Германские танковые части весной
В течение десяти месяцев войны немецко-фашистские бронетанковые войска претерпели значительные изменения.

В момент вероломного нападения на Советский Союз танковые и моторизованные войска противника представляли собой его основную ударную силу. Используя преимущества внезапности, а также численное превосходство в танках, немцы ценой огромных потерь в материальной части и людях рвались вперед, имея в авангарде танки и мотопехоту.

Тактика немецких танковых дивизий на первом этапе войны имела свои особенности. Танковые соединения действовали стремительно и с большим отрывом от своих баз и пехотных частей. Остающиеся в тылу наши части наглым врагом в расчет не принимались. Перед танковыми дивизиями, которые часто сводились вместе с моторизованными дивизиями в отдельные танковые корпуса и группы, немецкое командование ставило задачу разобщения и окружения наших войск и выхода на наши коммуникации.

Танки на решающем направлении применялись массированно. Танковые дивизии немцев к началу войны с Советским Союзом были полностью укомплектованы людьми и материальной частью. Кадры немецких танкистов состояли из матерых фашистских головорезов, принимавших участие в походах в Польшу, на Запад и в Грецию.

И все же, несмотря на численное превосходство танков, немцам не удалась молниеносная война с СССР. Первые же дни войны немецко-фашистских захватчиков с Советским Союзом показали, что они имеют перед собой совсем иного противника, чем те, с которыми им раньше приходилось встречаться.

Мало того. Под влиянием упорных сдерживающих боев, которым вела Красная Армия, немецкие танковые дивизии вынуждены были изменить свою тактику, приспосабливать ее к новым условиям ведения войны. По существу Красная Армия уже в первые месяцы воины заставила фашистов пересмотреть свои взгляды на использование танков.

Прежде всего немецким танкистам не удались операции по окружению наших частей. Наоборот, можно привести немало случаев, когда прорвавшиеся фашистские танки отсекались нашими войсками и уничтожались в глубине расположения нашей обороны.

Буквально в первые дни войны, 27 июня, в районе северо-западнее Минска нашими танкистами был нанесен мощный удар но 39-му танковому корпусу немцев; был разгромлен штаб этого корпуса.

В ходе дальнейших боев выявились многие характерные детали в тактике немецких танков, не предусмотренные уставом германской армии. Оказалось, например, что немецкие танкисты, если они не имели значительного численного превосходства, избегали вступать в бой с нашими средними и тяжелыми танками.

Фашистская пехота, как правило, не шла в наступление, если не имела впереди себя танков.

При атаках наших войск немцы часто закапывали свои танки, используя их в качестве дотов.

В период октябрьских и ноябрьских боев немецкое командование сделало новую попытку массированного применения большого количества танков. В наступлении на Москву принимали участие основные силы танковых войск германской армии. Однако эта попытка также разбилась о героическое сопротивление наших войск.

В боях под Ростовом и во время начавшегося в декабре контрнаступления Красной Армии под Москвой немецкие танковые войска понесли огромные потери в технике и живой силе. Особенно большие потери понесли танковые группы Клейста (Южный фронт) и Гудериана (Западный фронт).

Вот что рассказывает по этому поводу военнопленный танкист 16-й танковой дивизии Фридрих Сандрок:

«16-я танковая дивизия действовала в районе западнее Шахты–Новошахтинск. Во 2-м танковом полку, входившем в состав дивизии, после боев под Ростовом осталось всего 45 танков, которые в значительной степени были изношены. При отступлении было подбито и вышло из строя до 25 танков. После того, как отступившие немецкие части отошли в тыл, 2-й танковый полк в течение двух месяцев приводил себя в порядок. В полку все перемешалось. Танки и личный состав перебрасывались из одной роты в другую. Батальоны перестали существовать. Командиры батальонов ушли со своих постов. Часть офицеров-танкистов была откомандирована в Германию для подготовки новых кадров. Часть солдат была откомандирована в так называемые санные отряды по снабжению различных подразделений дивизии, еще продолжавших действовать на фронте».

Такое же примерно положение было и в других танковых дивизиях южной группировки Клейста.

Таким образом, несмотря на пополнения в материальной части и в людском составе, которые получали немецкие танковые дивизии, фашисты не могли поддерживать состав этих дивизии на том уровне, который обеспечивал бы их боеспособность.

