Испанские дневники
Под Новгородом Красная Армия крепко поколотила испанскую «Голубую дивизию», набранную Франко из фалангистов, шпионов и уголовников. Перед нами три дневника испанских солдат, найденные на поле боя. Как в зеркале, отражается в них вся «Голубая дивизия».

Возьмем дневник, найденный у неизвестного убитого солдата 269-го пехотного полка «Эспарса» (полки носят имена своих командиров).

«6 июля. Капитан Гаррон бил по морде товарища за то, что он вышел без разрешения из строя».

«8 июля. После похода нас выстроили в казарме. Исчезла вечная ручка. Лейтенант сказал, что до тех пор, пока не будет найдена ручка, никто не выйдет из казармы. Уседа в этот момент свистнул. Он не имел никакого желания шутить. Наоборот, он был испуган: капитан Гаррон однажды уже бил его по морде. Теперь он получил по морде вторично».

Дивизия перешла французскую границу и двинулась через Францию в Германию. В дневнике зафиксированы впечатления от встречи, которую устроили французы проезжавшим испанцам.

«15 июля. С песнями мы прощаемся с Испанией и проезжаем Интернациональный мост... Сан Хуан де Люс, Биарриц, Байонна. Французы – плохой народ. Они грозят нам и встречают приветствиями «Рот фронт». Один наш солдат разбил бутылкой голову французу. Я также швырнул бутылку в другого, но не попал..»

Дивизия прибыла в город Графенвер (Бавария). Здесь она была экипирована, вооружена и обучена.

Тот же неизвестный солдат 269-го полка записывает:

«30 июля. Генерал произнес речь, в которой сказал, что мы являемся лучшим, что есть в испанской фаланге».

«3 августа. Арестовали двух товарищей. Немец, разругавшись с испанцами, схватил со стола нож и бросился на них. В результате один наш товарищ запустил ему в голову пивной кружкой. Кроме этого, было еще несколько стычек с немцами».

«4 августа. Стало известно, что отправляют в Испанию группу товарищей, больных венерическими болезнями... Один товарищ был арестован за то, что плохо отозвался о командовании дивизии».

«6 августа. Проходить через этот город – чистое наказание... Двое товарищей подрались».

Так проводили время в Графенвере испанские «добровольцы»: пьянствовали, дрались с немцами и между собой, заражались сами и заражали немок венерическими болезнями.

Как же они обучались?

«7 августа. Стреляли очень плохо».

«9 августа. Стреляли из орудий ПТО. Результаты очень плохие», – записывает солдат Хосе Мария Фернандес.

«9 августа. В четвертом миномете застряла мина. Немецкие инструкторы очень перепугались».

«13 августа. Нас считают лучшим отделением в роте. Бросали ручные гранаты, в связи с чем батальон понес потери « (?!).

В другом месте автор записывает, как солдаты уклонялись от обучения противохимической обороне. Чтобы обучить их, немцы применили... слезоточивые газы.

Дивизия выехала из Графенвера и 24 августа прибыла в Сувалки. В конце сентября дивизия заняла свое место на передовой линии. Началась боевая жизнь.

«29 августа. Наши начальники сами не знают, что происходит, потому что везде царит неразбериха».

«30 августа. Обращаются с нами, как в концентрационном лагере. На завтрак дают какие-то помои», – записал Хосе Мария Фернандес.

Каковы дисциплина и боевой дух испанских солдат, показывают следующие записи.

Из дневника неизвестного солдата 269-го полка:

«2 сентября. Страшный холод. Бегаем, чтобы согреться. Полковник сегодня сказал, что мы союзники Германии, а поэтому мы должны быть врагами русских, поляков и евреев».

«3 сентября. В одном доме солдат случайно выстрелил. Началась перестрелка, и взвод пошел в штыковую атаку на дом. Солдат, который стрелял, арестован. Кроме того, наказаны два товарища за то, что воровали табак. Лейтенант читал нам статьи уголовного кодекса».

В конце сентября наша авиация начала бомбить испанскую дивизию. Соответственно меняется характер записей:

«Полно вшей», «Ужасно холодно», «Промерз насквозь», «Русская авиация бомбит», «Выбыли трое по болезни», «Похоронили двоих», «Трудный марш», «Многие падают», «Сильная стрельба» и т. п., – таковы записи в дневниках. С конца октября авторы начинают писать о больших потерях дивизии:

«2 ноября. Идем по направлению к фронту. Через некоторое время нашу роту вернули обратно. Имеются сведения, что наша дивизия потеряла 4.000 человек».

Фернандес записывает:

«Когда мы выехали из Мадрида, мы были добровольцами. Но теперь все хотели бы вернуться столь же «добровольно» обратно. С нами поступили нехорошо. Дисциплина упала. Мы стали дикарями».

Все три автора дневников убиты. Такая же участь ждет и всех остальных захватчиков, пришедших в нашу страну. Они будут истреблены все до единого.

Северо-Западный фронт, 25 декабря
^