы о героических делах защитников дальних подступов к Москве слышишь всюду – в штабе, на бивуаках, в окопах, в беседах с бойцами и командирами.

Далеко вдоль шоссе видны взрытые окопы с торчащими остатками измятых орудий. Это пять немецких противотанковых огневых точек, только-что подавленных в бою механиком-водителем танка Роговым.

Вот движется по лесной дороге немецкий танк. Его захватил капитан Осипов, смело ринувшийся на своем танке в бой против трех немецких бронированных крепостей. Точным огнем он заставил бежать с поля боя два вражеских танка. Прислуга третьего выскочила из машины и в полной исправности сдала ее нашим танкистам.

На черных осенних полях догорают превращенные в груды лома «Юнкерсы» и новенький, выпуска 1941 года. «Хейнкель», сбитые зенитчиками лейтенанта Сычева. Вместе со своими машинами сгорели и фашистские летчики, пытавшиеся бомбить наши села и сооружения фронтовой полосы.

Только-что фашисты предприняли крупное наступление вдоль шоссе. На первый же их артиллерийский выстрел, точно определенный нашим корректировщиком, последовал внушительный ответ. С наших позиций было видно, как немцы на машинах увозили с поля боя груды трупов. Наступление вдоль шоссе было сорвано. Захвачены пленные. В один голос они заявляют, что по двое суток ничего не ели, большинство солдат не получило зимнего обмундирования.

– Нам приказано жить и одеваться за счет населения захваченных районов Советского Союза.

Радостной улыбкой, как избавителей, встречает наших красноармейцев раненый солдат Курт Вольтер. При обыске у Курта Вольтера обнаружили в подкладке куртки тщательно зашитый портрет товарища Сталина.

Здесь, на боевых полях, становятся особенно явными те неимоверные усилия, которые приходится затрачивать врагам при каждой новой попытке наступления. И все же враг не прекращает своих яростных атак. После срыва наступления вдоль шоссе немцы бросились в обход наших флангов, рассчитывая подавить пехоту, сломить ее сопротивление минометным и артиллерийским огнем. Советская артиллерия сорвала и эту попытку врага. За весь день жестоких боев немцам удалось захватить на Малоярославецком направлении только один незначительный населенный пункт.

Немцы опять перегруппировались. Бои идут беспрерывно. Положение остается серьезным, напряженным.

Действующая армия, 25 октября
^