В Наркоминделе
6 апреля с. г. шведский посланник г. Ассарссон вручил Заместителю Народного Комиссара Иностранных Дел тов. А. Я. Вышинскому от имени Шведского Правительства меморандум с протестом по поводу бомбардировки якобы советским самолетом гор. Хапаранда и сбрасывания этим самолетом на шведскую территорию листовок и нарушения, таким образом, нейтралитета Швеции.

7 апреля с. г. Заместитель Народного Комиссара Иностранных Дел тов. Вышинский по поручению Советского Правительства на этот меморандум вручил шведскому посланнику г. Ассарссон следующий ответ:

Народный Комиссариат Иностранных Дел в ответ на меморандум Шведской Миссии от 6 апреля с. г. имеет честь по поручению Советского Правительства сообщить, что ни один советский самолет не летал над городом Хапаранда и не сбрасывал бомб и листовок на шведскую территорию.

В своей ноте Шведское Правительство в доказательство того, что сбросивший бомбы и листовки самолет был советским, ссылается на то обстоятельство, что на осколках бомб имелись якобы русские буквы, а листовки были отпечатаны на русском и немецком языках и содержали в себе призыв перейти на советскую сторону.

Советское Правительство считает, что указанные выше обстоятельства не могут ни в какой мере служить доказательсчтвом советской принадлежности самолета, так как использование гитлеровцами и их финскими сообщниками каких-либо предметов с русскими буквами или советскими метками и распространение ими, под видом советских, всякого рода листовок – является одним из широко применяемых этими господами методов провокационной работы, что, очевидно, имело место и в данном случае.

Ввиду вышеизложенного и на основании произведенной соответствующими органами проверки, Советское Правительство заявляет, что советская авиация к указанному в ноте Шведского Правительства от 6 апреля с. г. случаю, не имеет никакого отношения, в силу чего Советское Правительство не может принять протеста, заявленного Правительством Швеции.

// Известия № 82 (7768) от 8 апреля 1942 г.
^