Крылатые защитники города Ленина
Будущие историки героической обороны великого города Ленина напишут много страниц об отваге и бесстрашии, высоком мастерстве и искусстве крылатых защитников Ленинграда. Летчики-истребители нашей часта, охраняя Ленинград с воздуха, уничтожили больше 500 самолетов. Из них 300 сбито в воздушных боях. В течение первых трех месяцев войны фашисты посылали на бомбежку Ленинграда сотни самолетов. Десятки раз пытались они «разнести» Ленинград с воздуха, но в лучшем случае пиратам удавалось в беспорядке сбрасывать бомбы на мирные дома.

Пять месяцев прошло с тех пор, как над нашим городом появился первый фашистский самолет. Пять месяцев доблестные летчики нашей части зорко охраняют небо над городом – колыбелью революции. С гордостью можем мы заявить, что со своими задачами наши истребители справились. Отборные фашистские авиачасти – корпус Рихтгофен и эскадра имени Гинденбурга уничтожены на подступах к городу Ленина.

Противовоздушная оборона Ленинграда не была пассивной. Мы не ждали, пока враг, накопив самолеты на своих базовых аэродромах, пошлет армии бомбардировщиков на Ленинград. Наша тактика активной обороны строилась на смелых ударах по вражеским аэродромам. Мы искали врага за линией фронта. Боевой устав немецкой авиации гласит, что авиабазы должны находиться в 30–50 километрах от переднего края обороны. Немцам пришлось нарушить свой устав. В результате наших смелых налетов на вражеские аэродромы гитлеровцы вынуждены были расположить свои авиабазы намного дальше, а всякая попытка сконцентрировать свои силы на ближайших к Ленинграду авиабазах обходится немцам очень дорого. За время войны только летчики нашей части уничтожили на вражеских аэродромах больше 200 фашистских самолетов. Столь же сильны и наши удары в воздухе. Фашистские бомбардировщики, избегая атак наших ястребков, вынуждены летать на высоте не менее 7–8 тысяч метров.

Немцы избегают лобовых воздушных боев, они ведут их накоротке, стараясь немедленно спрятаться в облака, в стороне солнца или имитировать падение вниз. Они любят неожиданно появляться из-за кромки облаков. Они пытаются отвлечь небольшие группы истребителей, чтобы затем ударить по ним заранее подготовленными резервами.

На помесь коварства и трусости мы ответили военной хитростью и смелостью русского человека, готового жизнь свою отдать на благо отчизны. Сколько раз наши летчики-смельчаки бесстрашно вступали в бой с численно превосходящими силами противника! Спесивые фрицы вначале с охотой вступали в такие бои, шли на дешевую славу. Вскоре они поняли, что даже там, где на их стороне численное превосходство, победа не всегда остается за ними.

На Ленинградском фронте хорошо знают о подвиге старшего лейтенанта Лазарева. Во главе 8 летчиков он вступил в бой с несколькими десятками самолетов фашистов. Это был изумительный бой неравных. Младший лейтенант Иванов сбил три самолета. Его ранило в правую руку. Он не ушел из боя, он пошел на выручку товарища Грачева. Тов. Парфенову зашел в хвост «Мессершмитт». Гибель казалась неизбежной. Но летчик резко спикировал, проскочил у земли под телефонными проводами и опять вступил в бой.

Это не единственный случай, когда в бою неравных победителями выходили краснозвездные ястребки.

Свыше 150 боевых вылетов сделал младший лейтенант Жаринов, недавно награжденный орденом Красного Знамени. Более 50 из них связаны с боем. Подавляющее большинство воздушных боев, в которых участвовал т. Жаринов, были боями с численно превосходящим противником.

Товарищ Сталин в числе причин временных неудач нашей армии указал на то, что пока еще самолетов у нас меньше, чем у немцев. Наши летчики отлично учитывают это и порой нехватку самолетов компенсируют своей смелостью, отвагой, готовностью вступить в неравный бой с численно превосходящими силами врага. Я привел лишь несколько таких примеров. А ведь их много!

Смелостью и отвагой отличаются крылатые защитники Ленинграда. Немногим известно, что таран был применен нашим летчиком т. Кокоревым уже через несколько часов после вторжения фашистских полчищ на советскую землю. На рассвете 22 июня командир звена младший лейтенант Кокорев вместе со своими летчиками поднялся в воздух, чтобы встретить врага. Завязался ожесточенный бой. Сражение ужо близилось к концу, когда Кокорев заметил, что у него вышли все боекомплекты. А стервятники наседают. Тогда летчик принимает дерзкое решение – итти на таран. Прошло несколько секунд, и «Мессершмитт-110» с отрубленным хвостом рухнул вниз. С тех пор несколько раз наши летчики таранили вражеские самолеты.

Растет число наших «ночников». Так называем мы летчиков-истребителей, вылетающих навстречу бомбардировщикам ночью. Тт. Матиевич, Апполонин, Буланов – герои ночных боев с вражескими бомбардировщиками. Их знают и славят ленинградцы.

Ни низкая облачность, ни плохая видимость, ни метель – ничто не останавливает советских пилотов от выполнения боевых заданий. Наши истребители отлично работают и по наземным целям. Вот, например, 23 ноября была исключительно плохая погода – туман, снегопад, плохая видимость. В этот день ни один немецкий самолет не поднялся с аэродрома, а наши летчики успешно атаковали огневые позиции фашистов, их коммуникации и резервы, взорвали склады с боеприпасами, уничтожили три зенитных пулемета, артиллерийскую батарею, разогнали вражеский штаб. Действиями по наземным частям противника мы помогаем продвижению наших славных пехотинцев.

Ленинград защищают от воздушных атак москвича и бакинцы, сибиряки и уральцы. Для всех он дорог, родной Ленинград, город, где каждая улица. каждая площадь хранит память великих исторических битв за счастье нашего народа. И никогда в этом городе не бывать гитлеровским ордам!

Ленинград, 3 декабря. (По телефону)
// Известия № от 4 декабря 1941 г.
^