Наступление
Линия фронта на Завислянском плацдарме проходила по небольшой, но глубокой речке Чарна. Правый берег занимали немцы, на левом в густых лесах стояли наши войска. За несколько месяцев здесь выросли целые города из землянок, появлялись всё новые и новые просеки, по которым саперы прокладывали дороги к фронту. И каждую ночь сюда, переправляясь через Вислу по мостам, непрерывно подходили войска, двигались бесчисленные колонны танков, орудий и автомашин. Сосредоточение войск для наступления производилось скрытно, были приняты все меры предосторожности. За светомаскировкой следили специальные офицерские посты, машины двигались с потушенными фарами, на привалах и в лесах запрещалось жечь костры.

В лесах стало тесно. Здесь была собрана масса артиллерии самых различных калибров. Сверхмощные орудия прорыва восхищали бойцов. Несмотря на тесноту, повсюду царил образцовый порядок. Для того, чтобы не было никакой путаницы, каждая просека имела свой номер, каждое подразделение — свое условное обозначение. Фанерные стрелки с четкими надписями указывали, куда двигаться «Цапле», »Ласточке», «Ландышу», «Зебре». Один батальон тяжелых танков назывался «Фиалкой». Бойцы смеялись:

— Пусть понюхают немцы, чем пахнет русская фиалка!

Проводники, выделенные из числа штабных офицеров, заранее изучили маршруты ют районов сосредоточения до исходных позиций и могли уверенно провести свои части в ночное время.

Пристрелка артиллерии всех систем производилась со многих огневых позиций. Полученные данные передавались прибывающим на усиление артиллерийским частям.

Советскому командованию удалось умелыми маневрами ввести в заблуждение насторожившегося противника. Немецкие генералы распылили свое внимание по всему фронту, разбросали резервы. Несколько наших автомашин, беспрерывно курсировавших по кругу на виду у немцев, создавали у них впечатление, что здесь идет усиленный подвоз войск. Десяток тракторов, которые шумели по ночам вблизи передовых линий, а днем перетаскивали с места на место деревянные макеты танков, заставлял немецкую авиаразведку отмечать подход танковых частей там, где их не было. Действия одиночных кочующих орудий с одновременным появлением на месте их стрельбы макетов имитировали постановку на огневые позиции целых батарей.

За три дня до наступления батальон гвардии майора Юкляевского провел силовую разведку, чтобы захватить небольшом плацдарм на вражеском берегу и ознакомиться с системой немецкой обороны.

Ночью, в сильный снегопад батальон подошел к черной, холодной реке. Стрелки несли с собой штурмовые мостики. Не ожидая окончания короткого массированного артиллерийского налета, они установили мостики и ринулись вперед. Роты гвардии старших лейтенантов Амбарумова, Гадючки на и Кирычова выбили противника из леса, примыкающего к реке. Им удалось уничтожить до 400 гитлеровцев, захватить 27 пулеметов, взять в плен трех солдат и одного офицера из 1 68-й немецкой пехотной дивизии.

Разведкой было выявлено, что вражеская оборона состояла из широко разветвленной системы траншей и ходов сообщения с многочисленными ячейками и площадками для всех видов огневых средств.

Бесконечные ряды проволочных заграждений немцы усилили противопехотными минами и различными сюрпризами — бутылками с зажигательной жидкостью и гранатами, взрывающимися от прикосновения к проволоке. Вся система вражеской обороны и расположения огневых точек была вскрыта силовой разведкой батальона Юкляевского, которая дала ценные сведения командованию.

В пять часов утра, после тридцатиминутного огневого налета, в атаку на неприятельские позиции двинулись передовые батальоны гвардии майоров Руднева, Решетникова и Андрюшенко. Дул теплый южный ветер, за два дня согнавший снег. Бойцы шли вперед по голой песчаной земле.

Мощная артиллерийская подготовка воодушевила пехоту. Стрелки стремительно и безостановочно двигались вперед, и вместе с ними шли артиллерийские наблюдатели. Ручные пулеметчики стреляли с хода. Огневой вал удалялся от пехоты, и она стремилась его нагнать. Вскоре стрелки достигли передовой линии противника и ворвались в траншеи. Глазам их представилось внушительное зрелище разгрома. Повсюду валялись изувеченные трупы немцев, клочья одежды, скомканная проволока, обломки разбитых бревен. Немецкие солдаты, уцелевшие от огня нашей артиллерии, оказали незначительное сопротивление. Они были совершенно оглушены пронесшимся здесь огненным ураганом. Из носов и ушей у них шла кровь.

На второй линии траншей, пролегавшей по холмам, противник оказал упорное сопротивление. Особенно свирепствовали станковые пулеметы и врытые в землю танки. По всему было видно, что немцы стремятся выиграть врем, чтобы успеть подвести резервы из глубины и организовать жесткую оборону на тыловом рубеже.

Но через некоторое время, опять-таки неожиданно для противника, ударили все стволы советской артиллерии. На немецкие позиции — на всю их глубину — обрушились тысячи тонн снарядов. Артиллерия пробила широкую брешь в обороне немцев и подавила их зенитную оборону.

Результаты, достигнутые артиллерией, немедленно же закреплялись пехотой, шедшей за огневым валом.

Нашим войскам удалось захватить противника врасплох — в такое время и в таком месте, где он был наименее подготовлен к отпору. В бой вступили наши подвижные группы из танковых и механизированных соединений.

Сегодня советские войска продолжали развивать наступление южнее и юго-западнее города Кельне. Взят важный узел коммуникаций город Пинчув. В ходе наступления занято с боями ещё более 200 населенных пунктов, в том числе крупные пункты — Радомице, Лисув, Корытница, Ежеги, Мотковице и другие.

Железная дорога Кольце — Краков перерезана нашими частями.

1-й Украинский фронт, 14 января. (По телеграфу).
Подготовил Олег Рубецкий, источник текста: Пресса войны
^