Процесс главных немецких военных преступников в Нюрнберге
Вечернее заседание 10 декабря
НЮРНБЕРГ, 10 декабря. (ТАСС). Сегодня на вечернем заседании Трибунала впервые появился обвиняемый Кальтенбруннер, который до сих пор не присутствовал на судебных заседаниях ввиду кровоизлияния в мозг (как об этом сообщалось ранее). Председатель Трибунала лорд Лоуренс, сообщив о том, что Кальтенбруннер явился сегодня на заседание Трибунала, заявил, что, согласно уставу Трибунала, обвиняемый Кальтенбруннер должен ответить на вопрос, признает ли он себя виновным. Кальтенбруннер отвечает, что он считает себя невиновным. Кальтенбруннер садится между Кейтелем и Розенбергом на первой скамье подсудимых.

Затем председатель Трибунала предоставляет слово представителю американского обвинения Олдермену, который продолжает приводить документальные доказательства, относящиеся к нападению Германии на СССР. Олдермен цитирует меморандум генерала Томаса от 20 июня 1941 года, в котором последний излагает новую точку зрения Гитлера по вопросу об экономическом положении Германии. Генерал Томас пишет:

«Нижеследующее является новой точкой зрения фюрера, которую мне разъяснил министр Тодт и которую позднее подтвердил фельдмаршал Кейтель. Ход войны показал, что мы зашли слишком далеко в наших стремлениях к автаркии. Невозможно пытаться произвести синтетическим путем или каким-либо другим способом всякую вещь, которой нам не хватает. Например, невозможно развить производство горючего в такой степени, чтобы мы полностью стали независимыми в этой области. Все эти устремления к автаркии требуют такого огромного применения рабочей силы, что мы просто не в состоянии изыскать ее. Необходимо найти другой путь. То, чего не имеют, но в чем нуждаются, обычно завоевывают. Целью должно стать обеспечение за собой всех территорий, которые имеют специальное значение для военной экономики. Уже в то время, когда был выработан четырехлетний план, я заявил совершенно ясно, что полная автаркия для нас невозможна, поскольку потребность в рабочей силе является чрезмерно большой».

«Таким образом, — заявляет Олдермен, — цели германской агрессии против Советского Союза были совершенно ясны. На этом я заканчиваю приведение доказательств преднамеренности германской агрессии против СССР. Другие представители обвинения покажут, как немецкие фашисты вели войну в этой стране. Никогда еще в истории всех времен не было такого примера, чтобы неспровоцированная агрессия сопровождалась такими варварскими методами ведения войны. Страдания, перенесенные советским народом, безграничны. Наказание этих подсудимых должно соответствовать тяжести их вины».

Далее Олдермен переходит к анализу нападения Германии на США. Обвинитель говорит, что агрессивные намерения держав оси возникли еще в то время, когда между ними был заключен так называемый антикоминтерновский пакт, — 25 ноября 1936 года. Обвинитель приобщает этот документ в качестве доказательства к протоколам Трибунала. Он ссылается также на протокол о присоединении Италии к германо-японскому антикоминтерновскому пакту, подписанный 6 ноября 1937 года. 27 сентября 1940 года между Германией, Италией и Японией был подписан тройственный пакт, согласно которому Япония признавала руководящую роль Германии и Италии в установлении так называемого нового порядка в Европе, тогда как Германия и Италия признали руководящую роль Японии в установлении нового порядка в Великой Восточной Азии. Обвинитель специально подчеркивает тот факт, что в заключении всех этих договоров активное участие принимал подсудимый Риббентроп. Все эти пакты носят явно агрессивный характер. Сославшись на заявление государственного секретаря США Корделла Хэлла от 27 сентября 1940 года, в котором он сказал, что правительство Соединенных Штатов принимает во внимание заключение этого пакта с целью определения своей внешней политики, обвинитель Олдермен доказывает, что фактическое сотрудничество в области агрессии между Германией и Японией началось гораздо раньше заключения этого пакта.

Далее обвинитель обращается к переговорам обвиняемого Риббентропа с японским послом генералом Осима 23 февраля 1941 года. Документ представляет собой запись этой беседы, подписанную Риббентропом. Содержание этой беседы доказывает, что руководители гитлеровской Германии не жалели усилий, чтобы побудить Японию к агрессии на Дальнем Востоке.

