Заявление тов. Литвинова на пресс-конференции
Вашингтон, 14 декабря. (ТАСС). На пресс-конференции в советском посольстве присутствовали многие представители американских газет и радиостанций, а также представители английской, канадской, латино-американской и китайской печати. В своем выступлении тов. Литвинов кратко изложил события последних шести месяцев. Он указал, что предательское нападение Гитлера дало ему преимущество, основанное на неожиданности нападения, однако планы Гитлера были построены на «целой серии просчетов в отношении военной мощи и морального состояния Советского Союза».

«Нападение без предупреждения еще до объявления войны, а иногда даже под прикрытием дипломатических переговоров, – продолжал Литвинов, – это то новое, что державы оси внесли в международную жизнь. Такая тактика дает нападающим значительные первоначальные преимущества. Американский народ всего лишь несколько дней тому назад испытал, что это означает».

Гитлер, оказал он, бросил всю свою чудовищную машину против Советского Союза, оккупировав значительную часть его территории и заставив Красную Армию эвакуировать промышленные районы в то время, как Гитлер возмещал германские потери при помощи всей мощной промышленности Германии, Австрии, Чехословакии, Бельгии, Франции и других оккупированных стран. «В течение пяти с половиной месяцев Красная Армия без помощи извне устояла перед всем давлением Германии с ее мощными резервами и ресурсами. Вполне естественно, что мы приветствовали бы создание в каком-либо районе Европы второго фронта, который оттянул бы часть вооруженных сил Гитлера и дал бы нам минуту передышки. Мы никогда, не жаловались и никогда не проявляли каких-либо требований к нашему союзнику Англии, чтобы она создала такой фронт, но мы учитывали английские заверения относительно невозможности, трудности и преждевременности вторжения на континент».

«Гитлер, – заявил далее Литвинов, – является главным виновником нынешней войны, вдохновляющим всю шайку. Уничтожение Гитлера положило бы всем им конец».

Далее тов. Литвинов указал, что не следует принимать всерьез циркулирующие за последнее время слухи о том, будто бы Гитлер решил прекратить крупные военные действия на Востоке. Лишь обстоятельства, выходящие за пределы контроля Гитлера, могут положить конец его активности. «Советское верховное командование не намерено дать Гитлеру возможности провести эту зиму в тепле. Мы намерены сломить его чудовищную машину и ее создателей. Мы считаем, что никто не может сделать этого за нас или же без нас, и мы оказали бы плохую услугу своим союзникам по общему делу, если бы мы в настоящее время хотя бы на одну минуту ослабили свои усилия в этом направлении».

«За последние несколько дней, – сказал Литвинов, – поле сражения распространяется на все континенты. Даже для тех, кого на политическом языке называют ребенком или слепым, должно быть ясно, что все то, что происходит в настоящее время, является результатом широкой конспирации кучки международных гангстеров, называющих себя державами оси и поставивших своей целью грабить все страны и поработить их народы. Очертания этого заговора появились при заключении так называемого антикоминтерновского пакта. Против небольшой кучки заговорщиков, поработивших свои собственные народы, поднялся весь остальной мир. В настоящее время в различных частях света мы имеем отдельные секторы одного великого поля сражения. В этой борьбе против международных гангстеров тяжелое бремя выпало на долю Советского Союза, Англии и Соединенных Штатов. Мы горды и счастливы тем, что считаем себя союзниками вашей великой страны. Я вполне уверен в том, что полное взаимопонимание существует или же будет достигнуто между этими тремя союзниками относительно того, кто из них должен сосредоточить наибольшие свои усилия и энергию на том или ином секторе и что в этом они будут руководствоваться интересами общего дела. Все мы находимся на одном и том же корабле и либо мы вместе погибнем, либо вместе восторжествуем над величайшим злом нашего времени, над духом агрессии, международного бесчестья и варварства. И мы восторжествуем».

В заключение Литвинов заявил: «То, что я сказал, имеет целью служить вступлением к вашим вопросам. Надеюсь, что вы простите меня, если я разочарую вас тем, что не отвечу на все вопросы, которые вас интересуют. Я понимаю, что готово сорваться с языка многих из вас, но, как вы сознаете, ваши противники еще более жадно прислушиваются к моим ответам».

Один из корреспондентов сразу же высказал предположение, что посол ответил на вопрос, «который готов сорваться с наших языков». Литвинов с ним согласился.

Затем последовал оживленный обмен вопросами и ответами, охвативший широкий круг международных событий. Корреспонденты не настаивали, когда Литвинов отказывался отвечать на некоторые вопросы, имеющие, как он указывал, стратегическое значение.

Пресс-конференция прошла в исключительно дружественной обстановке.

^