Книга на фронте
В помощь ротному политработнику
Говорят, что когда шумят громы войны, музы умолкают. Это неправда. В годы грозных событий искусство служит оружием борьбы: оно становится в солдатский строй. И народ, ведущий борьбу, жестокую, напряженную, не на жизнь, а на смерть, с радостью приветствует искусство, как своего соратника и помощника.

Маяковский говорил:

«Я хочу,
Чтобы к штыку
Приравняли перо...»

Перо писателя может служить победе так же, как винтовка пехотинца, шашка кавалериста и пушка меткого артиллериста.

В часы затишья наш боец, невзирая на трудные условия фронтовой жизни, любит и почитать, и послушать хороший рассказ и хорошие стихи. Мужественное и смелое художественное слово заставляет еще острее ощущать связь с родной землей, вызывает ответное чувство любви к родине и к своему народу. Когда с тобой рядом стоит верный соратник — художественное слово, обращенное к сердцу, — легче переносить трудности войны, легче воевать.

За годы войны советская литература, ставшая в солдатский строй, отдающая свои силы на борьбу с ненавистным врагом, создала немало произведений, являющихся документом нашей эпохи. Музы не умолкли в советской стране. Они воспевают героев великой отечественной войны, они зовут на смертный, беспощадный бой они учат любить жизнь и побеждать смерть во имя жизни.

На войне хорошая книжка — большая радость. Когда в «Библиотеке красноармейца» Военное издательство выпустило серию очерков и рассказов «Из фронтовой жизни», это было встречено всей армией с большой признательностью. Маленькие книжки, которые удобно спрятать и в полевую сумку командира и в солдатский ранец бойца, пользуются на фронте успехом. Да это и понятно: в серию включается все лучшее, что публикуется на страницах наших газет и журналов, все то, о чем говорят бойцы, что возбуждает живой интерес к судьбам героев этих рассказов, что вызывает обсуждение и опоры, желание подражать, желание действовать смело и мужественно.

Одна из лучших книг в этой серии — «Морская душа» Леонида Соболева. Когда перелистываешь ее страницы и вчитываешься в судьбу героев небольших новелл, написанных метким и точным пером большого писателя, понимаешь еще яснее и лучше, почему и как мы устояли против натиска жестокого и беспощадного врага, как мы, научились бить его русским смертным боем, теснить и уничтожать. Эта книжка посвящена простым, мужественным русским людям, идущим в бой бестрепетно и спокойно, несущим свою солдатскую службу с той твердостью, какая всегда была присуща нашему человеку, совершающему героические, подвиги, без всякой рисовки и картинности — спокойно, просто и скромно. Безвестный моряк «Федя с наганом» (фамилии его так никто и не узнал) бросился в бой с ходу, прямо с грузовика, и погиб в жестокой схватке возле отбитого им пулемета, среди десятков убитых им фашистов. «О нем знали одно: он был моряком. Это рассказали сине-белые полоски тельняшки, под которыми кипела смелая и гневная морская душа, пока ярость и отвага не выплеснули ее из крепкого тела».

Он был моряком — русским моряком, русским воином.

Разве можно забыть описанный Соболевым подвиг краснофлотца Петра Королева, раненого и, тем не менее, сражавшегося в единоборстве со здоровым и сильным врагом, или краснофлотца Михаила Негребу, хладнокровно и спокойно орудовавшего в неприятельском тылу.

После бесчисленных схваток моряки — Королев и трое его товарищей — пробивались к своим. «И они встали во весь рост — четыре человека в полосатых тельняшках, в черных бескозырках, окровавленные, перевязанные обрывками форменок, но сильные и готовые снова пробиваться сквозь сотни врагов. И, видимо, сами они поразились своей живучей силище, и Перепелица сказал:

— Один моряк — моряк, два моряка — взвод, три моряка — рота. Сколько нас? Четверо?.. Батальон, слушай мою команду: шагом... арш!»

Вся книжка Соболева — это баллада о смелости и мужестве, о безмерной стойкости наших людей, тон стойкости, которая сильнее железа и стали.

И сила этой книжки в том, что все описанное в ней — типическое. Таких, как Королев или Негреба, у нас много. И в этом успех нашей борьбы и основа будущей окончательной победы.

