Бреслау
Пал город Бреслау. Долгое, упорное сопротивление, немцев сломлено. Гарнизон выбросил белый флаг.

Бреслау — один из крупнейших городов Германии и самая сильная крепость немцев на Одере.

Прошло восемьдесят два дня с тех пор, как наши войска вплотную подошли к Бреслау и завязали бои на его окраинах. Город был полностью окружен, но немцы, засевшие там, не сдавались. «Русским никогда не удастся открыть железные ворота к Берлину», — хвастливо заявляло немецкое командование. «Железными воротами» гитлеровцы называли Бреслау, и, хотя ворота эти были уже обойдены, немцы еще продолжали удерживать их.

Восемьдесят два дня продолжалась упорная, ожесточенная битва за город. Каждую ночь десятки немецких транспортных самолетов подбрасывали осажденному гарнизону Бреслау боеприпасы, продовольствие и даже солдат. Так, в одну из первых недель осады, когда аэродром Бреслау еще находился в руках осажденного гарнизона, там была сброшена большая группа снайперов. Несколько раз гитлеровцы пытались извне пробиться к Бреслау. Попытки их, однако, не привели к успеху. Советские войска плотным кольцом окружили город. В то время, как часть дивизий была оставлена на разгром окруженного вражеского гарнизона, основные силы продолжали развивать наступление в глубь Германии. У осажденного гарнизона оставалось все меньше шансов выстоять. Сопротивление было явно бессмысленным, по фашистские главари требовали сопротивляться до последнего.

О характере уличных сражений в Бреслау уже много писали. Бои шли за каждый дом, за. каждую комнату в доме. Немцы применили здесь самодвижущиеся торпеды, установленные на небольших тележках, напоминающих по внешнему виду танкетку. В ответ на это советские войска применили мощные мины. Пущенная через улицу, такая мина разрушала многоэтажные здания. Подкопы, взрывы, поединки снайперов и артиллерийская перестрелка на самых близких дистанциях — все было в Бреслау. Отчаянному, бессмысленному сопротивлению немцев противостояла железная воля наших солдат и командиров.

От многих улиц Бреслау ничего не осталось. Огромные здания превращены в груды развалин, в щебень, из которого, словно кости, торчат толстые железные балки.

В последние дни февраля я впервые приехал в Бреслау. Бои шли в юго-западной части города, возле площади Гинденбурга.

Город горел, сизые клубы дыма подымались над крышами. Некоторое время спустя, находясь с наступающими войсками за десятки километров западнее Бреслау, я видел по ночам в тылу багровое зарево. Пожар в Бреслау, начавшийся в феврале, продолжался весь марс, весь апрель. И сейчас еще над городом клубится тяжелый дым.

В Бреслау дрались части СС. Они знали, что обречены на разгром, но хотели, чтобы вместе с ними погибли тысячи других. За каждую попытку сдаться в плен русским эсэсовцы расстреливали всякого, будь то старик, женщина пли ребенок.

Безнадежность сопротивления в Бреслау понимали многие немцы. К нам часто попадали письма, отправлявшиеся из Бреслау на самолетах. В этих письмах чаще всего — прощание с жизнью. Вот одно из них, типичное для тысяч других. Автор его — солдат Пауль Вейхер, конторщик из Бранденбурга, пишет своей жене Кларе Вейхер: «Все мы должны погибнуть, живым отсюда выйти нельзя, сдаться в плен невозможно. Чёрт возьми всех, кто затеял эту игру. Мы в ней проиграли. Каждому идиоту ясно, что все кончено, а нам еще приказывают умирать».

После падения Берлина бессмысленность сопротивления немцев в Бреслау стала еще очевидней. Штурмовавшие город войска генерала Глуздовского усилили нажим. Тогда, как выяснилось из показаний пленных, немецкий генерал фон Нигоф. командовавший гарнизоном Бреслау, приказал своим солдатам прорываться из города на юг и юго-восток.

Немцы собрали в один кулак оставшиеся у них танки и самоходные орудия. Солдатам был выдан трехдневный запас продовольствия и патронов. Однако попытка пробиться не привела ни к чему. Противник напоролся на мощный заградительный огонь нашей артиллерии и понес большие потери.

Желая предотвратить дальнейшее бессмысленное кровопролитие, советское командование передало немцам ультиматум о сдаче города на милость победителей. В 6 часов 45 минут дня 6 мая бреславская радиостанция, находившаяся в руках немецкого командования, передала в эфир короткое сообщение: «Работу кончаю, работу кончаю». Это была последняя ее передача.

Генерал Нигоф заявил представителям советского командования, что сдаются свыше 40 тысяч солдат и офицеров, из них 8 тысяч раненых. В ночь на 7 мая началась сдача. Были установлены пункты приема пленных. К утру 7 мая «весь гарнизон капитулировал.

Битва за Бреслау окончена. На месте большого, красивого города дымятся бесформенные груды развалин. Под щебнем домов, в глубоких траншеях, подвалах, под кучами золы погребены тысячи немецких солдат. Потери немцев в Бреслау огромны. Достаточно сказать, что только в апреле в ходе уличных боев противник потерял убитыми более 8 тысяч человек. Десятки огромных подвалов в центра Бреслау переполнены ранеными. Обломками сбитых немецких самолетов завалены окрестности города. Сотни немецких орудий, минометов и танков, изуродованных, обгоревших, стоят в лабиринте улиц и баррикад. И вот теперь после ожесточенной, кровавой битвы в Бреслау наступила тишина. Из подвалов вылезли обезумевшие цивильные фрицы... Быть может, взглянув на то, что стало с Бреслау, они поймут, к какому позорному концу привела их жестокая, разбойничья фашистская клика.

БРЕСЛАУ.7 мая.
Подготовил Олег Рубецкий, источник текста: Пресса войны
^