Упорные бои на южном берегу реки
Больше двух недель бойцы подразделений тов. Конькова, защищая великий город Ленина, мужественно сражаются с фашистскими захватчиками на южном берегу реки В.

Немцы, прорвавшиеся к реке, построили здесь большое количество дерево-земляных огневых точек, замаскировали десятки станковых пулеметов. Бойцы подразделений тов. Конькова успешно выбивают врага из его укреплений. Сражения на южном берегу реки носят ожесточенный характер. Немцы много раз пытались разбить бойцов, переправившихся на левый берег реки. Но попытки врага разбиваются о стойкость наших бойцов и командиров.

Крепко уцепившись за берег, наши подразделения, несмотря на ожесточенный огонь вражеской артиллерии, минометов и авиации, продвигаются вперед.

Бойцы подразделения, которым командует т. Сафронов, выбив немцев из укреплений, удерживают их за собой. На этот участок немцы не раз бросали в атаку свою пехоту и танки. Они пускали в ход артиллерию, но всякий раз безрезультатно. Бойцы группы т. Сергеева захватили у врага противотанковую пушку, два станковых пулемета, три миномета и много другого оружия. Они уничтожили много фашистов и значительно продвинулись вперед.

Борьба на этом участке фронта идет на небольшом отрезке земли, но каждый километр приходится преодолевать с большими боями.

Большую помощь пехоте оказывают артиллеристы подразделения, которым командует капитан Черненко.

Сегодня, когда подразделение майора Монас, переправившись на южный берег реки, перешло в атаку, артиллеристы т. Черненко трижды проводили огневые налеты. Вначале они били по минному полю и проволочным заграждениям. Затем, когда в укреплениях врага был сделан проход для пехоты, они перенесли огонь на 300 метров вперед.

Сразу же после того, как артиллерия стала обстреливать укрепления врага, наша пехота бросилась вперед в образовавшиеся проходы и заняла важный рубеж, откуда еще полчаса тому назад немцы вели ожесточенный огонь.

Командиры батарей тт. Афанасьев и Карев устроили свои наблюдательные пункты на возвышенных местах таким образом, что, оставаясь незамеченными, видели все далеко вокруг себя.

Вот по телефону докладывает лейтенант Афанасьев. Он ясно видит, как наша пехота, поднявшись вслед за огневым валом, вырвалась вперед и подошла к опушке леса. Начальник штаба артиллерийского подразделения, которое поддерживает действия пехоты, старший лейтенант Агафонов внимательно слушает т. Афанасьева и обо всех его наблюдениях передает на командный пункт тов. Конькова. Через минуту оттуда поступает приказ:

– Перенести огонь еще на 300 метров вперед.

Этот приказ по прямому проводу передается на батарею. В землянку, доносится гул артиллерийской стрельбы. Тов. Агафонов, не отрываясь от телефонной трубки, с величайшим напряжением следит за ходом операции.

Вновь поступает команда:

– Еще на 350 метров вперед!

В томительном ожидании проходит несколько минут. С наблюдательного пункта передают, что наши бойцы ворвались в расположение врага и там завязался ожесточенный бой.

– Немцы дрогнули и отошли, – сообщает старший лейтенант Агафонов, не отрываясь от телефонной трубки.

В боях на южном берегу реки артиллеристы части капитана Черненко подавили своим огнем шесть артиллерийских батарей, взвод противотанковых орудий, пять минометных батарей. Они подбили шесть танков, две бронемашины и уничтожили 22 станковых пулемета.

Артиллеристы всеми средствами стремятся облегчить продвижение пехоты. Они не ждут, когда от них потребуют открыть огонь в том или ином направлении. Непрерывно наблюдая за полем боя, они сами уничтожают помехи, встающие на пути отважных пехотинцев.

Капитан Черненко рассказывает такой случай. Однажды командир пехотного подразделения попросил подавить одну минометную батарею врага. Не успел он передать свою просьбу по телефону, как тотчас же позвонил вновь и сообщил:

– Все в порядке, батарея замолчала.

Минометную батарею, оказывается, заметили артиллеристы т. Афанасьева и, не дожидаясь команды, подавили ее двумя выстрелами.

Между пехотинцами и артиллеристами в подразделениях тов. Конькова существует большая дружба. И именно этой спаянности и согласованности в действиях обязаны они успехами в борьбе с врагом на южном берегу реки.

Фашисты несут на этом участке фронта большие потери. Они кидают в бой все новые и новые части.

Захваченный в плен немецкий солдат Фриц Бауэр в своих показаниях отметил, что в его роте осталось всего 60 человек. Начиная с 5 сентября, ее пополняли трижды, и все же потери превышают пополнения.

Военнопленный ефрейтор Герберт Гофман был радистом в составе парашютного десанта, который был выброшен на острове Крит. В июле Гофман и его часть – полк 11-й летной дивизии отправлены в Германию, а в конце сентября их перебросили к Ленинграду. Здесь батальон, где был Герберт Гофман, получил задание оборонять один из участков южного берега реки. В результате действий нашей пехоты батальон в течение нескольких дней потерял убитыми и ранеными около половины всего состава.

– Только за один день 1 октября в нашей роте было убито 20 человек и тяжело ранено 25, – показал Герберт Гофман.

В его роте осталось не больше 40–45 солдат. Вместе с тем натиск наших бойцов усиливался, и фашисты вынуждены были бросить в бой штабную роту, которая до того никогда в боевых действиях не участвовала.

Подразделения тов. Конькова, неуклонно продвигаясь к важному узловому пункту, продолжают наносить врагу удары, уничтожая его живую силу и технику.

Действующая армия, 9 октября
// Известия № от 10 октября 1941 г.
^