В той же серии вышел рассказ Б. Горбатова «Алексей Куликов — боец». Это повествование о рядовом русском крестьянине, впервые попавшем на войну. Алексей Куликов вначале терялся, а потом преодолел все это и нашел в себе солдатскую силу, ненависть и упорство.

В армейской газете «На разгром врага» была опубликована статья сержанта М. Козлова «Вот он, наш путь, путь бойца» — Недавно я прочитал книжку Б. Горбатова «Алексей Куликов — боец», — пишет сержант Козлов. — В этом небольшом рассказе о рядовом бойце я увидел свою жизнь. Мысли Алексея Куликова — это мои мысли. Его поступки — это поступки сотен таких же рядовых бойцов. Ведь каждому из нас, как Алексею Куликову, приходилось бороться со смертью. Каждый прошел на войне с немцами свой крестный путь, пока сердце не закипело яростью и руки не набрались уменья.

Дальше Козлов рассказывает о своей жизни, которая очень похожа на жизнь Алексея Куликова. Рассказывая, он то и дело обращается к образу бойца, созданного писателем, и находит в нем схожие черты.

— В первом бою Алексей Куликов то и дело кланялся каждому снаряду. А кто из нас не делал этого? Правильно сказал командир Куликову: «Для труса шальной пули хватит, для смелого и тонны мало».

Бой научил меня, как и Алексея Куликова, что за жизнь надо бороться.

— Как и Алексей Куликов, как и все истинно русские люди, — в заключение пишет Козлов, — я хочу быть хозяином своей земли. Вот такие мысли и воспоминания вызвала у меня книжка Б. Горбатова про Алексея Куликова — бойца. Хорошая книжка, пожелаю каждому ее прочитать.

В этой оценке рядового читателя — высшая похвала автору. Правдивость — вот что определило успех рассказа, ибо фронтовой читатель больше всего ценит в литературном произведении правду и отвергает с негодованием всякую лакировку, приглаживание действительности, розовую водицу неправдоподобного вымысла.

В серии «Из фронтовой жизни» вышел очерк А. Полякова «Под Ржевом», посвященный полку тяжелой артиллерии.

С журналистским блокнотом в руках Поляков жил среди артиллеристов, наблюдал за ними умным и верным глазом военного корреспондента. Автор не стремился облечь свои наблюдения в строгую, законченную литературную форму. Но в этих беглых зарисовках читатель ощущает дыхание подлинной жизни. Командир артиллерийского полка майор Жигарев, храбрый лётчик-корректировщик Васильев, разведчик-артиллерист Белых, увалень-сибиряк красноармеец Чугунов — все эти персонажи очерка наделены меткими характеристиками, запоминающимися чертами. Они — люди одного сплава, вскормленные одной матерью — русской землей, но вместе с тем различные по своему характеру, но своим переживаниям. Это делает их живыми людьми, их осязаешь и видишь.

Красноармеец Чугунов, стоявший на часах, сбил вражеский самолет из своей винтовки. Он сделал это спокойно и просто. Чугунов был даже растерян, когда к нему пришли и оказали, что он совершил подвиг.

— Не знаю, — говорил он, как бы оправдываясь, — я выстрелил, а он и задымил. А упал ли — это нам неизвестно, отсюда не видно.

Королев Соболева, Алексей Куликов Б, Горбатого, Чугунов А. Полякова — все эти люди олицетворяют нашу армию. Это сыны великого нашего народа, сражающегося против злобного врага с беспредельным мужеством.

Бойцы знают, любят этих героев и подражают им. Они не выдуманы, они живут среда живых.

