Процесс главных немецких военных преступников в Нюрнберге
Утреннее заседание 3 декабря
НЮРНБЕРГ, 3 декабря. (ТАСС). Утреннее заседание 3 декабря открылось выступлением представителя американского обвинения Олдермена, который сообщил предполагаемый порядок выступлений представителей обвинения четырех стран на ближайшие 10 дней. Сегодняшний день посвящен германскому нападению на Чехословакию. Во вторник, 4 декабря, выступит английский обвинитель Шоукросс, который проанализирует обстоятельства германского нападения на Польшу, Югославию, Грешно, Голландию, Данию, Бельгию, Норвегию и Францию. Затем выступит французский обвинитель, который остановится на преступлениях германских фашистов против международного права и человечности. Советский обвинитель посвятит свою речь преступлениям фашистов на востоке Европы.

Начиная свою речь, Олдермен говорит, что с момента прихода к власти в 1933 году и вплоть до 1936 года гитлеровцы осуществляли большую программу вооружений. После 1936 года эта программа была расширена еще больше. В марте 1938 года Германия захватила Австрию и сразу же начала подготовку агрессии против Чехословакии. Уже 21 апреля 1938 года состоялась встреча Гитлера с подсудимым Кейтелем, во время которой они, как известно, обсуждали вопрос о создании повода для нападения на Чехословакию. Именно во время этой беседы обсуждалась возможность убийства германского посланника в Праге, как предлог для нападения на Чехословакию. Запись этой беседы сделана адъютантом Гитлера — Шмундтом.

Немедленно после захвата Австрии был выработан так называемый «Зеленый план» — план нападения на Чехословакию. Обвинитель предъявляет суду «Книгу документов № 2», в которой содержатся приказы Кейтеля, Йодля, Геринга, записи Шмундта о совещаниях у Гитлера и другие документы. Эти документы были найдены американскими воинскими частями в Обер-Зальцбурге (близ Берхтесгадена). Готовясь к нападению на Чехословакию, Германия всячески маскировала свои приготовления, стремясь предотвратить мобилизацию чехословацкой армии. 12 марта 1938 года, в день захвата Австрии, Геринг заверил чехословацкого посланника в Берлине Мастного, что события в Австрии не повлияют на германо-чехословацкие отношения. «Я даю вам в этом свое честное слово», — заявил Геринг. Нейрат также заверил Мастного в том, что Германия чувствует себя связанной договором от 1925 года, по которому она обязалась уважать независимость Чехословакии.

Однако уже в это время генералу Кейтелю и генералу Браухичу были переданы через Шмундта инструкции, в которых говорилось, что Гитлер начинает подробно изучать «Зеленый план». Основная идея этого плана не меняется. В еще большей мере подчеркивается элемент внезапности. Гитлер считает необходимым провести маневры войск для того, чтобы натренировать их в овладении укреплениями путем внезапной атаки. Главнокомандующий армией запланировал эти маневры на сентябрь, «фюрер» думает, что это слишком поздно. Он сам обсудит этот вопрос с главнокомандующим армией. Гитлер подчеркивает необходимость ускорения постройки укреплений на западе.

Уже 30 мая 1938 года Гитлер подписал директиву, отпечатанную всего в четырех экземплярах, о нападении на Чехословакию. Эта директива была подписана одновременно Цейцлером, бывшим тогда подполковником генерального штаба.

