Через Шпрее
Форсировав реку Нейсе, соединение устремилось к слёдующему водному рубежу — Шпрее. На пути лежали огромные лесные массивы, в которых не было ни одной дороги. Двигаться приходилось просевами, сплошь и рядом прорубая путь топорами. Немцы подожгли леса, и наступающим приходилось идти в облаках удушливого дыма, сквозь пламя лесного пожара.

Взяв стремительным штурмом укрепленные городки Деберн и Горнов, бойцы не стали отдыхать и ночью двинулись к Шпрее.

Батальон майора Наханькова, первым ворвавшийся в немецкую укрепленную полосу на Нейсе, в качестве танкового десанта сел на машины майора Орлова.

Генерал подал команду, и танки вошли в горящие леса. Едкий дым теснил дыхание танкистам и десантникам, люди не спали уже третьи сутки. В рыхлом снегу, как в песке, буксовали тяжелые машины, лесные минированные завалы преграждали путь. Но, упорно преодолевая все препятствия, наступающие двигались вперед.

Место броска через Шпрее было выбрано там, где река расходится на два рукава, образуя посредине остров. Правда, приходилось дважды переправляться через годную преграду, но зато именно здесь 121-я гвардейская немецкая дивизия, занявшая оборону на западном берегу, меньше всего ожидала появления наших войск.

Танки подошли к реке на рассвете, развернулись и дали залп по вражеским укреплениям. Еще не успела улечься пыль, поднятая разрывами, как наша пехота начала переправу. Рота капитана Ларкова перешла реку вброд. У мукомольного завода завязался бой.

Танкисты, не ожидая, пока саперы наведут мост, нашли мелководье и, переправившись на западный берег, устремились дальше, опережая пехоту. Не имея представления о численности наступающих, немцы стали отходить. на маленьком плацдарме началось наращивание сил. Подошли артиллеристы и открыли огонь прямой наводкой, подошли новые подкрепления пехоты и танков.

Я застал генерала на только что взятой мельнице. Открытое, молодое лицо его сияло. В беседе с нами генерал подчеркнул, что успехи его дивизии во многом обеспечены учебой, которая была проведена во время нахождения в обороне.

Все батальоны по нескольку раз провели занятия, посвященные одной операции: прорыву оборонительной полосы противника в условиях лесисто-болотистой местности с преодолением водной преграды.

Со всех сторон трещали выстрелы, била артиллерия. К месту боя подошли немецкие танки и самоходные орудия. Группами по 20–30 машин они начали контратаки с флангов, пытаясь любой ценой отрезать от реки наши переправившиеся части.

— Мое дело — идти вперед, не задерживаясь ни на секунду. Фланги — дело моих соседей, — сказал генерал.

Мы прошли дальше в том направлении, откуда доносилась ожесточенная автоматная стрельба. А когда я возвращался обратно, — через Шпрее уже был наведен мост, и по нему двигалась наша грозная боевая техника.

Действующая армия, 22 апреля. (По телеграфу).
Подготовил Олег Рубецкий, источник текста: Пресса войны
^