Что происходит в Харькове
Документы и показания людей, бежавших из фашистского плена, дают представление о том, как немцы хозяйничают во временно захваченном ими Харькове. Цветущий город превращен в кладбище. Виселицами и расстрелами гитлеровцы насаждают свои порядки, обрекают население на лишения и неслыханные муки. Город разбит на участки. В каждом из них орудует «начальник управления» – обычно петлюровец, шпик и предатель, пользующийся каждой минутой, чтобы набить свой карман награбленным добром. «Начальники управлений» услужливо бросают в лапы палачей все новые и новые жертвы из числа харьковских граждан...

Немцы, войдя в Харьков, похвалялись, что они восстановят все предприятия городского хозяйства, а также фабрики и заводы. Пока им удалось наладить только производство... лопат. Лопаты нужны немецкому командованию, которое спешно возводит укрепления вокруг города и в окрестных селениях. Ни одно предприятие не работает. Грязный листок «Новая Украина» (редактирует его агент гестапо Сагайдачный) публикует приказы о взимании арендной платы за помещения магазинов, складов и мастерских. В газетке приводятся «правила получения коммерсантами разрешений на открытие мастерской с правом найма рабочей силы». Но мастерских никто не открывает. Деловая жизнь в городе совершенно замерла. Магазины не торгуют. Нет никакого подвоза на рынки. Иногда счастливцам удается купить стакан гороха, который стоит 30–40 рублей. Хлеба в городе вовсе нет.

На весь город имеется единственное кино, в котором демонстрируется брехливая немецкая хроника. Это кино харьковчане не посещают. Забегают в кинотеатр погреться только немецкие солдаты. Школы и больницы в Харькове и во всех окрестных селениях закрыты. Трамваи не ходят. Город погружен во мрак, так как пущена, и то на четверть своей мощности, только одна электростанция, обслуживающая нужды воинских частей.

В качестве меры для борьбы с голодом немецкое командование приказало выселить в соседние с Харьковом районы десятки тысяч горожан, живших здесь много лет.

Для евреев на окраине города в разрушенных зданиях, лишенных света и воды, устроены концлагери. Немецкие палачи приказали еврейскому населению Харькова в 24 часа покинуть свои жилища и переселиться в концлагери. Измученных, полураздетых людей нагайками и прикладами гнали вдоль улиц. Старики и дети в изнеможении падали и умирали на дороге.

Насилия и грабежи усиливаются с каждым днем по мере того, как германское командование начинает терять почву под ногами. На центральных улицах установлены виселицы. Трупы висят на перекладинах балконов. На-днях на Пушкинской улице было взорвано здание, где помещался штаб немецкого командования. За это изверги повесили 200 харьковчан – рабочих, служащих, представителей интеллигенции.

От населения и воинских частей тщательно скрывается правда о действительном положении на фронте. Но, несмотря на все рогатки, на чудовищный террор, вести о наступлении Красной Армии проникают в Харьков. Настроение немецких солдат и петлюровцев, привезенных в обозе, резко падает.

У исстрадавшегося населения Харькова крепнет надежда на освобождение, на скорый приход Красной Армии. Харьков ждет, верит, что близок час расплаты с ненавистным врагом.

Юго-Западный фронт, 10 января
// Известия № 9 (7695) от 11 января 1942 г.
^