* * *

Серия «Из фронтовой жизни» разрослась в целую библиотеку. Здесь представлен и Алексей Толстой рассказом «Смельчаки», и Михаил Шолохов «Наукой ненависти» и очерком «На юге», И. Эренбург книжкой «О ненависти», Сергеев-Ценский «Хитрой девчонкой», и А. Довженко рассказами «Отступник» и «Ночь перед боем», и Н. Тихонов ленинградскими рассказами «Черты советского человека», и В. Гроссман сталинградскими очерками «Направление главного удара» и «Сталинградская быль». Шесть выпусков посвящены произведениям К. Симонова. Это — «Третий адъютант», «Русское сердце», «Сын артиллериста» (поэма), «Русские люди», «Фронтовые стихи», «Москва». Вышли также следующие книжки: Ф. Панферов — «Своими глазами», В. Каверин — «Домик на холме», В. Василевская — «В хате», A. Корнейчук — «Партизаны в степях Украины», О. Курганов — «Мать», В. Ильенков — «Жизнь» и «Глаза», А. Кривицкий — «О 28 павших героях», В. Катаев — «Флаг», А. Колосов — «Девочка из Полесья», Е. Кононенко — «Твоя карточка «, «Жена», И. Лидов — «Таня», Фронтовой юмор (сборник), Б. Горбатов — «О жизни и смерти», «Алексей Куликов — боец», А. Поляков — «Под Ржевом», B. Кожевников — «Март — апрель», Л. Соболев — «Рассказы» и «Морская душа», А. Сурков — «Я пою ненависть».

Когда-нибудь по этим книжкам историк, изучающий великую нашу борьбу с немецким фашизмом, будет судить о чувствах, мыслях и поступках советских людей, сражавшихся с врагом и победивших его.

Но эти книги — не только пища для историков. Они призваны прежде всего к тому, чтобы помогать вашим воинам сражаться и побеждать. Это оружие, которым должно искусно владеть. Боец наш любит книжку, стремятся к ней. Задача политработника состоит в том, чтобы взять к себе на вооружение художественное слово.

Нередко у нас бывает так, что книги застревают в канцеляриях политотделов, а до бойца не доходят. Случается и так, что книги придут в полк, но агитаторы не умеют ими воспользоваться, не умеют прочитать как следует, разъяснить и объяснить, не умеют заинтересовать слушателей. Сунуть книжку красноармейцу, сказав при этом «читай», — это не значит вести агитационную работу вокруг книжки. Добиться, чтобы, скажем, Алексей Куликов стал своим человеком в роте, желанным товарищем и другом, которому подражали бы, у которого учились, — значительно важнее и нужнее. Тогда и книжка станет воспитателем и учителем бойца, тогда и художественное слово превратится в действенное оружие.

Существует много интересных форм работы с книгой. Пусть они не новы, но следует использовать то, что проверено опытом. В армии немало бойцов, для которых чтение книги, газеты стало привычкой. Таким товарищам надо предоставить возможность индивидуального чтения. Для этого нужно собирать книги, посылать их в подразделения, заботиться об обмене их через некоторое время. Именно так поступает заместитель командира роты по политчасти капитан Мошников. Его стараниями скомплектована библиотечка в 370 книг. Библиотекарь здесь известный человек. К нему часто обращаются бойцы за книгой для чтения. Библиотекарь посылает книги в блиндажи переднего края, потом обменивает их.

Но книг в ротах у нас еще мало. На всех желающих читать не хватит. К тому же часто боец не знает, какую интересную книгу ему спросить. А есть и такие красноармейцы, которые сами не могут толково разобраться в книжке. Поэтому следует систематически проводить коллективное чтение книг. Это, во-первых, дает возможность одной книжкой обслужить целую группу бойцов. Во-вторых, хороший чтец прочтет книжку четко, ясно, толково и вразумительно для каждого слушающего. И, наконец, чтение книги в группе бойцов неизбежно вызывает у слушателей желание высказать свое мнение по поводу прочитанного, выливается в горячее обсуждение поведения героев книги, их мыслей и чувств. А это как раз самое важное, чтобы книга, своим содержанием взволновала бойца, вызвала у него стремление следовать примеру ее героев. Обсуждение книги . помогает сформировать это стремление. Такое обсуждение и является духовной, моральной зарядкой советского воина.

Приведем пример из жизни одного взвода автоматчиков. Командир взвода лейтенант Тяпушкин часто собирает в землянке группу бойцов и читает им новые книжки. Недавно автоматчики с огромным вниманием прослушали книжку Горбатова «Алексей Куликов — боец», о которой уже шла речь в настоящей статье выше. Повесть произвела сильное впечатление на слушателей, особенно на тех, кто еще не был в бою. Незаметно после того, как книжка была прочитана, завязалась беседа. Обстрелянные, бывалые воины рассказали своим молодым товарищам, что они пере живали во время боя, как преодолели первую робость, неуверенность в собственных силах. Такие рассказы заметно повлияли на настроения молодых бойцов.