Во время этой беседы Риббентроп заявил:

«Посол Осима убедился в правильности той политики, которую он проводил в отношении Германии, несмотря на наличие многих сомневающихся в Японии. Ввиду победы Германии на западе эта политика полностью оправдывается. Он, Риббентроп, сожалеет, что союз между Германией и Японией, во имя которого они вместе работали столько лет, был заключен с некоторой оттяжкой времени, однако общественное мнение Японии тогда не созрело для этого. Главное, однако, заключается в том, что мы теперь вместе. Фюрер разобьет Англию на всех фронтах. Наши силы не только равны, но мы даже превосходим объединённые английско-американские воздушные силы. Число лётчиков, находящихся в нашем распоряжении, неограниченно. То же самое относится к производственным возможностям нашей авиационной промышленности. Что касается качества, то мы всегда превосходили англичан, не говоря уже об американцах. По приказу фюрера противовоздушная оборона расширяется. Поскольку армия снабжена значительно выше своих потребностей и накоплены огромные резервы (заводы по производству амуниции даже вынуждены были снизить темпы своей работы ввиду того, что на складах накопились огромные запасы), то теперь наши усилия концентрируются в области производства подводных лодок, самолётов и зенитных орудий.

Все возможности были предусмотрены.Война нами уже выиграна в военном, экономическом и политическом смысле. Мы хотим лишь закончить войну как можно быстрее и принудить Англию запросить мира. Фюрер бодр и вполне здоров, он убежден в победе и полон решимости довести войну до быстрого и победного конца. Для осуществления этой цели сотрудничество с Японией имеет важное значение. Япония в своих собственных интересах должна выступить как можно скорее. Ее выступление приведет к полному разрушению ключевых позиций Англии на Дальнем Востоке. С другой стороны, сама Япония обеспечит собственные позиции на Дальнем Востоке, при чем она может захватить эти позиции только путем войны».

Далее Риббентроп, согласно той же записи, заявил японскому послу: «Япония имеет возможность глубоко проникнуть в сферу английских интересов в Китае. Германская победа на континенте имеет огромное преимущество для Японии. Франция полностью устранена на Дальнем Востоке. Англия значительно ослаблена, и Япония имеет возможность приблизиться к Сингапуру. Германия уже внесла огромный вклад в дело обеспечения будущей судьбы обеих наций. В будущем благодаря нашему географическому положению мы также должны будем нести на себе основное бремя заключительной фазы войны... Мы плывем в одной лодке. Судьба обеих наций определена на столетия вперед. То же самое относится и к Италии. Интересы трех держав нигде не сталкиваются. Поражение Германии будет означать конец японской империалистической идеи».

Далее в процессе этой беседы Риббентроп и Осима обсуждают возможность прекращения дипломатических отношений с США. «Я должен указать, — заявляет обвинитель, — на ловкость аргументов Риббентропа. Сначала он говорит Осиме, что война уже фактически выиграна Германией, но будет лучше, если Япония тоже вступит в войну. Затем он пытается убедить Осима ссылкой на то, что Япония может опоздать и что она получит крупные преимущества для себя, если она своевременно вступит в войну. В этой связи следует вспомнить о циничной фразе Гитлера, который однажды заявил, что тот, кто хочет кушать, должен готовить и обед».

Военная гитлеровская клика также была замешана а активной подготовке воины против США. 5 марта 1941 года штаб верховного командования германских вооруженных сил издал директиву № 24, в которой говорится: «Фюрер издал следующий приказ о сотрудничестве с Японией: Первое. Целью сотрудничества, основанного на тройственном пакте, является по возможности быстрое привлечение Японии к активным шагам на Дальнем Востоке. В таком случае мощные английские силы будут связаны там, и центр тяжести интересов США в ходе военных событий будет перенесен на Тихий океан. Чем скорее Япония вмешается, тем лучшими будут перспективы ее успеха ввиду неподготовленности к войне ее противников. Операции по «плану Барбаросса» создадут для нее благоприятные политические и военные предпосылки. Второе. В целях подготовки этого сотрудничества необходимо всеми силами помочь Японии укрепить ее военный потенциал».

Далее эта директива предусматривает конкретные стороны военного сотрудничества между Японией и Германией. Директива предусматривает поставки каучука Германии даже в случае вступления Японии в войну, поскольку «эти поставки имеют жизненное значение для Германии». «Захват Сингапура, как ключевой позиции Британии на Дальнем Востоке, будет означать решающий успех в ходе всей войны», — говорится в этой директиве.

18 марта 1941 года Гитлер принял Редера в присутствии Кейтеля, Йодля, Путткамера. Во время этой беседы Редер заявил, что Япония готовятся к захвату Сингапура, но, по заявлению всех японских офицеров, она проведет эту операцию только в том случае, если Германия начнет высадку в Англии. Поэтому Германия должна употребить все усилия, чтобы побудить Японию действовать немедленно. 29 марта 1941 года в Берлин приехал японский министр иностранных дел Мацуока. Он имел беседу с германским министром иностранных дел Риббентропом, убеждавшим Японию вступить в войну против Англии.

