Битва за Краков
Вот что говорил в начале августа на съезде так называемых хозяйственных организаторов гитлеровский приспешник Зейс-Инкварт: — Именем фюрера я могу поклясться, что Краков, эта древнейшая крепость на Висле, свидетель многих безуспешных осад, а ныне столица польского генерал-губернаторства, и ныне и впредь находится вне всякой опасности. Я говорю вам, что скорей Висла потечет вспять, чем Красная Армия приблизится к Кракову. Несмотря на местные успехи Краской Армии в Восточной Польше, мы можем теперь, как и год назад, оказать, что Кракову не угрожает никакая опасность.

Мелкая гитлеровская рыбешка, попав в плен, тоже вторила этому фашистскому киту. — У нас есть строжайший приказ лечь костьми, но удержаться на Висле и на Вислоке и не допустить вашего продвижения на юг, ибо это угрожало бы району Кракова, являющегося германским сердцем польского генерал-губернаторства, — показывал на допросе майор Иоганн Куну, командир саперно-строительного отряда, взятый в плен. — Система укреплений Краковского района превосходит всё. что мы построили за Вислой. за исключением, пожалуй, варшавских укреплений. Нашим войскам приказано любой ценой не допускать ваши части даже на подступы к Кракову, с которым Германия тесно связывает свои надежды по созданию нового порядка в Польше, — говорил другой гитлеровский офицер, обер-лейтенант Эни Вайсброд. Эти записи я отыскал в своем, августовском блокноте. Они сделаны, когда фронт проходил еще в сотнях километров от Кракова. Но мы, по долгому опыту войны, знали, что для Красной Армии нет непреодолимых крепостей, нерушимых валов и линий, нет укреплений, которых она не могла бы взять. И вот сейчас, в первую же неделю нашего могучего наступления, которым мы начали новый победоносный год, валы и линии краковских укрепленных районов остались уже позади. Их разрушила могучая советская артиллерия, прорвала наша доблестная пехота, открыв ворота к маневру стремительным танкам, мотопехоте и коннице. А высоко в воздухе парили наши самолеты, указуя войскам путь на Запад. И вот победоносная Красная Армия уже шагает по улицам древней польской столицы. Битва за Краков, несомненно, войдет в историю Отечественной войны не столько своим напряжением и кровопролитностью, сколько примером умелого, быстрого, можно сказать, молниеносного маневра. Немецкий офицер Эни Вайсброд, показания которого я приводил, не преувеличивал: укрепления Краковского района были одними из самых сильных на Висле. Они тянулись по гребням Карпатских предгорий с северо-востока на юго-запад. Они шли в несколько слоев по крутым и обрывистым берегам речушек и ручьев, ими были блокированы все многочисленные в этих краях дороги. Маленькие городки и села, находящиеся на перекрестках дорог, были превращены в мощные опорные пункты немецкой обороны. В дополнение к этим весьма солидным и многочисленным сооружениям немцы в глубоком тылу построили еще целую систему укрепленных районов на роке Дунаец, впадающей в Вислу ниже Кракова с правой стороны. Таким образом, эти укрепления, построенные с особой тщательностью, имели назначением прикрывать Краков с юго-восточного направления. На всю глубину вплоть до Кракова немцы построили укрепленные полосы, состоящие из траншей, огневых точек, дзотов, воздвигнутых на холмах и высотах, которые по мере приближения к Кракову становятся всё выше и круче. Вся эта система укреплений, действительно, являлась серьезным препятствием и могла бы вызвать огромные потери и задержать наступление любой силы. Но наше командование очень смело и правильно решило исход битвы на Краковском плацдарме. Немец ждал удара на Краков с юго-востока и здесь сосредоточил свои усилия. Ему же нанесли первый удар с северо-запада, откуда он никак не мог его ожидать. Уже в первые дни наступления войск Маршала Советского Союза Конева клин наших наступающих армий начал не только быстро продвигаться на запад, к границам Германии, но и быстро расширяться по фронту, вверх и вниз по течению Вислы. В то время ,как правый фланг наступающих армий двигался на Кельце, левый — с такой же стремительностью, ломая немецкие оборонительные линии, стал устремляться на юго-запад к Кракову и Прикарпатью. Один за другим были взяты города Буско-Здруй, Пинчув, Дзялошице, Казимежа-Велька. Преодолев укрепленные рубежи на речках Нидзица и Шренява, наши войска в ожесточенных боях овладели такими сильными укрепленными пунктами, как Мехув, Сломники, Прошовице. Десятки километров были пройдены без дорог, по местности. сплошь усыпанной маленькими хуторками. каждый из которых играл роль укрепления в немецкой обороне. Наступая на Краков по долине вислянского левобережья, наши офицеры и генералы показали себя отличными мастерами маневра. Большие и малые узлы сопротивления обходились или сжимались в кольцо, а враг либо уничтожался, либо вынужден был, бросая оружие, пробиваться к своим отступающим частям. В тех же случаях, когда немцы решались упорствовать и биться до конца, они истреблялись начисто. В этом отношении характерна судьба немецких гарнизонов, засевших на укреплениях реки Шренявы. Понимая, что значило бы падение этого последнего перед Краковом естественного рубежа, немецкое командование разместило на нём подтянутые из глубины части. Они сражались с большим упорством даже тогда, когда наши части, переправившись через Шреаняву на других участках, заходили им в тыл. Несколько таких гарнизонов, отказавшихся сложить оружие и лишенных путей отступления, целиком были истреблены. Так на седьмые сутки наступления наша пехота, поддерживаемая танками и авиацией и сопровождаемая артиллерией, прорвалась к Кракову и завязала бои на его окраинах, именно с той стороны, откуда немцы никак не ожидали удара. Как отразился этот маневр, окончившийся выходам наших частей к стенам Кракова с северо-запада, на южном участке обороны Краковского плацдарма? Немецкие войска, сидевшие там на своих оборонительных линиях, почувствовали себя весьма неустойчиво. Перерубив целый ряд важнейших коммуникаций, наши части за Вислой нависали над ними. Встал страшный для немцев призрак окружения. Когда после артиллерийской подготовки части 1-го Украинского фронта на своем левом фланге перешли в наступление, немцы не выдержали и покатились на запад.. Фронт наступления расширился и перекинулся к югу за Вислу. С каждым часом наращивая темп наступления, части левого фланга прорвали немецкую оборону и с боями пошли на запад, захватили сотни населенных пунктов. С хода был прорван рубеж на реке Дунаец. После этого наступление стало развиваться еще более быстрыми темпами, и вскоре части, идущие с юго-востока, увидели на крутом и обрывистом берегу Вислы старинные башни и шпили Кракова. Немецкий гарнизон, сидящий у последнего обвода краковских укреплений, уже атакуемый с севера, был поставлен под удар с юга. Клещи стали вытягиваться к городу, обнимая его с северо-запада и с юго-востока. Началась самая острая фаза битвы за Краков — бои на подступах и улицах города. А сегодня наши часта полностью овладели древней столицей и одним из важнейших культурно-политических центров союзной нам Польши — Краковом.

1-й Украинский фронт, 19 января. (По телеграфу).
Подготовил Олег Рубецкий, источник текста: Пресса войны
^