Люди фронта

Ночью связного Дементьева вызвал к себе командир. Он протянул два пакета и сказал раздельно и тихо:

— Доставить любой ценой.

— Есть доставить любой ценой. — ответил Дементьев. Он взял пакеты, подальше их спрятал и вышел.

Ночь была темной и мутной, падал снег.

Связной вывел свой «ястребок» — бывалый, верный мотоцикл. Завел и тронулся в путь.

Пурга налетала порывами. Казалось связному, что «ястребок» дотянет до места.

Но уже на околице начались глубокий сугробы.

Ветер толкал связного, путал его па правление, вспенивал рядом снежные гребни и хлестал космами в мокрое лицо.

Колеса мотоцикла проваливались и буксовали.

Понял Дементьев, что «ястребок» его в сугробах не пойдет. У ближайшего перекрестка связной свернул на проселок и сразу увяз по руль. Волоком он потащил машину до ближайшего подразделения.

Здесь оставил мотоцикл, шинель и направился к фронту напрямик.

Он шатал прямо к далеким зарницам, на гул канонады — к линии наступления.

Добрался до леса. В кромешной тьме связной плыл по глубокому снегу, натыкаясь на кусты и деревья. Жарко пылало лицо. Струнки пота стекали со лба.

Так связной барахтался в сугробах пять часов. Шлем нес в руках: на голове он казался тяжелым. Часто пересыхало во рту, жажду утолял снегом.

В синем рассвете показалась деревня, до которой добирался Дементьев. Враг жестоко обстреливал ее из минометов и тяжелых орудий. Снаряды и мины рвались на улицах. Горели избы.

Но эта деревня оказалась пустой: части Красной Армии ушли дальше, вперед — на запад. А ноги связного будто одеревенели, налились свинцом.

Он пересилил усталость и двинулся дальше среди оглушительных взрывов и визга мин. Прятался за степы строений, падал в сугробы и полз дальше.

Он нашёл часть в следующей деревне, которую враг обстреливал еще ожесточеннее.

Разыскал командный пункт и вручил пакеты точно по назначению.

Обратно Дементьев шел весь день по дорогам, размятым обозами. Он добрался до своего «ястребка», смыл с лица пот и копоть; явился затем к командиру, чтобы четко и просто отрапортовать:

— Ваше приказание выполнено!

Рыжик

Это — маленький, веснушчатый и белобрысый парнишка лет одиннадцати.

Глаза — пытливые, светлые, взгляд — смелый. Звали его в деревне все Рыжиком.

Лучшими своими друзьями Рыжик считал минёров. Бродил за ними самозабвенно и влюблённо с рассвета дотемна.

Но отрываясь, он следил за круговыми движениями миноискателей. Шагал в сугробах по следам бойцов.

II когда они взрывали мины, которые было трудно или опасно извлекать, Рыжик кричал восторженно: «Вот здорово!» и смеялся звонко и заразительно.

Вдруг Рыжик исчез. Это казалось непонятным.

К нему привыкли минеры, как к непременному своему другу и поклоннику.

Куда он делся?

В лесу на минированном участке бойцы увидели вдруг маленькую фигурку и застыли в испуганном ожидании: вот сейчас взорвется.

Фигурка двигалась. Всмотревшись, минёры узнали Рыжика. Он медленно шел по сугробам на лыжах, озабоченный чем-то, и палкой осторожно прощупывал снег.

— Рыжик! — крикнул сержант Волков, но ветер был встречный, мальчик не слышал.

Минеры бросились к участку, чтобы выручать из беды своего дружка. Они увидели, как, скользнув в сторону, Рыжик лег на снег и махнул рукой. В ту же секунду охнул взрыв.

Так друзья встретились вновь друзьями и по занятию: Рыжик стал добровольцем-минёром.

Легкий на лыжах, он скользил по минным полям, которые надо было разминировать, и искал проволочки, ведущие к натяжным взрывателям Так оп взорвал более двухсот вражеских мин.

И вот на днях произошло несчастье.

Последнюю свою мину — противотанковую Рыжик, понадеявшись на свой опыт, пренебрежительно потянул на себя и подорвался.

Это было на колхозном поле селения П.

Рыжик — Родион Серов очищал родимую землю и погиб смертью героя.

Вечная память и слава тебе, юный минер.

Западный фронт.
Подготовил Олег Рубецкий, источник текста: Милитера (Военная литература)
^