В документах, приведенных Олдерменом, имеется краткий обзор вооружений чехословацкой армии, датированный 9 июня 1938 года и подписанный Цейцлером. Этот обзор был составлен по требованию Гитлера и содержит подробнейшие данные о танковом, артиллерийском и стрелковом вооружении чехословацкой армии. Гитлер спрашивал в это время своих сотрудников, не уменьшилось ли количество чехословацких войск на линии укреплений. На этот вопрос Цейцлер дает следующий ответ: часть войск отозвана с линии укреплений и размещена в ближайших районах, фортификации охраняются, проходы через границу открыты. Обвинитель цитирует далее директиву от 18 июня 1938 года, подписанную инициалами «К» (означает Кейтель) и «Ц» (означает Цейцлер). В первой части, этой директивы, носящей заголовок «Общие руководящие принципы», говорится, что опасности превентивной войны иностранных государств против Германии не существует. Далее в директиве сказано: «Моей непосредственной целью является разрешение чехословацкой проблемы. Я решил использовать любую благоприятную политическую возможность для осуществления этой цели. Однако я решил предпринять военные действия против Чехословакии только в случае, если я буду твердо убежден в том, что Франция не выступит против нас и вследствие этого Англия также не вмешается, как это уже имело место в случае с оккупацией Рейнской зоны и с занятием Австрии».

Обвинитель цитирует также германский секретный документ, датированный 25 августа 1938 года, изданный 5-м отделом генерального штаба германских воздушных сил. Этот документ, в котором перечисляются задачи германской авиации при осуществлении «Зеленого плана», содержит на первой странице краткий анализ политической обстановки. В нем говорится: «Предполагается, что Франция объявит войну только в том случае, если она получит от Великобритании определенные обещания об оказании активной военной помощи. Также предполагается, что Советский Союз немедленно выступит на стороне западных держав. США поддержат западные державы идейно и экономически. Италия, Испания, Венгрия и Япония будут сохранять благоприятный нейтралитет».

Одновременно германское командование составило так называемый «Красный план» Этот план был выработан в июне 1938 года и отпечатан всего в 38 экземплярах. Обвинитель предъявляет суду фотокопию с 16-го экземпляра. Документ предусматривает ответные меры Германии на случай выступления западных держав в пользу Чехословакии. В нем, в частности, говорится, что вне зависимости от того, выступит ли Франция в защиту Чехословакии или нет, германские боевые соединения авиации должны первыми нанесли решающий удар по Чехословакии. В записке майора генерального штаба Мерике, бывшего авиационным атташе при германской миссии в Праге, от 4 августа 1938 года говорится, что он получил от генерального штаба воздушных сил задание произвести разведку района Фрейденталь в Чехословакии для изучения возможности высадки там воздушных десантов. Для этой цели, говорится в письме Мерике, он связался со своим доверенным агентом фабрикантом Мазхольдтом и совершил поездку во Фрейденталь, Мазхольдт был главой организации судето-немецких пилотов. Мерике подробно доносит министру авиации Герингу о результатах своей разведки.

Готовясь к нападению на Чехословакию, Германия старалась заручиться поддержкой Венгрии. Обвиняемый Йодль в своем дневнике, предъявленном обвинением трибуналу в качестве вещественного доказательства, пишет 21—26 августа: «Визит в Германию венгерского регента в сопровождения премьер-министра, министра иностранных дел и военного министра. Они приехали, чтобы высказать ту идею, что в ходе мировой войны, через несколько лет, с помощью германских войск полностью будет восстановлена Великая Венгрия в своих старых границах. Им было дано понять, что мы не имеем никаких требовании, никаких претензий к ним. Однако в случае чехословацких провокаций, даже если они произойдут завтра, Германия немедленно выступит. Если они хотят участвовать в войне против Чехословакии, то возможности для них открыты. Однако Германия не будет играть роль арбитра между Венгрией и Польшей». 23 августа 1938 года один из заместителей министра иностранных дел Германии Верман следующим образом записал переговоры венгерских министров Имреди и Канья с Риббентропом и Вейцзекером: «Канья поставил два вопроса: первый — отношения между Венгрией и Малой Антантой и второй — Чехословацкая проблема». Риббентроп спросил, записывает Верман, какова будет позиция Венгрии, если Гитлер решит применить силу в отношении Чехословакии. Венгры указали на две трудности. Они хотели бы, чтобы их заверили в нейтралитете Югославии, если Венгрия выступит со своей армией в сторону Севера и, возможно, Востока. Венгерские вооружения только-что начали создаваться, и необходимы еще 1 или 2 года для подготовки. Риббентроп ответил на это, что Югославия не осмелится выступить, поскольку она зажата в клещи державами оси. Румыния даже не пошевелится. Англия и Франция также останутся спокойными. Англия не будет рисковать своей империей. Риббентроп снова повторил им, что тот, кто хочет ревизии, тот должен использовать хорошие возможности и принять участие в акции.