В другой роте однажды агитатор Стенин прочитал бойцам рассказ писателя Довженко «Отступник». Рассказ так затронул слушателей, что они долго беседовали после читки, высказывали свое негодование и клеймили позором изменника родины.

Иногда политработник нарочито подбирает для определенной группы бойцов та кую книжку, содержание которой затронуло бы «больные вопросы» этого подразделения, вызывало бы ответ делом. В одной из рот, находящихся в обороне, бойцы веди себя пассивно — за полтора месяца не нанесли врагу никакого урона. Когда агитатор капитан Якушев спросил бойцов, почему они не выслеживают и не убивают немцев, те замялись, а потом ответили: «Немцы ведь тоже не стреляют». «Значит и вы решили молчать?» — едко заметил агитатор и стал рассказывать о злодеяниях гитлеровцев, стремясь разжечь у слушателей ненависть к врагу. В своей беседе агитатор умело использовал отрывки из рассказа М. Шолохова «Наука ненависти», статью Ильи Эренбурга «Убей» и стихотворение К. Симонова «Убей его!». Прочитанные произведения произвели сильное впечатление. И когда после этого агитатор сообщил, что бойцы другой роты, находящиеся в одинаковых условиях, уже истребили «несколько десятков гитлеровцев, задетые за живое красноармейцы «тихой роты» дали слово завтра же выйти на охоту за немцами. Через несколько дней в роте уже было 18 «охотников». За месяц они уничтожили 68 гитлеровцев. Такова сила воздействия художественного слова писателя, поэта. Разумеется, что политработник обязан внимательно подбирать чтецов, поручать это важное дело таким товарищам, которые не только сумеют грамотно и выразительно прочесть повесть, рассказ, но и смогут правильно организовать обсуждение прочитанного, направить обсуждение в нужную сторону.

Уместно напомнить еще о сохранении получаемой в роте литературы. Если учесть, какую роль играет художественная книга в воспитании бойца, станет понятным, что сбережение книги — далеко не техническое дело. Между тем во многих подразделениях относятся к хранению библиотек спустя рукава. Совсем запустил работу с книгой заместитель командира роты автоматчиков старший лейтенант Наметов. Там никто не учитывает поступившие книги, и те быстро пропадают. Так же беззаботны заместители командиров рот по политчасти тт. Дьяченко, Манукян. Трудно найти в их ротах хотя бы одну книжку серии «Из фронтовой жизни», политработники не помнят даже названий этих книг.

Такое пренебрежение к художественной книге не делает чести политработнику. Кто по-настоящему организует воспитание бойца, тот не оставит без внимания художественную литературу — сильнейшее оружие воспитания, тот будет заботливо собирать и беречь книгу, повседневно использовать ее в агитационной работе.

Серьезные обязанности лежат в этой области перед армейской печатью. Пришла в часть интересная, нужная книга — расскажи о ней. а если есть возможность, организуй и обсуждение книжки на страницах газеты. Нет такой возможности — дай хотя бы краткую рецензию, привлеки к книжке внимание читателей, чтобы боец пришел потом к политработнику и попросил у него хорошую книжку, и прочитал сам, и рассказал бы о ней своим товарищам.

Грозное время приравняло перо поэта и писателя к штыку. Штык этот призван разить врага. И нужно, чтобы он был остер и чтобы наши пропагандисты и агитаторы умели владеть могучим оружием — печатным художественным словом.

Правдивое и честное большевистское художественное слово внушает любовь к родине и ненависть к врагу, закаляет волю бойца. Художественное слово обращено к человеческой душе, а душа является движущей силой человеческих поступков. Накалка души советского воина — такова благородная цель, стоящая перед художественной литературой в суровые дни великой отечественной войны.

// Красная звезда № 49 (5420) от 28 февраля 1943 г.
Подготовил Олег Рубецкий, источник текста: Милитера (Военная литература)
^