На верность югославскому народу
Самый популярный лозунг в югославской добровольческой воинской части в СССР — это «Смерть фашизму! Свобода народу!» Он всюду — на воротах при въезде в лагерь, в землянках, на плацу, на знамени части. А главное — он горит в сердцах югославских воинов.

Длинный и сложный путь прошли они, прежде чем оказались в этой части. Командир её — опытный боевой офицер югославской армии подполковник Месич Марко. Ещё будучи в нашем лагере для военнопленных, он сплотил вокруг себя югославских офицеров и солдат, выражавших настойчивое желание драться против немцев. А с начала формирования части он отдавал сё боевой подготовке все свои силы.

Позднее в часть постепенно вливались сербы, хорваты, словены через партизанские отряды и другими путями.

Заместителя начальника культпросветотдела части поручика Ковач Павла — хорвата по национальности, адвоката по специальности — вероломное нападение германо-итальянских фашистов на Югославию застало в артиллерийской батарее на побережье Адриатического моря. Позор, если батарея достанется врагу! Батарея была уничтожена. Ковач скрылся, но только затем, чтобы немедленно же начать активную антифашистскую деятельность. Кто-то выдал его. 11 месяцев тюремного заключения, потом отправка с рабочей ротой на Дон. Но здесь при первом же представившемся случае Ковач перешел на сторону Красной Армии.

Путь заместителя командира пулемётной роты младшего лейтенанта Бороша Миливия, тоже хорвата по национальности, не менее интересен. Ему 23 года, а выглядит он совсем юношей, только-только окончившим среднюю школу. Незадолго до войны Бороша был призван в армию и служил штурманом в гидроавиационные части. Когда немцы вторглись в Югославию, он утопил свой самолёт и бежал в Герцеговину. Итальянцы схватили его, но Бороша снова бежал. В Загребе его взяли в формируемый Павеличем для немцев хорватский легион бомбардировщиков. Легион был отправлен на советско-германский фронт. Бороша вместе с двумя членами экипажа решил перелететь на советскую сторону. Но как быть с четвёртым — ведь он настроен профашистски? Его обезоруживают. Самолёт приземляется в районе Ильмень-озера. Бороша смеётся, вспоминая, как был удивлен милиционер с. Тарасова при виде трёх сдающихся ему в плен вражеских лётчиков.

Унтер-офицер Хрнячке Брайко, серб по национальности, на советско-германский фронт попал в составе рабочего батальона. В районе станицы Абрамовской ему удалось связаться с советскими партизанами. 140 человек бежали из батальона и влились в партизанские отряды им. Сталина и им. Суворова. Хрнячке зарекомендовал себя отличным минёром. При его непосредственном участии взлетели 3 немецких поезда и 4 автомашины. Советское правительство достойно отметило заслуги отважного серба и наградило его орденом Красной Звезды.

Унтер-офицер Зрински Карло был призван в ряды венгерской армии. Но не мог же он, словен, идти против своих же братьев, предавать свою кровь! На другой же день по прибытии в СССР Зрински вместе с 13 другими словенами перешел на сторону Красной Армии.

Старший сержант Новачич Иван до войны занимался весьма мирным трудом — был музыкальным мастером. Но это отнюдь не мешало ему быть яростным борцом с фашизмом, драться в составе интернациональной бригады в Испании. После поражения остатки бригады перешли французскую границу и были интернированы. Новачич из лагеря бежал и занимался антифашистской пропагандой среди солдат вплоть до июля 1942 года, когда перешел к Красной Армии.

Поручик Перешич Милютин — моряк югославского военно-морского флота. Был первым артиллерийским офицером монитора, в апреле 1941 года дрался против немцев на Тиссе. Когда же немцы захватили Белград, он вместе с другими офицерами утопил свой монитор. Проделав далекий и сложный путь, он снова готов к борьбе.

Готовы к ней словен Енчич Франс, бывший преподаватель физической культуры серб Каптарджич Сава и все другие воины югославской части.

