Борьба за Тулу
Многочисленные немецкие документы, показания пленных и весь ход военных операций свидетельствуют, что немецко-фашистское командование ожидало вслед за падением Орла немедленного падения Тулы. Немецкие генералы были глубоко убеждены, что, захватив Орел, они тем самым положили себе в карман ключ от Тулы. С такой же легкостью рисовались им дальнейшие перспективы похода из Тулы на Москву. В Туле они предполагала собрать бронированный кулак для решительного удара по красной столице.

Построенные с хваленой немецкой педантичностью планы разбились о героическое сопротивление частей Красной Армии. Уже в самом Орле в уличных боях наши части нанесли врагу ощутительные удары. Под Орлом покрыла себя неувядаемой славой Первая Гвардейская танковая бригада под командованием тов. Катукова. 4 октября наши танкисты контратаковали врага и ночью ворвались в Орел. Завязался уличный бой. Смелая атака катуковцев была полной неожиданностью для врага. Танкисты уничтожили до двух рот немецкой пехоты, много противотанковых пушек и, выполнив свою задачу, без потерь возвратились в свое расположение.

Встретив героическое сопротивление наших танкистов и пехотинцев, немцы, несмотря на свое численное превосходство, не смогли двинуться дальше по шоссе Орел–Тула. Лишь в дальнейшем противник, подтянув значительные резервы в танках, стал наступать по этому шоссе. Каждый метр, каждая пядь земли стоили врагу огромных усилий и потерь. Фашистские танки нападали только крупными группами, дрались только при явном своем преимуществе. Наши же танкисты дрались даже тогда, когда против одного советского танка выступало пять немецких. Известно, например, что лейтенант Воробьев, сражаясь против13 немецких танков, разбил и поджег 9. Герой Советского Союза танкист тов. Любушкин в единоборстве против группы немецких танков уничтожил 10 фашистских машин, сохранив свой танк невредимым. В одном из танков после боя обнаружили истекающего кровью командира Одинцова. Члены его экипажа спросили, почему Одинцов своевременно не сказал о своем ранении.

– Нe хотелось отрывать вас от дела и выводить машину из боя раньше времени, – ответил Одинцов.

До 11 октября наши части вели ожесточенные бои с противником наступавшим на Тулу одновременно с трех сторон – из Орла, Сухинич и Калуги. Немцы сосредоточили здесь в общем 350–400 танков, дивизию мотопехоты и большое количество авиации. Бой не прекращался ни днем, ни ночью.

В боях с 3 по 11 октября фашисты потеряли много десятков танков, 7.500 солдат и офицеров, 174 орудия.

На этом заканчивается первый этап борьбы за Тулу. Враг получил жестокий удар и был остановлен. Немцы притихли, стали накапливать резервы, приводить в порядок свою потрепанную материальную часть, подтягивать свежие силы. В помощь своим частям на Орловском направлении фашистское командование вынуждено было подбросить 29-ю мотострелковую дивизию, 3-ю и 4-ю танковые дивизии. Сосредоточив новые силы, немцы бросили их в яростные, кровопролитные атаки. С 22 по 25 октября шли жестокие бои на рубеже Мценск–Чернь. В этих боях часть командира Петрова уничтожила 67 танков. Лишь ценою больших потерь немцам удалось выйти на участок Чернь–Плавск.

Таким образом на «прогулку» от Орла до Тулы немцам понадобилось не два-три дня, как об этом заявляли хвастунишки из фашистского штаба, а почти месяц. Продвижение стоило немцам больших потерь. Наши же части еще более закалились, сопротивление их росло с каждым днем.

29 октября начался бой у самой Тулы, на ее южной окраине. На что рассчитывали немцы, подойдя непосредственно к Туле? Собрав значительную танковую группу, они предполагали с помощью авиации быстро подавить нашу пехоту, вызвать среди защитников Тулы панику и на их плечах ворваться в город. Тула привлекала и привлекает немцев, как база для зимних квартир. Пленные показывают, что офицеры пытались поднять перспективой большого грабежа наступательный порыв своих солдат. «Что вы сидите здесь и мерзнете! – кричали офицеры солдатам – Перед вами большой город и теплые, богатые квартиры, отдых, магазины с запасами продовольствии и одежды».

Тем временем Тула быстро готовилась к обороне. Со всех сторон выросли оборонительные укрепления – противотанковые рвы. надолбы, орудийные засады. Попытки немецкой авиации помешать строительству укреплений успеха не имели. Войсковые части и население показали высокие образцы спокойствия и революционной выдержки. В сложной обстановке обороняющегося города прекрасно работали железнодорожники Тулы.

Немцы были убеждены в том, что наши части в результате непрерывных боев здесь, у самой Тулы, не смогут оказать особого сопротивления. «Завтра в Туле», – так говорили солдаты вечером накануне начала боев на окраине города. Унтер-офицер Альвин Брейтшпрехер 29 октября в 7 часов вечера заготовил такое письмо домой: «Россия. 29/Х 1941 г. Мои дорогие! Семь часов вечера. Звездная холодная ночь. Нас охраняют всего два поста, так как очень холодно. Все солдаты лежат на соломе в теплых избах. Наша доблестная авиация нас поддерживает. Бомбежки делают свое дело. Думаю, что завтра Тула падет. Третья танковая дивизия здесь с нами. Вообще все идет хорошо. Я все время запасаюсь зимними вещами. Откладываю окончание письма до завтра...»