Остатки разбитых танковых дивизий были использованы дли организации небольших танковых отрядов по 20-25 танков. Эти отряды придавались пехотным частям. Перед танками ставились ограниченные тактические задачи по поддержке пехоты. В некоторых случаях немецкие танки использовались для контратак, а часто – в качестве неподвижных огневых точек.

С наступлением весны немцы пытаются на некоторых участках фронта вводить в бой группы танков в 60-70 единиц. В Крыму в конце марта немцы пытались добиться успеха вводом в бой одновременно большого количества танков, но были отброшены и понесли большие потери.

К числу узких мест германской армии безусловно относится проблема пополнения танковых войск материальной частью.

Несмотря на сильно развитую танковую промышленность внутри страны, а также использование промышленности оккупированных и «союзных» стран, Германии становится все труднее и труднее восполнять потери в танках на советско-германском фронте.

Правда, в течение зимы немцы, очевидно, накапливали танковые резервы. Это делалось, с одной стороны, путем организации большего количества ремонтных баз и, с другой, за счет усиления производства новых танков. Но, как известно, промышленность Германии испытывает сейчас огромные затруднения в квалифицированной рабочей силе, в отдельных дефицитных материалах, необходимых в танкостроения. Сюда относятся в первую очередь легированные стали, имеющие в своем составе хром, марганец, молибден, никель.

Опыт десятимесячных боев показал, что качество брони немецких танков не слишком высокое, именно в силу отсутствия в них достаточного количества легирующих примесей.

Немецкие танки выпуска 1942 года имеют некоторое усиление брони и частично вооружения. Судя по показаниям пленных, немцы пытаются установить на танках более мощные пушки, в частности пушки, используемые сейчас в качестве зенитных и противотанковых. Увеличится, видимо, и количество самоходных пушечных установок на шасси танка. Кое-что предпринимается и в отношении нового принципа в использовании танков.

Последние бои показывают, что фашисты стремятся использовать свои танки более экономно – в тесном взаимодействии с пехотой, которую, кстати, заставляют наступать, размещая ее между эшелонами танков с расчетом воздействовать на своих «нерадивых» пехотинцев огнем из танковых пулеметов.

Показателен самый факт ввода в бой немецких танков, предназначенных для пресловутого «весеннего наступления», задолго до наступления весны. Это обстоятельство лишний раз подчеркивает затруднения, которые стоят перед фашистской армией в вопросах создания резервов.

Все же нужно полагать, что немцы имеют значительное количество танков. В течение зимы им удалось, вероятно, создать ряд новых танковых и моторизованных дивизий, но в целом танковая армия противника уже не та, какой она была к моменту нападения на СССР. Глубокие изменения произошли и в личном составе экипажей танков. Танковые «ассы», безнаказанно прошедшие по полям Польши, Бельгии, Голландии и Франции, нашли себе бесславную могилу на полях нашей великой родины. На скорую руку подготовленные новые кадры танкистов по своему техническому и моральному состоянию не идут ни в какое сравнение с танкистами образца июня–октября 1941 г.

Путем ряда мероприятий немецкое командование пытается компенсировать недостаточную подготовку новых кадров танковых соединений за счет образования смешанных экипажей, включающих в свой состав «старых» и «молодых» танкистов. Однако, как и всякая полумера, это мероприятие не приводит к ожидаемому результату. Так, например, в одном бою на Юго-Западном фронте, несмотря на численное превосходство группы немецких танков, «весенние» танкисты бросили свои танки и бежали.

Было бы ошибкой считать, что немецкие автобронетанковые войска уже не представляют большой силы. В ходе предстоящих боев противник активизирует свои действия путем ввода в бой одновременно значительного количества танковых соединений.

Однако, возросшая активность и эффективность всей нашей противотанковой обороны, умение разгадать уловки и ухищрение врага, выработанное в процессе истекшего периода войны у нашего командного и рядового состава, а также усиление наших собственных танковых сил, позволяют уверенно и спокойно встретить новые авантюры фашистских захватчиков. Весной и летом Красная Армия будет бить немецкие танковые части еще более крепко, чем зимой.

^