Часть усиленно занималась боевой подготовкой, училась действовать в любых условиях, днём и ночью, упорно воспринимала опыт Красной Армии, овладевала оружием, которое ей было предоставлено советским правительством. Офицеры и солдаты говорят: «Маршал Сталин дал нам главное, что нужно воину, — возможность бить врага и прекрасное оружие. Теперь мы можем и должны выполнить свой долг воинов и патриотов».

Вчера здесь был большой день — часть получала знамя и принимала воинскую присягу. С утра подполковник Месич и другие офицеры были сильно озабочены из-за плохой дороги задерживался приезд гостей. Но вскоре машины благополучно прибыли, и торжества начались вовремя. Ровно в 12.00 командир части принял рапорт от подполковника Житник Эгона о готовности воинов к церемонии.

На трибунах, украшенных флагами народно-освободительной армии Югославии, государственными флагами СССР, Англии и США, — председатель Всеславянского комитета генерал-лейтенант Гундоров, уполномоченный Совнаркома СССР по формированию национальных частей в СССР генерал Жуков, группа советских генералов и офицеров, командующий Первого Польского корпуса в СССР генерал-майор Берлинг, глава чехословацкой военной миссия в СССР генерал-майор Пива, глава французской военной миссии бригадный генерал Пети, представители советской и иностранной печати.

По полномочию главнокомандующего Югославской народно-освободительной армии маршала Броз-Тито знамя вручает известный общественный деятель Югославии Влахович Велимир. Подполковник Месич становится на колени, целует край полотнища и от имени своих солдат и офицеров клянётся с честью держать его, оправдать высокое доверие маршала Тито и быть достойным союзником героической Красной Армии.

Из рядов солдат и офицеров несутся приветственные возгласы:

— Живио маршал Сталин!

— Живио маршал Тито!

Стяг вручается знаменосцу паредняку Бузарову и благословляется ксендзом Байе Антэ, православным священником Цветковым Дмитрием и исполняющим обязанность мусульманского священнослужителя подпоручником Чилимджич Александром.

Знамя проносят перед строем. И трёхцветное полотнище его — синее, белое, красное с красной звездой на белой полосе, — развеваясь, осеняет воинов на подвиг, на смертный бой с заклятым врагом славянства.

Присягу читает командир части, а за ним слова торжественной клятвы на верность своему народу произносят все солдаты и офицеры: «Клянусь честью своего народа, что в рядах югославской добровольческой воинской части в СССР, как самостоятельной части народно-освободительной армии Югославии, буду верно служить своему народу, борясь против оккупантов и отечественных предателей — врагов народной свободы и народных прав, как на советско-германском фронте, так и всюду, где это потребуется.

Клянусь, что буду дисциплинирован, что буду честно выполнять свои обязанности п приказания вышестоящих начальников.

Клянусь, что не выпущу оружия из рук до тех пор, пока паша страна не будет очищена от оккупантов и пока народу не будут обеспечены его права и свобода.

Я готов нести любое наказание за нарушение этой моей присяги.

Смерть фашизму!

Свобода народу!».

И снова несутся приветственные «живио» товарищу Сталину и маршалу Тито.

От имени воинов хорват Шикич, серб Раписавлович и словен Енчич торжественно заверяют, что будут до конца верными принятой присяге.

Параду несколько помешала погода. Но, несмотря на слякоть под ногами, автоматчики, пулемётчики, миномётчики прошли отлично. Нам рассказывали, что и стрельбы у них, как и у артиллеристов, прошли вполне успешно.

В грозные дни войны югославы, оказавшиеся на территории СССР, не хотели бездействовать, решили принять самое горячее участие в священной борьбе советского народа. Героические действия Красной Армии и самоотверженная борьба югославской народно-освободительной армии вдохновляют их на подвиги во имя новой — демократической Югославии.

Лагерь югославской воинской части, 12 марта.
// Правда № 63 (9520) от 13 марта 1944 г.
Подготовил Олег Рубецкий, источник текста: Пресса войны
^