Ночью 29 октября противник предпринял первую атаку на город с юга по шоссе Орел–Тула. Он бросил в бой 80 танков, две роты мотоциклистов и до полка пехоты. Впереди развернутым строем в три эшелона шли танки, за ними мчались вооруженные пулеметами и автоматами мотоциклисты. Дальше продвигалась пехота с автоматами. Эта грозная сила, по замыслу немцев, единым ударом должна была сломить сопротивление защитников Тулы, прорвать оборону. Положение создалось действительно серьезное. Но победили мужество, беззаветная храбрость и сплоченность советских людей. Каждый боец, командир, политрук знал, что он должен скорее умереть, но не отступать. Танки, авиация, густой пулеметно-автоматный огонь не поколебали наших рядов. Часть тов. Зубкова и сводный рабочий полк блестяще выдержали первую яростную атаку врага. Она была отбита исключительно силой нашей пехоты при поддержке артиллерии. В этой атаке немцы потеряли 19 танков и повернули назад.

Начиная с этого дня, то-есть с 29 октября и непрерывно до 10 ноября, к югу от Тулы. Продолжалась одна за другой дневные и ночные атаки танков. В среднем защитники Тулы отбивали ежедневно не меньше трех-четырех танковых атак

Немцы быстро почувствовали опасность и грозную силу своего противника. В первые дни немецкие танки нагло разгуливали вдоль наших окопов. Однако при этом часто от танков оставались пылающие костры. В результате немцы были вынуждены изменить тактику и держаться на почтительном расстоянии от наших окопов.

Пытаясь обезвредить действия истребителей танков, немцы стали пускать в бой машины, обмазанные глиной. Но наши пехотинцы ответили на это спаренной работой. Один длинным шестом отбивал глину с брони, другой бросал бутылку с горючим.

Немало немецких танков попало в наши противотанковые рвы и ловушки. Часть из них была расстреляна и подожжена, часть немцам пришлось под прикрытием сильного пулеметного и минометного огня вытаскивать из рвов специальными тягачами. Много танков так и осталось на поле боя.

В боях под Тулой воины Красной Армии проявляли исключительный героизм и упорство. Хорошо дрался сводный рабочий полк. Особенно жестокие атаки полк выдержал 30 октября. Рано утром разведка донесла о движении немецких танков. В 6.30 слева показалось 14 танков, справа шла еще одна колонна. Развернувшись, они начали поливать наши позиции огнем. Наша противотанковая батарея была подавлена, и полк оказался лицом к лицу с танками. Бойцы защищались отчаянно. Танки нарушили связь, подошли к командному пункту командира полка. Несмотря на это, полк, сражавшийся впервые, держался. Позднее полк отошел к Комсомольскому парку, танки снова развернулись и пошли в атаку. Видимо, именно здесь немцы хотели ворваться в Тулу. Но подоспели наши регулярные части. Красноармейцы и бойцы рабочего полка открыли огонь из противотанковых ружей, пушек и пулеметов. Враг снова не выдержал и откатился назад.

Исключительно храбро сражались части командира Фоканова, а также командиров Давыдова, Зубкова, Гордиенко. Они выдержали атаки танков с десантами автоматчиков, психические ночные атаки, массовые налеты немецкой авиации. Все попытки врага продвинуться разбились о стойкость защитников Тулы. К началу боев немцы подвели к Туле до 200 танков. В разгар боев заводской двор на Косой горе превратился в обширную ремонтную базу подбитых и полусожженных немецких танков. Налеты нашей авиации на Косую гору доканчивали дело начатое пехотинцами и артиллеристами.

Получив отпер в попытке завладеть Тулой с ходу в лоб, понеся огромные потери, немцы вынуждены были перейти под Тулой к обороне. Они начали искать наши слабые места на флангах. Жестокая борьба идет на Северо-Западном и Юго-Восточном участках Тульского направления. Части командиров Борисова, Синзова, Веденина контрударами разгромили 12-й и 17-й пехотные полки 31-й пехотной дивизии противника, отбросила его в исходное положение. Доблестные защитники Тулы не дали возможности врагу обойти Тулу с флангов. В последние дни немцы потеряли до 3000 солдат и офицеров убитыми и ранеными, много оружия, боеприпасов.

Борьба за Тулу продолжается с прежним ожесточением. Хвастун Гитлер в своей речи 2 октября, обращенной к солдатам и немецкому народу, обещал им окончательную победу в течение двух-трех недель. Тулу немцы об'явили давно завоеванной. Прошло около полутора месяцев с тех пор, как Гитлер начал новое «решительное» наступление на Москву, но «окончательной победы» нет как нет. Части, которые немцы об'явили разбитыми, не только сдержали натиск врага, но и перешли в контратаку.

Холодная русская зима застала немцев на дальних подступах к Москве. Страх перед зимой чувствуется в сотнях захваченных писем, идущих как с немецкого фронта в тыл. так и из тыла на фронт. На одном из участков фронта наши разведчика обнаружили жертвы русской зимы – трупы замерзших немецких солдат. Занесенные снегом русские равнины и леса уже стали могилой для многих немецких солдат и офицеров.

Прошло двадцать дней с тех пор, как немцы начали атаки непосредственно на Тулу. С огромными потерями у немцев их атаки отражены. Враг не добился успеха. Но положение под Тулой продолжит оставаться серьезным. Нужно ожидать новых попыток врага атаковать город.

Будем бдительны, будем готовы отбить врага, где бы он ни появился.

Действующая армия, 18 ноября
^