В этом же документе содержится запись переговоров между Хорти и Гитлером. «Хорти, — говорится в документе, — не хотел скрывать своих опасений по поводу позиции Англии. Однако он выразил намерение Венгрии участвовать в войне против Чехословакии. Когда после обеда господин Имреди говорил с фюрером, то он, видимо, почувствовал облегчение, когда фюрер объяснил ему, что он ничего не требует от Венгрии. Фюрер заявил, что еще не знает времени нападения на Чехословакию. Вместе с тем он подчеркнул, что всякий, кто хочет участвовать в обеде, должен принять участие и в подготовке к нему. Если Венгрия хочет начать переговоры генеральных штабов, то фюрер не возражает против этого». Сказанная венграм Гитлером циничная фраза о том, что они должны участвовать в подготовке обеда, если хотят обедать, произвела на них, судя по документам, нужное впечатление. Обвинитель процитировал запись Вейцзекера (один из заместителей Риббентропа) о переговорах Риббентропа с венгерским министром иностранных дел Канья, состоявшихся 25 августа 1938 года. В этой записи говорится: «Касаясь венгерских военных приготовлений на случай германо-чехословацкой войны, Канья упомянул несколько дней тому назад, что его страна нуждается в сроке от одного до двух лет, чтобы усилить вооруженную мощь Венгрии. Однако во время сегодняшних переговоров Канья исправил свое замечание и сказал, что военное положение Венгрии вполне удовлетворительно. Его страна будет готова, — заявил он, — принять участие в германо-чехословацком конфликте 1 октября этого года».

Далее обвинитель характеризует позицию Италии в отношении германо-чехословацкого конфликта. Из документов, процитированных обвинителем, явствует, что Муссолини полностью одобрял запланированное Германией нападение на Чехословакию и даже обещал предпринять некоторые меры на французской границе с тем, чтобы связать Францию на случай, если бы она захотела выступить на стороне Чехословакии. 18 июля 1938 года Риббентроп имел беседу с итальянским послом Аттолико. Риббентроп не оставил никаких сомнений у итальянцев по поводу намерений Германии в отношении Чехословакии. Аттолико также знает, записывает Риббентроп, что до дня нападения осталось достаточно времени, чтобы он мог взять себе двухмесячный отпуск. Однако 27 августа Аттолико снова делает визит Риббентропу, во время которого он, согласно инструкциям от Муссолини, запрашивает Риббентропа о сроке нападения на Чехословакию. Муссолини, заявляет Аттолико, просит сообщить ему эту дату для того, чтобы он мог принять необходимые меры на французской границе. «Я ответил, — записывает Риббентроп, — послу Аттолико так же, как и на его первый демарш, что я не могу пока сообщить какую-либо дату, однако могу его заверить, что Муссолини будет первым, кто будет информирован о нашем решении».

