Бои за Калинин
Фашистские войска, прорвавшиеся в центр города Калинина, неоднократно пытались пробить себе дорогу на северо-восток. Немцы бросали на Затверецкий мост танки, – их уничтожили наши орудия. Враг кидал моторизованную пехоту – ее постигла та же участь. Немецкие генералы предпринимали психические атаки, но их отборные отряды каждый раз откатывались с огромными потерями.

Захватчикам пришлось перейти к обороне. Они окопались в домах и городских сооружениях, возвели сильные укрепления – дзоты, противотанковые препятствия. Городской элеватор и кирпичный завод, расположенный недалеко от элеватора, фашисты превратили в настоящие крепости.

Как выбивали немцев

Фашистские войска, прорвавшиеся в центр города Калинина, неоднократно пытались пробить себе дорогу на северо-восток. Немцы бросали на Затверецкий мост танки, – их уничтожили наши орудия. Враг кидал моторизованную пехоту – ее постигла та же участь. Немецкие генералы предпринимали психические атаки, но их отборные отряды каждый раз откатывались с огромными потерями.

Захватчикам пришлось перейти к обороне. Они окопались в домах и городских сооружениях, возвели сильные укрепления – дзоты, противотанковые препятствия. Городской элеватор и кирпичный завод, расположенный недалеко от элеватора, фашисты превратили в настоящие крепости.

Наши части, основательно прощупав силы немцев, выработали свою тактику изматывания и уничтожения противника. Действия наших подразделений сопровождались огневыми налетами большой разрушительной силы, успешными вылазками разведчиков, вгрызавшихся во вражескую оборону, и действиями мелких групп автоматчиков, истребителей. Составленные из самых отважных бойцов, эти группы причиняли врагу большой урон. Еженощно они громили вражеские блиндажи, поджигали дома, истребляли фашистов.

Несколько дней назад подразделение Майорова получило приказ форсировать на своем участке реку Волгу, но встретилось со сложными препятствиями и сплошным заградительным огнем. Несмотря ни на что, бойцы перешли реку. Однако закрепляться на противоположном берегу было невыгодно и подразделение отошло на исходные позиции. Стало очевидно, что надо искать слабое звено в системе вражеской обороны. К 5 декабря была произведена перегруппировка сил. Их сосредоточили в наиболее уязвимом для врага месте.

Артиллерийская подготовка велась и днем и ночью. Перед артиллеристами была поставлена задача подавить как можно больше огневых точек врага. Они выполнили это мастерски, подорвали железобетонный элеватор, который долго не удавалось взять приступом. Командир артиллерийского подразделения лейтенант Замора приказал бить по элеватору прямой наводкой из тяжелого орудия. Ночью из батареи командира Медведева выкатили к пункту Л (на расстоянии 3 километров от Калинина) орудие. Расчеты подготовил лейтенант Леонтьев. Сделав все вычисления, лейтенант отправился на передовую линию, залег в 500 метрах от элеватора и отсюда корректировал огонь. Первые два снаряда легли в стороне от цели. Леонтьева это обеспокоило, неприятель мог засечь орудие и вывести его из строя. Третий снаряд угодил прямо в башню и снес ее. Потом снаряды полетели в главное здание элеватора. Из 50 снарядов 43 попали в цель. Элеватор запылал.

Кромешным адом была эта ночь для фашистских мерзавцев. Лишь одно наше артиллерийское подразделение сожгло три здания, где укрывалась вражеская пехота, разбило две минометных батареи, 6 пулеметов и блиндаж. Другое подразделение подавило батарею противника, 6 станковых пулеметов, миномет, блиндаж.

Интенсивными налетами на скопления живой силы врага артиллерия помогала нашей пехоте продвигаться вперед. Взаимодействуя с артиллерией, пехотные подразделения перешли Волгу и овладели совхозом Власьево. Первыми ворвались в совхоз бойцы, которыми командовал лейтенант Зайченко. Рядом с командиром шел политрук Соснин. Политрука ранило, но он продолжал вести бой. Красноармейцы перебили свыше 200 немцев.

Вид пленных немцев вызывал отвращение. Фашистские солдаты одеты в грязные лохмотья и корчатся от холода. В штаб привели солдата 303-го полка Якоба Гюнтера. Он еле передвигался, поддерживая одной рукой остатки шаровар. Из-под ветхой пилотки торчало обмороженное ухо. На допросе Гюнтер заявил, что зимнего обмундирования Калининскому гарнизону даже не обещали. На ногах у Гюнтера обнаружили 5 пар разноцветных дамских рейтуз. Полк, в котором служил Гюнтер, был только накануне введен в бой фашистским командованием. Новое пополнение, судя по Гюнтеру и другим пленным, успело уже завшиветь.

Попытка использовать Калинин для зимовки обошлась оккупантам в тысячи и тысячи людей. Пленные в один голос говорили об огромных потерях немецкой армии. В конце ноября фашистское командование перебросило в Калинин свежую дивизию. И она была быстро потрепана.

С каждым днем напор наших частей на Калинин становился все сильнее. 6 декабря наши войска отбили у врага деревню Никифоровку. Сопротивление врага, однако, еще не было сломлено. Фашисты цеплялись за каждый дом. Их выгоняли на мороз, беспощадно били артиллерийским огнем. Мощный наступательный порыв наших частей завершился 16 декабря блестящей победой – Калинин освобожден от немецких захватчиков. Город снова стал советским!

Действующая армия, 16 декабря
^