Два месяца боев за Наро-Фоминск
Как-то я спросил своего приятеля полковника П-ва, начальника штаба одной из дивизий, действующих на Западном фронте, чем он объясняет высокую чувствительность немцев к охватам флангов и обходам.

– Их офицеры слишком грамотны, – полушутя, полусерьезно ответил полковник. – Из собственной тактики, усвоенной ими точно, до автоматизма, они знают, что противник, фланги которого охвачены, должен отступить. Немцы удивлялись и даже негодовали, когда части Красной Армии не подчинялись этому правилу; сами же они большей частью точно следуют ему.

Мне вспомнился этот разговор сегодня, когда я об'езжал участок фронта под Наро-Фоминском. Судьба этого города, превращенного фашистами в солидный опорный пункт, была решена даже не охватом в собственном смысле слова, а только угрозой охвата.

Более двух месяцев Наро-Фоминск был непосредственной ареной боев. 21 октября немцы ворвались в город, который им полностью так и не удалось взять. Фронт стабилизировался по реке Наре и оставался в основном неизменным вплоть до начала декабря. Река делит город на две части: северо-восточная продолжала оставаться в руках Красной Армии, в юго-западной расположились немцы. Но даже частью города они овладели не совсем: одна из рот Н-ского гвардейского мотострелкового полка, укрепившись в районе текстильной фабрики, все два месяца удерживала участок правого берега реки.

Наро-Фоминск, несомненно, играл крупную роль в планах немецкого наступления на Москву. Город лежит на важной шоссейной магистрали – недостроенной автостраде. Москва–Киев. 75 километров прямого, широкого шоссе отделяют Наро-Фоминск от столицы. Казалось, еще один стремительный удар – и немецкие танки появятся у Калужской заставы.

Так казалось фашистским генералам. Но не так оказалось на деле. Путь германской 258-й пехотной дивизии преградила славная 1-я гвардейская мотострелковая московская дивизия. Преградила и удержала рубеж реки Нары, а теперь теснит немцев от этого рубежа на юго-запад.

Немцы вначале не собирались засиживаться в Наро-Фоминске. Это видно из характера их оборонительных сооружений. Полоса обороны по правому берегу Нары не носит сплошного характера. Используя высокий правый берег реки Нары, немцы создали ряд отдельных узлов сопротивления, крупнейшим из которых был сам город Наро-Фоминск. Эти узлы эшелонированы на значительную глубину, не менее 4–5 километров. Сильно укреплены совхоз у раз'езда Н, высота 193,8, деревни К. и Е. Здесь построены блиндажи в 3–4 наката бревен, имеются отдельные закопанные в землю танки, участки проволоки, натянутой преимущественно на деревья, минные поля; много минометов. В целом местность благоприятствовала обороне, давая немцам ряд тактических преимуществ.

К началу декабря на Наро-Фоминском направлении появились новые германские части: 20-я танковая и 3-я мотодивизия. Сосредоточив кулак севернее Наро-Фоминска, немецкое командование попыталось нанести удар на северо-восток, в общем направлении на Голицыно. Если бы этот замысел удался, фашисты не только добились бы дальнейшего продвижения по шоссе на Москву, но и поставили бы в трудное положение наши части, действующие на центральном направлении фронта.

Этот замысел полностью провалился. Вклинившиеся в нашу оборону танки и мотопехота были окружены и истреблены. Немцы понесли крупные потери, фронт остался прежним. В обеспечении этой серьезной победы сыграли немалую роль и части 1-й гвардейской дивизии, оборонявшие Наро-Фоминское направление. Гвардейцы, несмотря на угрозу флангу, не дрогнули и продолжали стойко удерживать свои рубежи.

После разгрома немецкой ударной группы инициатива прочно перешла в руки наших войск. Завязались затяжные бои, в которых немцы несли от нашего огня значительные потери. Донимала их и советская авиация: между 19 и 25 декабря сталинские соколы систематически бомбили и штурмовали район Наро-Фоминска, совершая в день до 40 и более самолето-вылетов. «Немцы очень обижались», – говорит майор Зубенко, руководивший этими операциями.

Река Нара около Наро-Фоминска образует дугу, обращенную своей выпуклостью на северо-восток. Такое начертание рубежа обороны немцев позволило нашим частям осуществить ряд ударов севернее и южнее Наро-Фоминска, в сходящихся направлениях. При дальнейшем развитии нашего наступления в этих направлениях. Наро-Фоминской группировке немцев грозило окружение. Именно эта угроза и послужила решающим моментом в бою за город, очищенный немцами днем 26 декабря под давлением наших частей. Боязнь окружения заставила немецкое командование заблаговременно начать эвакуацию Наро-Фоминского участка. По словам пленных, офицеры говорили им. что войска будут отведены на 50–60 км в тыл «для зимнего отдыха».

26 декабря Наро-Фоминск был еще ближайшим к Москве пунктом, остававшимся в руках немцев. Сейчас и отсюда немцы отходят, теснимые нашими войсками. Отходят, волоча награбленное добро, надев на себя все, что может хоть сколько-нибудь спасти от холода.

Наро-Фоминск, 27 декабря
^