Выступление Рузвельта по радио
НЬЮ-ЙОРК, 10 декабря. (ТАСС). Вчера вечером Рузвельт выступил по радио с речью к американскому народу. В своей речи он оказал:

«Внезапное нападение, преступно совершенное японцами в Тихом океане, является апогеем десятилетия господства аморальности в международных отношениях. Сильные и предприимчивые гангстеры об'единились в одну шайку для того, чтобы вести войну против всего человечества. Теперь они бросили вызов Соединенным Штатам Америки. Японцы вероломным образом нарушили существовавший между нами мир. Их действия привели к гибели многих американских солдат и матросов. Потоплены американские суда, уничтожены американские самолеты.

Конгресс и народ Соединенных Штатов приняли этот вызов. Вместе с другими свободными народами мы в настоящее время деремся за наше право жить свободными среди своих соседей, на основе соблюдения всеми требований морали, не боясь нападения. Я подготовил полный отчет о наших взаимоотношениях с Японией в прошлом, и этот отчет будет представлен конгрессу. Этот отчет начинается с посещения Японии коммодором Перри восемьдесят восемь лет тому назад и заканчивается посещением государственного секретаря двумя эмиссарами Япония в воскресенье, через час после того, как японские вооруженные силы бомбардировали и обстреливали из пулеметов наш флаг, наши вооруженные силы и наших граждан. Я могу сказать с полнейшей уверенностью, что ни сегодня, ни через тысячу лет ни одному американцу не придется чувствовать ничего, кроме гордости, за наше терпение и за усилия, которые мы прилагали на протяжении всех этих лет для достижения в Тихом океане такого мира, который был бы справедливым и почетным для всех государств – больших и малых. И ни один честный человек ни сейчас, ни через тысячу лет не сможет подавить свое возмущение по поводу вероломства, совершенного военными диктаторами Японии под прикрытием флага мира, который к нам привезли их специальные послы.

Линия, которую Япония проводила на протяжении десяти лет в Азии, шла параллельно линии Гитлера и Муссолини в Европе и Африке. Сегодня эти линии уже значительно больше чем параллельны. Между ними имеется сотрудничество, так хорошо рассчитанное, что все континенты и все океаны мира сейчас рассматриваются стратегами держав оси, как одно гигантское поле битвы».

Рузвельт указал, что все акты агрессии за последнее десятилетие были совершены по одному образцу, без предупреждения: нападение Японии на Манчжурию, Италии – на Абиссинию, оккупация Австрии, вторжение в Польшу, Норвегию, Данию, Голландию, Люксембург, нападение Италии на Францию, на Грецию, вторжение держав оси в балканские страны, вторжение Гитлера в Россию и. наконец, нападение Японии на Малайю, США.

В настоящее время мы участвуем в этой войне. В ней участвует каждый из нас – и полностью. Каждый мужчина, каждая женщина, каждое дитя является участником этого грандиознейшего события в нашей американской истории. Мы должны делить хорошие вести и дурные вести, поражения и победы, изменчивое счастье войны. Пока еще мы имеем дурные вести. Мы потерпели серьезную неудачу на Гавайских островах. Нашим вооруженным силам на Филиппинах, в рядах которых имеются и представители доблестного народа Филиппин, достается сильно, но они энергично защищаются. Сообщения с островов Гуам, Мидуэй и Уэйк пока еще противоречивы, но мы должны быть готовы услышать, что все эти три наших форпоста захвачены противником. Количество жертв за эти первые несколько дней будет, несомненно, большим. Я глубоко сочувствую тревоге всех семей наших военнослужащих и родственников жителей городов, подвергших бомбардировкам. Я могу лишь дать им торжественное обещание, что они получат известия в кратчайший возможный срок.

Рузвельт призвал американский народ не верить разным провокационным слухам, распространяемым противником с целью «посеять среди нас страх и смятение и побудить нас раскрыть военные тайны, которые наши враги отчаянно стремятся узнать. Наше правительство не попадет в эту явную ловушку. Не попадет в нее и наш народ».