Характеризуя преднамеренность германской агрессии в отношении Чехословакии, обвинитель Олдермен цитирует дневник Йодля. 6 сентября 1938 года Йодль записывает: «Начальник генерального штаба генерал артиллерии Гальдер имел беседу с начальником венгерского генерального штаба Фишером. До этой беседы он был информирован мною о том, что фюрер не желает, чтобы венграм был дан какой-либо намек на дату нападения». 8 сентября Йодль записывает: «Генерал Штюльпнагель просит письменных заверений в том, что верховное командование армии за 5 дней будет информировано о дате осуществления плана. Я согласился и добавил, что прогноз погоды может быть сделан не больше, чем за два дня вперед, и поэтому планы могут быть изменены. Несомненно, другие нации попытаются оказать давление на нас. Мы должны будем выдержать это испытание нервов». 10 сентября генерал Йодль записал: «Генерал Гальдер возвратился из Нюрнберга. Он сообщил, что фюрер подписал декрет о подчинении, начиная с 15 сентября, верховному командованию армия отделов трудовой повинности. Было также решено, что 13-я и 2-я моторизованные дивизии будут включены в армию Рейхенау, а их место будет замещено двумя другими дивизиями». 11 сентября 1938 года Йодль делает следующую запись: «Сегодня имел переговоры со статс-секретарем Янке из министерства пропаганды на тот случай, если мы должны будем нарушить международное право, а также по вопросу о том, как использовать нарушение этого права врагом».

В этом месте обвинитель цитирует секретнейший германский документ, изготовленный всего лишь в 7 экземплярах и разосланный штабу верховного командования германских вооруженных сил, генеральному штабу сухопутной армии, министерству иностранных дел, морскому штабу и министру авиации. Этот документ датирован 1 октября 1938 года и исходит от верховного командования вооруженных сил. По поручению Кейтеля документ подписан неким Бюркнером. В препроводительном письме к этому документу Бюркнер пишет. «При сем прилагается список нарушений международного права, которые ожидаются со стороны действующих войск. Просьба заполнить некоторые графы этого документа». Сам документ озаглавлен: «О пропаганде в связи с нарушениями международного права». В документе содержатся следующие графы: а) инциденты, b) примеры, с) отношение к этому международного права, d) оправдание со ссылкой на законы войны, е) линия министерства пропаганды. В документе предусмотрены различные примеры нарушения международного права и заготовлены пропагандистские оправдания этих нарушений.

Из этого документа явствует, что германские фашисты заранее предусмотрели зверские способы ведения войны и соответствующим образом проинструктировали свои войска и органы пропаганды. Так, например, в графе «Примеры» говорится: «Во время воздушного налета на Прагу разрушается британское посольство в Праге». В графе «Оправдание со ссылкой на законы войны» говорится: «Публично такой случай лучше всего разъяснить с помощью ссылки на то, что британское посольство находится в непосредственной близости от военных объектов, бомбардировка которых была совершенно необходима. Можно изобразить это также, как досадное происшествие». Другой пример: «На основании сообщения о том, что чехи применили газ, мы дали приказ войскам применить газовые снаряды». В графе «Отношение международного права» говорится: «Согласно декларации, принятой в июне 1925 года 40 государствами, в том числе и Чехословакией, строжайше запрещено применение отравляющих газов, химических веществ и бактерий в войне. Некоторые государства сделали оговорки к этой декларации, в которых они указали, что они не будут считать себя связанными этой декларацией, если противник применит газ». В графе: «Оправдание со ссылкой на военные законы» сказано: «Если утверждение о том, что противник, в данном случае чехи, применил газ, будет встречено мировым общественным мнением с доверием, то по возможности надо доказать это. Если возможно, то надо доказать, что стрельба газовыми снарядами оправдывается тем, что противник первым нарушил запрещение. Если же это утверждение не встретит доверия, то газовую войну необходимо представить, как проведение обоснованных репрессий, так же, как это делали итальянцы во время абиссинской войны. В этом случае надо найти доказательство». Следующий пример: «Чешское население выселяется по военным соображениям в тыловые районы». Графа «Оправдание со ссылкой на законы войны» гласит: «Лучше всего объяснить это тем, что мы хотим защитить жителей от бомбардировок». Пример: «Выполняя свои обязанности, германская авиация перелетает польскую территорию. В графе «Оправдание» говорится: «Прежде всего надо сделать попытку отрицать этот факт. Если же она будет неудачной, то необходимо попросить извинения (в зависимости от позиции польского правительства)».

На этом утреннее заседание заканчивается.

Подготовил Олег Рубецкий, источник текста: Возмездие
^