Морские бои
Моонзундский архипелаг, состоящий из группы островов (наибольшие из них Эзель и Даго), лежит как бы в центре коммуникаций Балтийского моря. Острова архипелага правым флангом прикрывают вход в Финский залив и левым флангом – в Рижский залив.

Для того, чтобы провести транспорты в Рижский залив, врагу потребовалось произвести разведку наших сил, и он рискнул выйти в район Ирбенского пролива. Ирбенский пролив является как бы главными воротами Рижского залива. Это – единственный вход в залив, доступный для кораблей, идущих из Балтийского моря. Два вражеских эсминца, один вспомогательный крейсер и несколько торпедных катеров были встречены тремя нашими эсминцами. Корабли противника, пытаясь избежать боя, прикрылись дымовой завесой. Однако наши эсминцы открыли огонь и решительно пошли на сближение, вызвав одновременно бомбардировочную авиацию. Дистанция боя доходила до 55 кабельтовых. Артиллерийским огнем наших кораблей один неприятельский эсминец был потоплен, другой поврежден. Вспомогательный крейсер также получил попадание в корму.

12 июля наша подводная лодка, а затем и авиация донесли, что около 45–50 больших и малых транспортов, а также самоходных барж под охраной пяти эсминцев, трех сторожевых кораблей, большого количества торпедных катеров и под прикрытием истребительной авиации следуют к Ирбенскому проливу.

Для уничтожения противника были высланы эсминцы, торпедные катера, вылетела авиация. При подходе каравана к Ирбенскому проливу наши береговые батареи открыли огонь. Корабли начали двигаться зигзагами, а торпедные катера ставили дымовые завесы. Но это не помогло. Залпы наших артиллеристов метко ложились в цель. В довершение корабли врага начали взрываться на минах. Наблюдатели отчетливо видели, как пять транспортов, эсминец и сторожевой корабль в течение нескольких минут взорвались и потонули. Попав на минное поле, противник начал метаться в поисках выхода; часть кораблей повернула обратно, другие пошли дальше в Рижский залив.

Несмотря на свежую погоду, наши торпедные катера стремительно вышли в атаку, преодолевал мощный заградительный огонь с эсминцев и вооруженных транспортов. Катера противника несколько раз пытались выйти в контратаку, но наши торпедные катера каждый раз отбивали их пулеметным огнем.

18 июля противник вновь предпринял попытку прорваться в Рижский залив. 26 транспортов с войсками, шедшие в охранении эсминцев и авиации, были атакованы нашей морской авиацией и дозорным эсминцем «Стерегущий». Моряки-летчики потопили пять транспортов. «Стерегущий», несмотря на жестокий огонь эсминцев противника, прорвал охранение и врезался в гущу каравана. Меткими залпами артиллерии и торпед он уничтожил пять транспортов, а еще несколько повредил и поджег, не получив при этом ни одного попадания. Кроме того, один крупный танкер противника взорвался на мине и затонул.

Немцы решили после этого изменить тактику и стали предпринимать попытки прорыва небольшими группами транспортов, главным образом ночью.

26 июля вечером наша авиация обнаружила 12 транспортов, два миноносца и два сторожевых корабля противника, шедших из Виндавы по направлению к Ирбенскому проливу. На подходах к проливу решительной атакой наших торпедных катеров два транспорта, эсминец и сторожевой корабль были потоплены.

С 30 июня по 21 августа немцы шесть раз пытались проникнуть в Ирбен. Каждый раз нашими кораблями и береговыми батареями корабли противника беспощадно топились и поджигались.

Таким образом, попытки противника проникнуть в Рижский залив заканчивались большей частью неудачами. Плавать противнику мешали также и мины, выставленные нами в Ирбенском проливе. Тралить их противник не мог – не давали береговые батареи полуострова Сворбе.

Повидимому, германское командование приняло решение уничтожить эти батареи путем захвата полуострова десантом с моря.

В течение 13 и 14 сентября противник несколько раз пытался высадить десант на полуострове Сворбе – у южной оконечности острова Эзель. Шесть крупных транспортов, 8 эсминцев и большое количество катеров и самоходных барж под прикрытием авиации и дымовых завес пытались подойти к берегу и высадить войска.

Решительными действиями кораблей, береговых батарей и авиации балтийцы разгромили противника. При этом было потоплено четыре крупных транспорта общим водоизмещением около 28 тысяч тонн, не менее 15 тысяч солдат с вооружением, один эсминец, 10 моторных катеров и большое количество самоходных десантных барж с солдатами.

Потерпев неудачу по высадке десанта на полуострове Сворбе, противник, вероятно, решил повторить десант, предварительно уничтожив расположенные на полуострове наши береговые батареи. 25 сентября он начал их обстрел.

Первоначально противник начал обстрел артиллерией с четырех миноносцев. Они были отогнаны огнем наших батарей. Как видно, сообразив, что эсминцам с батареями не справиться, германское командование решилось на высылку крейсера, в сопровождении нескольких эсминцев.

Обстрел батарей полуострова Сворбе крейсер противника начал с больших дистанций, постепенно приближаясь на дальность действительного артиллерийского огня. С крейсера поднялись два самолета для корректировки огня. Наши истребители сбили один за другим оба самолета-корректировщика.

Отсутствие корректировки заставило маневрирующий крейсер еще больше приблизиться к берегу. Наши береговые батареи вели огонь по противнику, но дистанция боя была велика и всплески от рвущихся снарядов плохо видны. По мере приближения противника к берегу огонь улучшался, и вскоре было зарегистрировано первое попадание тяжелого снаряда в крейсер.

Всплески воды закрывали цель, но наблюдатели ясно видели и последующие попадания. Крейсер начал выходить из боя. Эсминцы прикрывали отход дымовыми завесами. В пылу боя противник совершенно не заметил, как от берега отделились и пошли в атаку наши торпедные катера.

Атаку торпедных катеров прикрывал огонь наших береговых батарей, который велся по эсминцам противника. Скоро стало видно, как снаряд разорвался у борта одного из эсминцев, а второй залп накрыл и взорвал его. Эсминец начал тонуть. Следующим залпом был поврежден второй эсминец; остальное добили торпедные катера. Выпущенные торпеды нашли цели в виде крейсера и эсминца противника.

В этом бою были потоплены крейсер и два эсминца противника. Оставшийся неповрежденным эсминец был вынужден буксировать подбитый эсминец. Этим жалким остаткам отряда германских кораблей повезло. Отход кораблей скрыла надвинувшаяся ночь.

Борьба в районе Ирбенского пролива продолжается. За два дня над островом Эзель сбито 10 немецких самолетов. 24 сентября пять немецких миноносцев пытались подойти к острову Эзель, но были отогнаны нашей береговой обороной. При этом один миноносец получил серьезные повреждения и был отбуксирован миноносцами, уходящими под прикрытием дымовой завесы.

Моряки Краснознаменного Балтийского флота проявляют подлинный героизм, защищая вход в Рижский залив.

// Известия № 234 (7610) от 3 октября 1941 г.
^