Они почувствуют!
В немецкой газете «Дас рейх« напечатана статья Геббельса. Колченогий пишет: «Немцы должны стать более жестокими и приобрести бесчувственность как в отношении самих себя, так и противника».

Можно подумать, что немцы до сих пор были сентиментальными барышнями. Можно подумать, что им не хватало жестокости.

Они вешают десятками. Колченогий требует виселиц для сотен. Они расстреливают сотни, колченогий предлагает расстреливать тысячи. Они пытают, но эти пытки кажутся колченогому чересчур упрощенными: он предлагает своим стать жестокими. Да, это не опечатка — колченогий предлагает немцам стать немцами вдвойне! Ничего нет опаснее ядовитого паука перед смертью. Предчувствуя свою погибель, немчура готовит новые пытки. Ученики колченогого, все эти «герр-докторы» сидят и придумывают, каким еще пыткам предать наших жен и наших детей.

К нам они не были особенно «чувствительны». Они распарывали животы у беременных женщин. Они поили умиравших раненых лошадиной мочей. Они насиловали девочек, а потом относили их на лед и снова насиловали.

Но теперь они решили стать бесчувственными к себе. Таков приказ Геббельса. Интересно придумано. Значит мы их будем бить, а они не почувствуют. Врет колченогий. Мы видели, как фрицы визжат и хнычут. Они весело режут русскую девушку, но они плачут от булавочного укола, от мозоли, от далекого голоса наших батарей. У этих сверхскотов удивительно чувствительная кожа. Посмотрим, как они выполнят предписание Геббельса. Товарищи бойцы, посмотрите еще раз, действуют ли ручные гранаты на «бесчувственную» немчуру. Проверьте снова, доходят ли до них удары штыка. Посмотрите, хорошо ли умирают они от наших мин и снарядов.

Мы не хотим быть жестокими. Мы знаем, что такое женские слезы и плач ребенка. Мы воспитаны на основах человеколюбия и товарищества. Но мы приняли на себя великое дело, продиктованное любовью и солидарностью: уничтожить гитлеровскую немчуру. Настанет день, и в школах будут рассказывать о доблестных дивизиях, истребивших тысячи и тысячи паршивых, кровожадных фрицов. Настанет день, и не только у нас — нет, во всех столицах Европы мы прочитаем на цоколях памятников, среди других имен, имя гуманиста Мамедова, героически истребившего 70 немецких насильников.

Они требуют: «будьте жестокими», они пытают, насилуют, жгут. Мы говорим: ты проснулся, перед тобой новый день, — во имя человеколюбия убей еще парочку фрицев — дети и внуки помянут твое имя.

Подготовил Ярослав Огнев, источник текста: Блог Ярослава Огнева
^