Варшава жива!
Варшава очень пострадала от немцев. Сопровождающий нас варшавянин иногда теряется, не узнавая родного города:

— Кажется, это угол Ерузалимской и Маршалковской, — шепчет он, пожимая плечами.

Перед нами гора кирпича, из которой торчат железные ребра конструкции.

Мы видели только две варшавские достопримечательности, по счастливой случайности оставшиеся целыми. Это дворец «Бельведер» и памятник Яну Собсекому, что у Лазенковского парка. Памятники Варшавы были уничтожены не случайными попаданиями снарядов, а в порядке систематического уничтожения немцами польской культуры. Еще в 1941 году немцы сбросили в Варшаве; с постамента памятник Шопену. Он пошел в плавильные печи Рура. Немцы, сделали из Шопена снаряды.

Многое в Варшаве немцы разрушили еще в 1939 году, многое осенью 1944 года. Есть целые улицы, превращенные в руины. Но все-таки гитлеровцы не убили Варшаву. Они не смогли убить ее! И вот среди руин над вопиющим о мщении пеплом Варшавы снова начинается жизнь.

По улицам проходит с песнями чисти первой Польской дивизии. Есть нечто символическое в том, что часть, носящая имя великого борца за польскую свободу Костюшко. вместе с частями Красной Армии первой вступила на землю освобожденной польской столицы. Немцы не выдержали натиска наступающих и поспешно бежали. Неубранные трупы немецких солдат валяются на перекрестках. Стоят обгорелые скелеты трамвайных вагонов. Один из них сплошь набит мертвыми гитлеровцами, настигнутыми огненным шквалом нашей артиллерии. На вагоне табличка с надписью: «Hyp фюр дейтчен»...

На улицах зияют большие воронки от 82-миллиметровых немецких мин. распахнутые канализационные, люки. Здесь, в этих подземных врубах укрывались варшавские партизаны. Немецкие часовые дённо и нощно дежурили здесь с гранатами в руках, и все же партизаны выходили из своих подземелий наружу и смелыми диверсионными актами нарушали спокойствие оккупантов.

В самом центре Варшавы встречаем наших самоходчиков. Начальник штаба майор Николай Иванович Смирнов рассказывает:

— Когда мы входили в Варшаву, население встречало нас с братским гостеприимством. Нас целовали, называя спасителями.

Да, Красная Армия спасла, освободила Варшаву. И вот уже народ, со всех сторон тянется к городу. Идут пешком, едут в фурах, Мы проследовали далеко на запад от Варшавы, пересекая границу бывшего генерал-губернаторства и въехав на исконную польскую землю, провозглашенную немцами «Райхом», то есть собственно Германией. Отсюда польский народ тоже тянется в Варшаву. Едут всеми видами транспорта, бредут но обочинам. Весть об освобождении Варшавы разнеслась, но всей Польше. Катит безногий инвалид, быстро перебирая руками колеса своего кресла. Он — варшавянин. Мчится велосипедист, имея на прицепе тележку, в которой сидит жена и дочка. Они — варшавяне. «Варшава свободна!» — кричат все на дорогах.

Население Варшавы численно увеличилось: в последние дни немцы из концентрационных лагерей поспешно шали варшавян в город для строительства укреплений. Варшавянин Антон Боровский покалывает нам свой паспорт, или, как немцы его именовали, «кеннкарта». Здесь неизменные отпечатки пальцев и отметка: «Продлено до 28 февраля 1945 года». «Немцы рассчитывали на долгую жизнь в Варшаве, — говорит Борковский, — но мы чувствовали, что срок их жизни здесь будет короток, и мы не ошиблись».

Ромуальд Зволинский, варшавский адвокат, говорит нам:

— Вы смотрите на разрушения, которые немцы сделали в моем городе, — вы посмотрите на разрушения, которые они сделали на моем теле. Они перебили мне кости ног, они вырвали мне ногти, они выбили мне зубы. Так они расправлялись с польскими патриотами.

На Маршалковской улице мы увидели пожилую женщину, которая радостно приветствовала наших бойцов, проходивших через Варшаву на запад.

— Меня зовут Ольга Леонардовна Костюшко, — сказала она.

Ольга Леонардовна — прямой потомок славного польского патриота Тадеуша Костюшко. Она родилась в Петербурге и кончила там Смольный институт. Правнучка Костюшко, она скрывалась от немцев все эти пять лет и сейчас вышла в центре Варшавы навстречу своим освободителям — бойцам Красной Армии и Польской дивизии имени её славного прадеда.

В Варшаву прибывают делегации из разных городов освобожденной Польши. Они шествуют но улицам с флагами, с оркестрами. Освобождение Варшавы — это общенародный польский праздник.

ДЕЙСТВУЮЩАЯ АРМИЯ., 10 января.
Подготовил Олег Рубецкий, источник текста: Пресса войны
^