Народная война
Немецкое командование пыталось об'яснить отступление гитлеровских войск из Ростова тем, что им пришлось повернуть обратно специально для наказания гражданского населения, нападающего на тылы немецкой армии. Бегство фон Клейста в таком об'яснении должно было выглядеть как карательная экспедиция, при чем в ее составе оказалось что-то около 6 немецких дивизий. Смехотворно неумное это «об'яснение» имело целью скрыть крупное поражение, понесенное немцами под Ростовом. Само собой разумеется, что скрыть этот факт немцам не удалось, а составленное впопыхах неосмотрительное заявление о «причинах» оставления Ростова сыграло с ними плохую шутку.

Заявление гитлеровского штаба – непроизвольное признание, во-первых, того факта, что партизанское движение в тылу у немцев, ненависть народа к немецким захватчикам приняли огромные размеры, если действия партизан могли служить об'яснением поворота целых фашистских армий. Во-вторых, немцы второпях признались, что они применяют методы расправы с гражданским населением и воюют у себя в тылу на захваченных территориях. Оба невольных признания выдали фашистов с головой.

Американская «Вашингтон пост» по этому поводу пишет: «Если поверить утверждениям нацистов о том, будто они эвакуировали Ростов из-за действий партизан, то получится, что они настолько ослабли, что не могут справляться с партизанами «... Лондонская «Таймс» пишет, что версия о партизанах «в качестве объяснения отступления, конечно, ложь», сама по себе она представляет более страшный и убийственный приговор из собственных уст, чем что-либо, выставленное прежде против немцев».

Так случилось, что немецко-фашистские захватчики помимо своей воли рассказали всему миру о той тщательно скрываемой и умалчиваемой ими войне, которая бушует на захваченных советских землях, в немецком тылу.

Проливая крокодиловы слезы, гитлеровские людоеды еще жалуются на то, что партизаны воюют «не по правилам». Видно изрядно допекли их наши славные партизаны! По представлению гитлеровцев о «правилах войны», там, где появились немецкие танки, все население должно молча и покорно склонить головы и сдаться на произвол захватчиков. Ворвется разбойник в дом, вырежет твою семью, вытряхнет в свои мешки твое имущество, прикажет тебе быть его вечным рабом, – и если при этом ты схватишься за топор, разбойник завопит не по правилам».

У советского народа иное представление о международных правилах. По этим представлениям бандит, насильник и захватчик должен быть уничтожен; каждый в праве защитить свой дом, свою свободу и честь от разбойничьих налетов любым оружием. Советский народ защищается в своем доме от гитлеровских бандитов. Советский народ поклялся освободить свою родину, свою землю от подлых немецко-фашистских оккупантов. Советский народ об'явил им беспощадную истребительную войну и ведет ее повсюду.

Партизанское движение поднялось в народе с первого дня, как только немецкие полчища захватили первый клочок советской территории. Партизанская война, не угасающая, несмотря на репрессии оккупантов, непрерывно расширяющаяся, растущая, есть прямое свидетельство непримиримости советского народа в борьбе с гитлеровскими бандами. Немцы временно захватили наши территории, наши области, города, села, но немцы даже временно не стали господами над советскими людьми. Оккупанты проглотили кусок пространства, и для них это – пространство с враждебным захватчикам населением, с жителями, которые не прекращают бороться и вести войну против оккупантов, с людьми, которые ищут оружия и действия, чтобы сразить, на смерть сразить и уничтожить незваных пришельцев.

Советские люди – рабочие и колхозники, учителя, агрономы, бухгалтера, врачи, техники, женщины, старики, подростки, – все, в ком ненависть к поработителям спирает дыхание, жжет грудь, укрепляет волю, уходят в леса, собираются в отряды, организуют неутихающую борьбу с немецкими захватчиками. Они подстерегают врага на каждом шагу, днем и ночью, в домах и в поле, на отдыхе и на марше, они выслеживают его и преследуют, и настигают там, где он их ждет и не ждет. Партизаны уничтожают немецкие танки и автомашины, взрывают мосты и дороги, нарушают пути подвоза боеприпасов и продовольствия, рвут телефонную и телеграфную связь врага, поджигают склады и обозы, истребляют живую силу вражеской армии. Они неотступны и неотвратимы, как смерть. Партизаны – добровольцы, их призывает только ненависть, их ведет гнев, ими руководит свободная совесть свободного человека, который предпочитает умереть в борьбе, чем жить в рабстве.

Уже рассказаны тысячи героических эпизодов партизанской борьбы, уже написаны тысячи портретов простых советских людей, ставших народными мстителями. Но мы еще не знаем и тысячной, доли их замечательных подвигов во имя родины и свободы. Когда-нибудь гениальный художник передаст нам все эпическое величие этой народной войны. Когда-нибудь историк сумеет в своем труде представить всю широту, размах и накал борьбы, которую вели советские люди – русские, украинцы, белоруссы, молдаване, литовцы, латыши, эстонцы, карелы за свою родную землю. Для грядуших поколений будет написана история этой величественной борьбы, доведенная до дней, когда партизанские отряды присоединятся к наступающим красноармейским частям и вместе с ними уничтожат, добьют фашистскую гадину.

На временно захваченных немцами территориях гитлеровцы еще не хозяева, в тылу немецких армий, за спиной наступающих фашистских войск бушует пламя народной войны. Народ не примиряется ни с захватом, ни с захватчиками. Он ведет методическую истребительную войну, уничтожая оккупантов поодиночке, по горсточке, по частям, уничтожая ежедневно, ежеминутно, непрерывно теребя, изматывая, доводя до истерики немецкое командование. Так пчелы нападают на пришельца, разорившего их улей, забирающего их мед. Они жалят роем – и, хоть укус каждой отдельной пчелы невелик, всем роем они сражают на смерть. Честь и славу воздает советский народ своим братьям, сражающимся против ненавистных захватчиков в немецком тылу. Сильнее бейте врага, товарищи, сильнее жальте его, пчелы трудового советского улья! Преследуйте врага повсюду, сопровождайте его, как тень, на всех путях и дорогах, настигайте его, как кара народа, как месть народа, как неотвратимая, справедливая смерть, – до той поры, пока все захватчики, все немецко-фашистские мерзавцы, пробравшиеся на советскую землю, не будут истреблены до последнего!

// Известия № от 4 декабря 1941 г.
^