5 апреля 1941 года состоялась новая беседа Риббентропа с Мацуока, в которой Риббентроп снова убеждал Мацуока в необходимости торопиться с выступлением. 24 мая 1941 года германский военный атташе в Токио доносил, что японцы начали подготовку к захвату Сингапура и Манилы.

Между прочим, обвинитель процитировал следующее место из речи Геринга, произнесенной 8 июля 1938 года перед германскими авиационными промышленниками: «Я до сих пор не имею самолетов, которые могли бы взять на борт пятитонную бомбу, долететь до Нью-Йорка и возвратиться обратно. Я был бы чрезвычайно счастлив, если бы я имел такой бомбардировщик, чтобы я мог однажды заткнуть глотку хвастливым людям по ту сторону океана». Обвинитель приобщает этот документ к протоколам суда, как изобличающий Геринга в планировании агрессии против Соединенных Штатов.

14 июля 1941 года Гитлер подписал приказ, адресованный военно-морскому штабу, в котором дал следующие директивы: «Первое. Наше военное господство в Европе после поражения России предоставит нам возможность в ближайшем будущем значительно сократить армию. В то же время бронетанковые соединения должны значительно увеличиться. Морские вооружения должны быть рассчитаны исходя из планов ведения войны против Англии, а также, в зависимости от обстановки, против Америки. Главные усилия в области вооружений должны быть направлены в сторону сильнейшего увеличения мощи авиации».

Подстрекательство Германия сыграло крупную роль в деле нападения Японии на США. 7 декабря 1941 года японский флот коварно, без всякого предупреждения атаковал американский флот в Пирл-Харбор. 11 декабря 1941 года Риббентроп послал поверенному в делах США в Берлине ноту, в которой он привёл лживые мотивы для оправдания объявления Германией войны Соединённым Штатам. Японское нападение вызнало большой восторг как у германских руководителей, так и у итальянских. Обвинитель цитирует дневник бывшего итальянского министра иностранных дел Чиано. В дневнике Чиано в записи от 3 декабря 1941 года говорится: «Сенсационный шаг японцев. Посол просил аудиенции у дуче и прочёл ему длинное заявление по поводу переговоров с Америкой, которые пришли к мёртвой точке. Затем, ссылаясь на тройственный пакт, он просил, чтобы Италия немедленно объявила войну Америке после того, как начнутся военные действия на Дальнем Востоке, и предложил подписать договор о незаключении сепаратного мира. Дуче дал свои заверения, резервировав, однако, за собой право предварительно посоветоваться с Берлином, прежде чем дать окончательный ответ. Дуче был весьма доволен и заявил: «Мы теперь находимся на пороге межконтинентальной войны, которую я предсказывал уже в сентябре 1939 года». Что это означает? Во всяком случае, это означает, что Рузвельт имел успех в своих маневрах. Поскольку он не мог добиться вступления Америки в войну непосредственно, он теперь вступает в эту войну, будучи атакованным японцами. Это означает далее, что перспективы мира отодвигаются ещё дальше. Кто выдержит такую длительную войну? Берлинский ответ несколько задерживается, потому что Гитлер уехал на южный фронт повидать генерала Клейста, армии которого продолжают отступать ввиду неожиданного наступления Советов».

В записи от 5 декабря дневника Чиано говорится: «Мой сон ночью был прерван благодаря бестактной настойчивости Риббентропа. После того, как он откладывал свой ответ два дня, он не мог подождать ни одной минуты и в 3 часа утра послал ко мне Маккензена, чтобы передать планы тройственного соглашения в связи с вступлением японцев в войну и о том, чтобы не заключать сепаратного мира».

В записи дневника Чиано от 8 декабря говорится: «Ночью позвонил Риббентроп. Он чрезвычайно доволен японской атакой на Америку. Он так счастлив, что я также радуюсь вместе с ним, хотя я совсем не уверен в преимуществах этого шага. Однако несомненно: Америка вступает в конфликт, и этот конфликт будет продолжаться так долго, что она будет в состоянии полностью реализовать её военный потенциал. Утром я сообщил об этом королю, который очень рад событию. Он закончил беседу со мной, сказав, что я, возможно, прав в оценке некоторых перспектив. Муссолини был счастлив. Долгое время он мечтал об окончательном выяснении отношений между Америкой и державами оси».

На этом вечернее заседание заканчивается.

Подготовил Олег Рубецкий, источник текста: Возмездие
^