Летчики-истребители майора Найденко
Кто из москвичей, услышав над городом ровный и мощный гул мотора, не поднимал головы и, проводив быстрокрылую машину глазами, не восклицал удовлетворенно:

– Ястребки патрулируют. Молодцы!

Ни на один день не смолкают моторы советских истребителей. Каждодневно вылетают они на боевые операции, ежедневно происходят жестокие воздушные схватки.

Истребительный полк, где командиром майор Найденко, на фронте с первого дня войны. За это время трудно выделить период, когда в полку не было работы, как здесь говорят. И работу эту лучше всего характеризует тот факт, что в составе полка 27 орденоносцев и два Героя Советского Союза.

Они все очень молоды, эти отважные истребители врага. Когда в землянке, где помещается командный пункт, собрался почти весь летный состав, завязался разговор о годах.

– А в самом деле, кто из нас старший? – спросил один из собеседников.

– Я, – ответил командир полка майор Найденко, имея в виду отнюдь не свое служебное положение, а возраст. Майор 1915 года рождения. Он прошел уже две войны и сейчас ведет третью. на его груди три ордена Красного Знамени. В его активе десятки отважных операций. Начав нынешнюю войну командиром эскадрильи и капитаном, он продолжает ее уже майором и командиром полка. А майору всего только 27 лет, при чем он действительно старейший, потому что Герою Советского Союза Ридному – 24 года, Кривошеину – 22. Герою Советского Союза Каменщикову – 26, Матюшкину – 20. В молодости – выносливость и сила, отвага и доблесть, помноженные здесь на крепкие знания, трезвый расчет и безграничную любовь к родине.

Много в истории полка страниц, делающих его славу. О его боевых операциях можно рассказывать часами.

Это было еще осенью. 6 истребителей под командовапием капитана Найденко вылетели по заданию. Над городом Н. шестерка встретила 12 «Юнкерсов» и 9 «Мсссершмиттов». Тем не менее бой был принят. Развернувшись, истребители пошли в атаку и в результате первого же удара Найденко и Ридный зажгли по самолету. Вторая атака, третья. В групповом бою истребители сшибли еще три вражеских самолета. Противник вынужден был уйти в облака, а шестерка, построившись, возвратилась на свою базу.

Разведка донесла, что на одном из вражеских аэродромов сосредоточено 70 самолетов и большие запасы горючего. Капитан Арсенин получил задание вылететь во главе семерки истребителей на штурмовку осиного гнезда. Зарядив пулеметы, забрав, кроме того, максимальное количество бомб, семеро смелых ушли в воздух. Вынырнув из-за леса, советские истребители неожиданно сбросили бомбы.

– Внизу паника, – рассказывает капитал Арсенин. – Взрывы, пожары, тут уж не до взлета для отражения нашего нападения. Но и нам не время было уходить, поскольку полны еще были пулеметные комплекты. И семерка на бреющем два раза прошлась над аэродромом, поливая свинцом все живое. Уже собрались уходить, когда увидели, что один «Мессершмитт» все-таки поднимается. Добили и его. Через день разведка сообщила, что на аэродроме враг потерял не меньше тридцати своих самолетов.

Заместитель командира эскадрильи Смирнов пошел со звеном в разведку вражеского тыла. Вскоре было обнаружено передвижение колонны противника, состоявшей из пехоты, автомашин, танков, мотоциклов. Не обнаруживая себя, звено возвратилось на базу, доложило обстановку. В воздух поднялись шесть штурмовиков в сопровождении тех же истребителей. Как и в разведке, скрытно подобравшись к хвосту колонны, нанесли молниеносный удар. С земли ответили ожесточенным огнем. Истребители взялись за подавление огневых точек противника. Немцы ослабили огонь, штурмовики же тем временем предпринимали одну атаку за другой.

Исключительная бережливость к материальной части, любовное отношение к самолету, твердая уверенность в том, что машина – этот боевой друг – никогда не подведет, – вот что отличает летчиков Найденко. Эта уверенность подтверждена безотказным действием моторов и самолетов. В истории полка еще не было случая невылета на задание из-за того, что отказал мотор. Между тем каждый из летчиков сделал за время войны больше 100 боевых вылетов. Даже сейчас, при сравнительно небольшом световом дне, самолеты ежедневно делают по нескольку вылетов. Суровой зимой материальная часть действует так же безотказно, как она действовала летом. И здесь надо сказать о тех, кто своим беззаветным трудом обеспечивает успех операций. Младший воентехник Лунев, техник второго ранга Зайцев, старшины Дмитриев и Карето, техник по вооружению Киселев – такая же молодежь, что и летчики. Они изучили свои машины, их повадки, особенности. И, когда дежурный на командном пункте докладывает о приходе последней машины, когда летчики, поужинав, разбредаются по землянкам, где возникают веселая песня, гитарный перебор, а часто и пляска, вступают на вахту техники. Еще и еще раз выслушивают мотор, проверяют все до мелочей и не успокаиваются даже в том случае, если все окажется в порядке. Всю ночь прогреваются машины, готовые в любую минуту к взлету.

Полк майора Найденко действовал на разных фронтах. Успешно начав счет сбитых вражеских самолетов еще в июле 1941 года, полк продолжает истребление врага и в 1942 году. Журнал боевых вылетов только за последнюю неделю зарегистрировал еще шесть побед. Три из них приходятся на долю Ридного и Каменщикова. Теперь у первого в активе 10 лично сбитых самолетов и 11, сбитых в групповых боях. У второго 8 и 12. А у полка счет побед заканчивался вчера цифрой – 176.

Сто семьдесят шесть сбитых и уничтоженных на аэродромах самолетов противника против 13 потерянных своих, – таков итог жарких боев полка с немецко-фашистскими пиратами.

В полку свято чтут память погибших товарищей. Один из них пал жертвой врага недавно, когда наши доблестные части вышибали немцев из Волоколамска. Подбитый вражеским огнем, летчик Завьялов не смог дотянуть до нашей территории и был вынужден сесть во вражеском расположении. На его правом виске товарищи обнаружили стреляную рану. Завьялов всегда говорил, что он не сдастся врагам живым, он так и сделал.

Товарищи похоронили Завьялова, отдав ему воинские почести. Над его гробом они поклялись отомстить за его молодую жизнь. И они мстят, наши отважные советские истребители, мстят всюду, где бы ни появлялся враг.

Западный фронт, 5 февраля
^