Бдительность и еще раз бдительность!
В одном из приволжских сел стали усиленно распространяться провокационные слухи. В органы НКВД поступили заявления, что их распространяет некая гражданка К., недавно эвакуированная из Прибалтики. Однако К. вела себя внешне совершенно лойяльно и повода для подозрений не подавала. Больше того, в НКВД, в сельсовете лежало несколько заявлений К. «разоблачительного» характера.

После тщательной проверки выяснилось, что К. профессиональная немецкая шпионка, завербованная ее мужем – старым агентом гестапо в фашистскую разведку. На допросе арестованная заявила: «Мне не нравится советская власть потому, что она ликвидирует разгульную жизнь».

У К. две «профессии» – проститутки и шпионки. В Прибалтике она была одновременно на содержании двух фабрикантов. С приходом Красной Армии в Литву К. по заданию гестапо выходит замуж за командира Красной Армии, собирает сведения военного характера и одновременно готовится для подрывной работы в нашем тылу.

22 июня, в 4 часа утра, немецкие самолеты бомбили наши мирные города, а уже в 6 часов утра К. получила задание. Резидент немецкой разведки сказал ей: «Мы начали войну против СССР. Выезжайте в глубокий тыл Советской страны для шпионско-диверсионной работы. Постарайтесь проникнуть в город с оборонными предприятиями или в деревню для ведения провокационной работы. Для руководства вами приедет наш специальный агент». По предложению гестапо К. устроилась в эшелоне эвакуированных советских граждан, пробралась в тыл страны и поселилась в колхозе.

На допросе К. показала: «Я начала осторожно действовать среди граждан села, распространяя провокационные и панические слухи. Мне было приказано дезорганизовать работу колхоза, агитируя эвакуированное население не работать на уборке урожая. Я получила специальное задание вести агитацию среди колхозников – оставить хлеб в колхозе неубранным. Кроме того, мне было предложено изучить местное население, выявив бывших кулаков, социально чуждые элементы, уголовников, из них предполагалось создать антисоветские бандитские группы». Шпионка просчиталась. Рядовые советские люди сумели разгадать подлинное лицо К., и врагу помешали осуществить подлые замыслы.

Дело К. весьма показательно. Враг подл и хитер. Он использует все для того, чтобы дезорганизовать работу советского тыла. Еще в 1937 году товарищ Сталин указывал: «...вредители обычно приурочивают главную свою вредительскую работу не к периоду мирного времени, а к периоду кануна войны или самой войны».

Сейчас наступил этот период. У фашизма нет социальной почвы в среде нашего народа. Священные цели освободительной войны еще больше укрепили тыл, вызвали огромный патриотический под'ем у широких слоев трудящихся. У гестапо нет и не может быть в нашей стране почвы для «пятой колонны». В свое время мы разгромили врагов народа, правых, троцкистов и прочих двурушников, сорвали их вредительские замыслы. Но остатки разбитых контрреволюционных групп еще существуют, они сами ищут связи с фашизмом.

В этом отношении очень характерно дело кулака Якова Сазонова. Сазонов добровольно остался на территории, временно занятой немцами, связался с фашистской разведкой и предложил ей свои «услуги». Ему поручили раз'езжать по селам глубокого тыла, распространять провокационные слухи и организовывать бандитско-повстанческие группы.

Недавно органы НКВД арестовали радиотехника одного районного радиоузла Е. На допросе он показал: «Я был антисоветски настроен еще с 1936–1937 года. Но я двурушничал, имея в виду, что без глубоких потрясений борьба против основ советского строя бесполезна. Факт вооруженного нападения на Советский Союз заставил меня изменить тактику».

Вопрос: – То-есть вы использовали трудности военной обстановки для ведения преступной работы по подрыву советского тыла?

Ответ: – Да, это так.

Е. ищет сообщников, чтобы сорганизовать их и доказать фашистам, что он всегда был врагом советского народа, что он всегда двурушничал. Этот подлый изменник родины надеялся, идя на службу к фашистской разведке, спасти свою шкуру. Советские патриоты разоблачили его, и враг понес заслуженное наказание.

Дело Е. свидетельствует о том, что именно сейчас притаившиеся враги родины начинают активизировать свою подрывную работу.

Немецкая разведка делает все, чтобы завербовать в свои ряды социально враждебные элементы, чтобы насадить сеть своих агентов в нашем тылу. В качестве примера можно привести дело Евдокии Краснобаевой. В свое время Краснобаева судилась и была послана на исправительно-трудовые работы в Западную Украину. В начале войны была освобождена и осталась на территории, временно запятой фашистами. Краснобаеву задержали немцы. Она дала согласие работать в гестапо. Тогда ее «вернули» домой, в глубокий тыл, где она и была разоблачена органами НКВД.

Таких подлецов, как Краснобаева, у нас немного. Однако несколько негодяев могут уничтожить результат труда десятков тысяч людей. Это нужно помнить всем советским гражданам и быть всегда начеку.

Именно сейчас нужна особая бдительность, бдительность военного времени. К сожалению, есть еще у нас ротозеи, чересчур доверчивые люди. Недавно к главному инженеру оборонного завода в городе Ч. явился человек в форме лейтенанта танковых войск. Отрекомендовавшись Героем Советского Союза, неизвестный попросил у инженера машину, чтобы проехать в город. Легковой машины не оказалось Гостеприимный инженер тут же предоставил неизвестному автобус. Далее «лейтенант» посетил военкомат, где его также весьма гостеприимно встретили.

Мнимый герой посетил далее кооператив и, взяв в кредит понравившиеся ему продукты, явился к своему отцу. На этом его визиты закончились. Отец заявил о «лейтенанте» органам НКВД. Он сообщил, что сын его никогда в Красной Армии не служил и поэтому, по его мнению, Героем Советского Союза быть не может и вообще он вор рецидивист, систематически занимается жульничеством и аферами. «Лейтенант» был задержан и оказался крупным жуликом, путешествующим по стране с фальшивыми документами. В одно из своих «путешествий» он оказался на территории, временно занятой немцами, и был завербован гестапо.

Изменник был разоблачен благодаря бдительности его отца, советского патриота. Но как оценить поведение инженера В., работников местного военкомата, оказавшихся столь доверчивыми в такое ответственное, суровое для нашей страны время? Не свидетельствует ли этот факт о том, как могут благодушие и беспечность благоприятствовать измене?

Нужно понять, что период мирного времени кончился, что и в тылу наши советские люди должны всегда находиться в состоянии мобилизационной готовности. Наш тыл крепок, как никогда. Чем суровее испытания, тем сильнее морально-политическое единство нашего народа. О стальную броню советского патриотизма разбивались и будут разбиваться все происки наших врагов.

Фашизм обречен на гибель. И чем яснее вырисовывается перспектива этой обреченности, тем активнее пытаются и будут пытаться фашистские агенты, засылаемые в наш тыл, подорвать его обороноспособность. Вот почему революционная бдительность нашего народа есть одно из непременных, обязательных условий организации разгрома фашизма.

Всюду и всегда бдительность, бдительность, обостренная до умения распознавать врага, как бы он ни маскировался, – таково должно быть правило поведения каждого советского патриота в военное время.

// Известия № 285 (7661) от 3 12 1941 г.
^