В наступлении
Просохли весенние дорога, на которых так много и славно поработали наши саперы. На запад, на Украину зовут, ведут они, широкие, укатанные, обрамленные ясенями. Нежной зеленью оперились ветви деревьев. По обе стороны дороги – поля, покрытые зелеными коврами ранних всходов. Весна, весна колхозная, прифронтовая. Шагает она по просторам полей, гудит моторами тракторов, звенит песнями. С ней перекликаются танки, оставляющие на дорогах глубокие рубчатые следы. В солнечной синеве величаво и грозно плывут могучие бомбардировщики. На запад торопятся грузовики. У мостов и переправ регулировщики взмахивают флажками, открывая и указывая путь. На придорожных откосах щебнем выложен боевой лозунг нашей весны: вперед на запад!

У этой грани, захлебнувшись в собственной крови, споткнулись в свое время немцы. Отсюда зимой попятились они. И еще дальше побегут они вспять под таранящими ударами нашей армии.

Линия фронта. Село, из которого только-что выбиты немцы. Слепы пустые, разбитые окна. Убегая из села, немцы бросали в печи гранаты, выворачивали внутренности домов. Эхо многократно повторяет гром танкового боя. Нет секунды, чтобы стих гул авиационных моторов. На пригорке в лесочке развернулся медсанбат. Связисты тянут кабель. Где-то совсем рядом методично бьет гаубичная батарея, только-что выдвинувшаяся на новые огневые позиции. По обочине дороги конвойные ведут группу пленных. Наш наступательный удар был внезапен и ошеломляющ. Ефрейтор Эрих Мюнцель растерянно бормочет:

– Было тихо и вдруг... я выскочил из дома, а тут уже ваш танк...

Еще группа пленных. Щуплый парень жмурится, когда стреляют орудия. Ганс Паулькерт из Брауншвейга. Ему восемнадцать лет. Это гитлеровские резервы. Неподалеку распластался целенький «Мессершмитт-109». Заводской номер 13246. Выпуск марта 1942 года. Это тоже гитлеровские резервы. Наши зенитчики подбили «мессеру» мотор. Так на брюхо и плюхнулся немец. Над этим участком фронта небо превратилось в арену непрерывных воздушных боев. Еще в первые часы наступления, когда построившимся частям зачитывали приказ командования, над нами прошло несколько эскадрилий наших бомбардировщиков. Пехотинцы не сдержались. Громогласным «ура» проводили они воздушных витязей. И когда приказ был прочтен, заторопились все:

– Вперед, вперед, как бы не опоздать, наши летчика уже сражаются!

На второй день боев противник бросил сюда свою маневренную авиагруппу. Завыли было над боевыми порядками наших частей «Юнкерсы» и «Мессершмитты ». Но они наткнулись на наши «Миги», «Лаги», «Чайки», и не один фашистский самолет уже ткнулся в землю. Немцы сунулись к переправам, – там их встретили зенитчики и до земли провожали истребители. Тысячи бомб хотели обрушить немцы на переправы. Бомбы упали в болота, в реку, в леса. На огромной высоте, прижимаясь к облакам, перелетают немцы опоясанную огнем линию фронта. Но и тут их находят наши неутомимые ястребки, рассеивают вражеский строй.

А туда, на запад, методично и непрерывно, звено за звеном, эскадрилья за эскадрильей летят и летят ночью и днем, волна за волной наши штурмовики и бомбардировщики. И дымятся разбитые немецкие танки, взлетают на воздух батареи.

Чтобы залатать зияющие бреши в своих линиях, немцы вводят в бой крупные танковые группы. Они рассчитывали прорваться на участках, занятых бойцами Н-ской части, но их встретил такой отпор, столько машин потеряли фашисты от огня наших артиллеристов, от метких выстрелов бронебойщиков, что поле боя превратилось в кладбище немецких танков. Танки, посылаемые противником в контратаку, возвращаются обратно. Они боятся нашей пехоты, обстрелянной, стойкой, ненавидящей врага, стремящейся вперед, на запад.

В перелеске на короткий перерыв остановились только-что вышедшие из боя и отогнавшие немцев наши танки. Здесь же зенитчики. Они охраняют танкистов от воздушного нападения. У машин и установок хлопочет воентехник Галушко, черный под слоем пыли. Сверкают только глаза да зубы. Он, не спавший трое суток, и не думает об отдыхе. Веселый, в промасленной тужурке, он в самые опасные минуты боя оказывается впереди.

В тяжелый танк садится группа командиров. Этот танк сейчас пойдет в немецкий тыл. Пулеметные очереди тонут в гуле батарей. В небе четким строем летят «илы». Бой разгорается. Ожесточенный, яростный бой, в котором сегодня, как и вчера, победят наша техника, наше мужество, наши бойцы и командиры.

Харьковское направление, 16 мая
Подготовил Пётр Андриянов, источник текста: Милитера (Военная литература)
^