На Харьковском направлении
Крупными силами пехоты и танков при поддержке авиации противник начал наступление на левом фланге одного из участков Харьковского направления, намереваясь обойти этот фланг. Началось кровопролитное сражение, неоднократно переходившее в рукопашные схватки. Беспрерывно завязывались воздушные бои.

Мужественно отражая натиск врага, вовремя разгадывая его замыслы, наши части отбили атаки немцев и нанесли им огромный ypoн в живой силе и технике. Обескровленные фашистские части откатились на исходные рубежи.

Ночь прошла сравнительно спокойно. Противник спешно подводил новые резервы и вел усиленную разведку боем, стараясь уточнить расположение наших огневых точек и нащупать уязвимое место. Наши части уверенно ждали новой встречи с врагом. Летчики бомбили коммуникации гитлеровцев, пункты их сосредоточения.

На рассвете немцы возобновили наступление. После 30-минутной артиллерийской и авиационной подготовки гитлеровская пехота, прикрываясь броней десятков танков, двинулась на наши позиции.

Весь день продолжались ожесточеннейшие бои. Надежды немецкого командования на прорыв нашей обороны мощным кулаком провалились. Наши части несколько раз отбрасывали противника на исходные позиции и причинили ему огромный урон.

Наши бойцы преградили путь немецким танкам к важному рубежу. Одиннадцать фашистских машин ползли на позиции, занятые небольшой группой бойцов, намереваясь на узком участке проломить брешь для гитлеровской пехоты. Подойдя к нашему переднему краю, они разделились на две группы. Пять танков с пехотным десантом на них приблизились к нашему земляному укреплению. Бойцами там командовал младший лейтенант Петр Жданов.

Когда головной фашистский танк подошел к месту, где была заложена управляемая мина, Жданов взорвал ее. Танк перевернулся и придавил сидевших на нем автоматчиков. Это послужило сигналом для бойцов. Связки гранат и бутылки с горючей смесью полетели во вражеские машины. Две из них запылали. С остальными двумя вступил в бой орудийный расчет сержанта Акулова. Артиллеристы первыми же выстрелами подбили еще один танк.

В это время вражеский снаряд попал в ров, где были сложены наши боеприпасы. Раздался оглушительный взрыв. Осколок снаряда насмерть поразил Акулова. Выбыл из строя весь орудийный расчет. Тяжело раненый наводчик Филипп Дударев, собрав остаток сил, послал три последних снаряда в лоб четвертому фашистскому танку. Из развороченной брони его повалил густой дым.

Вторая группа из шести танков прорвалась через линию обороны и помчалась к командному пункту части. Лейтенант Квятковский и красноармейцы Корякин, Шендо, Соловьев, Струков и Ефимович решили преградить им путь. И танки не прошли, не пробились к штабу. Они лежат обгорелые на поле сражения. Рядом с ними лежали трупы шестерых советских героев, имена которых не забудет наша страна. Вскоре на этот участок прибыла наша гвардейская часть. Завязались жестокие бои. Три раза ходили гитлеровцы в атаку и три раза откатывались назад. Гвардейцы уничтожили много сотен немецких солдат и офицеров, 60 автомашин и 4 танка. Только сконцентрировав намного превосходящие силы, противнику удалось потеснить наши части и занять несколько населенных пунктов. Во второй половине дня наступление немцев было остановлено, и они, убедившись в бесцельности своих попыток прорваться, сами перешли к обороне.

Вскоре наши войска перешли в стремительную контратаку, выбили фашистов из занятых ими накануне позиций и восстановили положение.

На одном из участков советские пехотинцы при поддержке танков перешли в мощную контратаку и сломили упорное сопротивление врага. Фашисты откатились, понеся очень крупные потери в живой силе и технике.

Предпринятая гитлеровцами массированная танковая атака против подразделения, где командиром т. Котов, сорвалась благодаря мужеству наших бойцов. Тогда немцы решили использовать свои танки как кочующие огневые точки для прикрытия пехоты с группами автоматчиков впереди. Подразделение противопоставило этому замыслу врага сплошной заслон из огня артиллерии и минометов. Два танка и много немецких солдат и офицеров истребили артиллеристы.

В этом бою был момент, когда значительной группе фашистов удалось на фланге подразделения подобраться вплотную к нашим окопам. Создалась угроза обхода. Но тут в штыки на врага пошли стрелки, минометчики и саперы.

Фашисты, не ожидавшие такого стремительного натиска, обратились в бегство. Этому способствовали также взрывы в тылу у немцев: командир минометного расчета Трубецкий четырьмя минами разрушил дом, в котором гитлеровцы устроили склад боеприпасов, и взорвал автомашину с грузами.

Стрелки и минометчики штыковой контратакой уничтожили 60 немцев. Саперы под командованием т. Бурмистрова отбили у противника орудие.

В соседнем секторе группа бойцов под командованием т. Густова окружила большой отряд вражеских автоматчиков. Немцы спешно организовали подкрепление, которое переправлялось через реку на лодках. Это заметил пулеметчик Кийко. Он бросился к миномету, расчет которого был выведен из строя, и открыл огонь по переправе. Несколькими минами лодки с фашистами были пущены на дно. Бойцы полностью уничтожили окруженных автоматчиков.

Подразделение, где командиром младший лейтенант Шумов, в жаркой схватке попало в кольцо противника. Командир и его славные бойцы не растерялись, трижды ходили они в атаку, и враг, не выдержав напора, вынужден был разомкнуть кольцо, при чем понес большие потери.

Пулеметчик Черноусов сражался до последнего патрона, истребил не менее 100 фашистов и, до конца выполнив свой долг перед родиной, пал смертью героя.

Значительную активность проявляет авиация противника. Она несет большие потери от огня нашего пехотного оружия и зениток. Над одной только частью, где комиссаром т. Рощупкин, сбиты два самолета «Юнкерс-52». Один из них дотянул до расположения своих войск. Другой упал; экипаж его захвачен в плен.

Бои на левом фланге этого участка фронта продолжаются с прежним ожесточением. Не считаясь с потерями и беспрерывно подтягивая резервы, противник повторяет попытки прорвать нашу оборону.

Юго-Западный фронт, 27 июня
// Известия № 150 (7836) от 28 июня 1942 г.
^