Далее Рузвельт заявил: «Полтора года прошло со времени падения Франции, когда для всего мира впервые открылась мощь механизированных армий, которые создавались державами оси в течение стольких лет. Америка использовала эти полтора года с большой выгодой. Зная, что нападение на нас последует слишком скоро, мы немедленно приступили к быстрому расширению мощи и производственной способности нашей промышленности для удовлетворения требований, которые пред'являет современная война. Мы выиграли драгоценное время путем посылки нашего военного имущества в значительных количествах тем государствам, которые еще способны сопротивляться агрессии держав оси. Наша политика основана на той коренной истине, что оборона каждой страны, сопротивляющейся Гитлеру или Японии, является, в конечном счете, обороной нашей страны.

Эта политика теперь оправдана. Она дала нам время, бесценное время, для постройки своих конвейеров в промышленности. В настоящее время эти конвейеры уже действуют, а некоторые спешно заканчиваются постройкой. Непрерывный поток танков, самолетов, орудий, пароходов, снарядов и оборудования – вот что дали нам эти восемнадцать месяцев. Но все это лишь начало того, что нам предстоит сделать. Нам надо признать, что мы стоим перед долгой войной против хитрых и сильных бандитов. Нападение на Пирл Харбор может повториться в любом или во многих пунктах двух океанов и вдоль обоих наших побережий и во всех остальных частях Западного полушария.

Эта война будет не только длительной, но и трудной. На такой именно перспективе мы сейчас строим все наши планы. Это – масштаб, которым мы должны измерять свои нужды и потребности в деньгах, материалах, и удваивать, учетверять, постоянно увеличивать производство. Наше производство должно быть рассчитано не только на нашу собственную армию, флот и воздушные силы. Мы должны подкреплять и другие армии, флоты и воздушные человек ни сейчас, ни через тысячу лет силы, ведущие борьбу с нацистами и японскими милитаристами как на американском континенте, так и во всем мире.

Сегодня я работал над вопросами производства. Правительство наметило две основных линии в этом вопросе: первая заключается в том, чтобы ускорить темпы всего производства, введя во всей военной промышленности, в том числе в производстве основных видов сырья, семидневную рабочую неделю. Вторая линия, которую мы сейчас осуществляем, заключается в том, чтобы ускорить расширение производственной способности путем постройки новых предприятий, расширения старых и использования большего количества мелких предприятий для военных нужд.

На том трудном пути, который мы прошли за последние месяцы, мы по временам встречались с препятствиями, разногласиями, спорами, безразличием, черствостью. Все это теперь в прошлом и, я уверен, забыто. Дело обстоит так, что наша страна в настоящее время имеет в Вашингтоне организацию, состоящую из людей, которые являются признанными специалистами в своих областях. Я считаю, что страна знает, что люди, фактически несущие ответственность за каждую из этих многочисленных областей, работают совместно с еще невиданной до сих нор согласованностью. Впереди нас ожидает трудная работа, тяжелая работа днем и ночью, каждый час и каждую минуту. Я хотел еще оказать, что каждого из нас впереди ожидают жертвы, но было бы неправильно употреблять это слово в такой связи. Соединенные Штаты не считают жертвой, если каждый делает все, что может, все свое лучшее отдает своей стране, когда страна борется за свое существование и свое будущее. В настоящее время нет необходимости сокращать производство обычных продовольственных продуктов. У нас хватит продовольствия для всех нас и останется еще достаточно для посылки тем, кто дерется в одном лагере с нами. У нас будет явная и определенная нехватка многих металлов для гражданского потребления. Я уверен, что люди во всех частях страны готовы своим личным образом жизни содействовать нашей победе и что они с радостью откажутся от тех материальных благ, от которых мы будет просить их отказаться. Я уверен в том, что они сохранят все те великие духовные ценности, без которых мы не сможем победить.

