Воздушные бои на Орловском направлении
Захватив Орел, немецкое командование поставило своей задачей создать здесь базу наступления на Москву, отправную точку для движения на север. Для осуществления своей цели немцы имели крупные силы: третью и четвертую танковые дивизии группы Гудериана, большое количество мотопехоты, много самолетов. В последние дни сюда были переброшены свежие части.

В условиях осенней распутицы переброска немецких резервов шла по немногочисленным улучшенным дорогам, ведущим к Орлу. Наша авиация много сделала для того, чтобы затруднить противнику подтягивание частей. С 12 октября советские самолеты уничтожили на Орловском направлении свыше четырехсот автомашин, десятки цистерн с горючим, большое количество повозок с боеприпасами.

Создавая на пути пробки, громя немецкие резервы, наша авиация сумела задержать темпы сосредоточения противника и тем самым снизить темпы его наступления. По мере подтягивания сил противника к району севернее Орла советская авиация перенесла свои удары на основную группировку противника. Больше двух недель советские летчики помогают наземным частям сдерживать противника.

Советские летчики, действующие на Орловском направлении, встретились с сильным врагом. Они борются одновременно и с вражеской авиацией, и с вражескими танками. В тесном взаимодействии с наземными частями, танкистами и пехотинцами они наносят врагу чувствительные удары.

Особенно смело и решительно советская авиация бьет по аэродромам врага, чтобы предупредить налеты фашистских воздушных сил на наши войска и коммуникации. Главным об'ектом советские истребители и штурмовики избрали орловский военный аэродром. Намечая эту цель, мы руководствовались некоторыми особенностями нынешнего этапа войны. Осень принесла распутицу, аэродромы «раскисли». Требуется значительное искусство, чтобы летать и садиться в таких условиях. Немцы, потерявшие на Восточном фронте значительную часть своих опытных летчиков, часто вынуждены сажать на самолеты юнцов, пилотов низкой квалификации. А такая машина, как, скажем, «Мессершмитт-109», даже в опытных руках не может быть использована в осеннюю грязь без хорошего поля. В силу этого немцы на этом участке фронта вынуждены базироваться почти исключительно на орловском аэродроме.

В первый вылет советские летчики застали на аэродроме около 150 машин, из которых было до 80 транспортных самолетов, подвозивших, очевидно, горючее для авиации и танков. Это подтвердили и взятые нами пленные немецкие летчики со сбитых самолетов. Удар был нанесен внезапно, молниеносно. Сильный зенитный огонь был не в состоянии помешать советским самолетам. Наши летчики расстреливали самолеты врага из пушек и забрасывали их бомбами. Истребители и штурмовики оставили после себя грандиозные пожарища на аэродроме. В этот день не менее 100 самолетов врага оказались разбитыми или сожженными.

Фашистская авиация, еще накануне действовавшая без передышки, на другой день после налета почти совершенно замолчала. В воздухе стали появляться только одиночные самолеты. Значительно снизилась на несколько дней и активность немецких танков, как видно, оставшихся без горючего.

Не останавливаясь на первых успехах, советская авиация провела в течение нескольких дней новую серию ударов по орловскому аэродрому, куда противник продолжал подбрасывать пополнения. Немцы значительно усилили зенитную артиллерию и защищались отчаянно. Тем не менее наши истребители и штурмовики с честью выполнили свою задачу. На аэродроме вспыхнули десятки пожаров. Всего с 12 октября в боях на Орловском направлении в воздухе и на земле нашей авиацией уничтожен 181 самолет врага.

Этим, конечно, не исчерпывается работа авиации на Орловском направлении. Систематически налетая на танковые колонны противника, наши летчики оказали существенную подложку наземным войскам, уничтожив в последние дни 58 танков, 18 бронемашин, много орудий и до полка пехоты.

Не случайно в последнее время немцы начали применять самые различные средства маскировки, чтобы укрыться от советских самолетов. Они рассредоточивают свои танки в лесах, на огородах. Часто наши летчики обнаруживают вражеские машины даже в сараях. Немцы не останавливаются перед тем, чтобы разобрать стену и завезти танк в избу.

Недавно фашистское командование попыталось нас обмануть. Под сильной охраной большая группа танков была демонстративно переброшена с одного участка на другой. А ночью танки вернулись на прежнее место. Враг готовился к атаке и рассчитывал отвлечь от места предполагаемого удара наши воздушные силы. Весь этот маневр не укрылся от глаз наших летчиков и планы немцев оказались расстроенными.

Осень, естественно, вносит свои поправки в тактику воздушной войны. Дни стали короче, атмосферные условия менее благоприятны. Но советские люди умеют и стараются работать в самой сложной обстановке.

В облачную погоду полеты не прекращаются. Если особенно пасмурно, наши самолеты вылетают на боевое задание в одиночку. Используя облака, наши летчики незаметно подкрадываются к врагу и обрушиваются на него прежде, чем он успевает опомниться. В иные дни авиагруппы в самых неблагоприятных условиях проводили до 100 самолетовылетов в день. Характерно, что немцы стараются начинать наступление тогда, когда погода затрудняет действия нашей авиации.

Призрак зимы нагоняет на германских солдат страх. Уже сейчас, осенью, немецко-фашистское командование испытывает значительные затруднения. Даже летчики – аристократы в германской армии – одеты в легкие комбинезоны, не имеют теплого обмундирования. Наши красноармейцы не раз извлекали из подбитых вражеских самолетов посиневших, трясущихся от холода людей.

– Ну, как, хорошо у нас? – иронически спросил красноармеец одного летчика, захваченного в плен.

– Нет, очень плохо в вашей России, – искренно ответил немец, лязгая зубами.

В последние дни враг усилил свою активность на Орловском направлении. Его танки, пользуясь тем, что погода значительно затрудняет работу нашей авиации, снова рвутся в направлении на Москву. Советские летчики, понимая всю серьезность положения, вместе с танкистами и пехотинцами будут драться, не щадя своей жизни, за любимую родину-мать, за нашу прекрасную Москву.

Действующая армия, 27 октября
^