Я повторяю, что США не согласятся ни на какой исход войны, кроме победы, полной и окончательной. Нужно не только смыть позор японского вероломства, но и окончательно и полностью уничтожить корни международного зверства, где бы они ни находились. В своем обращении к конгрессу вчера я сказал, что «мы определенно добьемся того, чтобы вероломство в такой форме больше никогда нам не угрожало». Чтобы достигнуть этой определенности, мы должны начать разрешение великой задачи, которая перед нами стоит, с отказа раз навсегда от иллюзии, будто мы еще когда-нибудь сможем изолироваться от остального человечества. За эти последние несколько лет, и с особенной силой за последние несколько дней, мы получили ужасный урок. Наш долг по отношению к нашим мертвым, наш священный долг по отношению к их детям и нашим детям заключается в том, что мы никогда не должны забывать урока, который мы получили, а он состоит в следующем: в мире, который управляется на основе принципов бандитизма, не существует безопасности ни для одной страны и ни для одного человека. Не существует несокрушимой обороны против сильных агрессоров, которые подкрадываются в темноте и наносят удар без предупреждения. Мы узнали, что наше окруженное океанами полушарие не гарантировано от нападения и что мы не можем измерять свою безопасность милями по карте. Мы можем признать, что наши враги блестяще обманули нас, прекрасно рассчитали время и умело провели свой обман. Их действие было бесчестным, но мы должны считаться с тем, что современная война, ведущаяся нацистскими методами, является грязным делом. Она нам не нравится, мы не хотели в нее втягиваться, но мы уже вступили в нее и намерены драться всеми средствами, которые имеются у нас. Я думаю, что ни один американец не сомневается в нашей способности как следует наказать виновников этих преступлений.

Правительство знает, что на протяжении ряда недель Германия заявляла Японии, что если последняя не нападет на США, то после заключения мира она не будет участвовать в дележе добычи с Германией. Германия обещала ей, что, если она вступит в войну, она получит полную и вечную власть над всем Тихоокеанским бассейном, а это означает не только Дальний Восток и все острова Тихого океана, но и западное побережье Северной, Центральной и Южной Америки. Мы знаем также, что Германия и Япония ведут свои военные и морские операции по общему плану. Этот план предусматривает, что все страны и народы, которые не помогают державам оси, являются общими врагами каждой из держав оси. В этом заключается их простая и ясная широкая стратегия. Вот почему американский народ должен понять, что противопоставить ей можно только такую же широкую стратегию. Мы должны понять, например, что японские успехи в борьбе против США на Тихом океане помогают германским операциям в Ливии: что всякий германский успех на Кавказе будет неизбежно содействовать Японии в ее операциях против Голландской Индии; что германское нападение на Марокко открывает путь для германского нападения на Южную Америку. С другой стороны, мы должны понимать и знать, что партизанская борьба в Сербии помогает нам: что успешное русское наступление против немцев помогает нам; что успехи англичан на суше и на море в любой части света укрепляют наши позиции. Надо всегда помнить, что, независимо от всякого формального об'явления войны, Германия и Италия считают себя в состоянии войны с США, так же, как они считают себя в состоянии войны с Англией и с Россией, и что Германия зачислила все остальные американские республики в категорию своих врагов.

Население нашего полушария должно считать почетным для себя то обстоятельство, что наша подлинная цель, к которой мы стремимся, находится далеко за пределами кровавых полей сражения. Когда мы применяем силу, как делаем это сейчас, мы исполнены решимости, чтобы эта сила была в конечном счете направлена к добру и против зла, непосредственно вставшего перед нами. Мы, американцы, не разрушители, а строители. Мы в настоящее время ведем войну, но не ради завоеваний, не ради мести, а ради создания мира, в котором наша страна и все то, что наша страна представляет, было бы безопасным для жизни наших детей. Мы рассчитываем устранить опасность, угрожающую нам со стороны Японии, но мы добились бы очень немного, если бы мы это сделали и убедились в том, что остальной мир находится под господством Гитлера и Муссолини. Мы выиграем войну и выиграем мир, который после нее будет заключен. И в мрачные часы нынешнего дня и во все мрачные дни, которые нам еще предстоят, мы будем знать, что громадное большинство человечества на нашей стороне. Многие борются вместе с нами. Вое человечество молится за нас, так как, борясь за наше дело, мы боремся и за их дело, как и за свои, и за их надежды на свободную жизнь под властью бога».

^