Фильм «Иван Грозный»
Фигура царя Ивана IV (1530—1584 гг.), прозванного русским народом Грозным, веками привлекала внимание и вызывала острейшие споры и современников, и людей позднейших эпох... Грозного называли «мужем чудного разумения» и «словесной мудрости ритором». На Грозного злобно клеветали, называя его «кровавым тираном», государственные изменники вроде Андрея Курбского и те иностранцы, которые видели в историческом становлении России лишь «завоевания», а в русских — лишь «варваров», которых не следовало «пускать в Европу...» Величавый и сложный характер Грозного. его роль, как гениального государственного деятеля, полководца, патриота своего времени, собирателя России и создателя централизованного государства, не были поняты даже многими крупными отечественными историками.

Раскрыть историческую суть Грозного, понять его внутреннюю и внешнюю политику, его смелые реформы, его походы на Казань и Астрахань, его полную глубокого государственного смысла борьбу с немцами-ливонцами дано советской науке и искусству, которые вооружены марксистско-ленинским методом, методом точного и объективного анализа исторических событий и общественных явлений.

Крупным, талантливым, радующим вкладом в дело познания эпохи Грозного и самого Грозного является новый фильм Сергея Эйзенштейна «Иван Грозный». Советский и зарубежный зритель знает Эйзенштейна на протяжении двадцати лет. Он — автор картин «Броненосец «Потемкин», «Александр Невский» и других. Его фильмы двигали вперед развитие советской и, следовательно, мировой кинематографии.

Последние четыре года С. Эйзенштейн отдал созданию большого сценария и фильма о Русском государстве XVI века, о плодотворной борьбе нашего народа за исторические рубежи и о вдохновителе и руководителе этой борьбы — царе Иване IV.

Плавно и величаво проходят перед взором нашим картины прошлого... Мы видим, как в тяжелой и долгой борьбе с внешними и внутренними врагами создавалось централизованное русское государство.

Мы видим Москву, Кремль XVI века, мы видим царя и двор, боярство, и духовенство. иностранных дипломатов, стрельцов и народ... Отбрасывая различные старинные и новые лжеписания о России, как о стране «варваров». С. Эйзенштейн показывает подлинную историческую Россию, — широкую, с монументальной архитектурой, с высоким развитием музыкальной культуры, живописи, связанную глубочайшими историческими нитями с Византийской империей, чьей непререкаемой преемницей — по мысли русских философов, летописцев-историков и государственных теоретиков той поры — и являлась Россия Ивана IV.

Напряженные социально-политические драматические ситуации возникают в фильме одна за другой... Нас охватывает волнение, мы пристально следим за столкновениями сил, мощных характеров.

Фильм открывается торжественной сценой венчания на царство Ивана IV... Молодой, энергичный царь обращается к народу с речью. Твердо звучит его голос: «Ныне впервые великий Князь Московский венец царя всея Руси на себя возлагает...» Русь из «великого княжества» становится царством. Сверкает взор первого царя, когда он с болью произносит: «Но что же наша Отчизна, — как не тело, по локти и по колени обрубленное?! «Верховья рек наших — Волги, Двины, Волхова под нашей державой, а выход к морю их в чужих руках... Приморские земли отцов ,и дедов наших от земли нашей отторгнуты...» И гремит голос царя Ивана о том, что он венчается на царство и вступает во владение и теми русскими землями, что ныне «до времени» под другими государями находятся... И мгновенно сходят улыбки с лиц иностранцев.

Исторической и психологической основой фильма является страстная и страшная борьба Грозного с внутренней язвой государства: с боярской оппозицией. Они проходят перед нами, эти представители 200 родовитых, титулованных фамилий — отпрыски удельных князей, эти крамольники, которые хотели вновь разорвать государство русское на мелкие клочки, на уделы и вотчины, обессилить его. Вот они — надменные, чванные, жадные, готовые в любой момент предать родину в угоду своим корыстным интересам... Ни одна черта лица не дрогнет у них, когда больной, стоящий на пороге смерти, тоскующий о судьбах родины царь Иван молит их понять интересы общей, единой России. Они отворачиваются, молчат или злобно шипят, готовя заговоры, — двоедушные изменники, сочинители «прошений» и писем к немецким и польско-литовским князьям и панам.

И станет нашему зрителю понятно, почему Грозный рубил головы этим реакционерам и губителям России и откуда идет и почему был так обилен поток облыжных обвинений против Грозного...

Грозный ведет непримиримую борьбу с корыстным и злокозненным боярским миром, который пытается сдавить царя плотным кольцом и внушить ему подчинение старине и подчинение боярам-феодалам.

Иван Грозный бросает в лицо всему этому стану идеи о единой, централизованной царской власти, которой во имя высших интересов должны подчиниться все.

Иван Грозный был первым, кто развил в России эту прогрессивную для своего времени идеологию, — страстно, и умно воззвал: «от междоусобных браней и строптивого житья да отстанут, коими царства разрушаются, ибо если царю не повинуются подвластные, то никогда междоусобные брани не прекратятся...» Грозный жил возвышенным представлением о государстве и на упреки своевольных бояр отвечал, как бы мельком характеризуя и себя: «Царь — гроза не для добрых, а для злых дел; хочешь не бояться власти — делай добро, а делаешь зло — бойся, ибо царь не зря носит меч, а для кары злых и для ободрения добрых». В России никто никогда до Петра I не поднимался до такого ясного и энергичного выражения задач власти... И недаром Петр I почитал Грозного, как учителя своего. — и не только в делах управления. ко и в делах внешнеполитических и военных.

Сильными, яркими, художественными средствами фильм исторически правдиво раскрывает содержание эпохи, образ Ивана Грозного как прогрессивного деятеля своего времени.

Роль Ивана Грозного изумительно, вдохновенно играет народный артист Республики Николай Черкасов. Это мастер волевых, национальных образов (профессор Полежаев в «Депутате Балтики», Александр Невский в фильме того же названия, Максим Горький в картине «Ленин в 1918 году» и др.). Можно уверенно сказать, что артист достиг в роли Грозного редчайшей выразительности. Он находит сильные и яркие средства для выражения первого юношеского пыла молодого царя, он умно раскрывает и зарождение, и осуществление его высоких идей, и боль за Россию, и тяжелую борьбу зрелого мужа против сонма врагов, страстность и порывистость мощной натуры, в которой бурлят все страсти, все эмоции... Артист талантливо передает переходы от тонкого лиризма к предельно сгущенным психологически конфликтам.

Вся роль Грозного продумана Черкасовым тщательно и глубоко. Мы видим, как следы времени накладывают свой отпечаток на облик царя Ивана, он противостоит всем невзгодам, они не могут ни согнуть, ни сломить его, — этот смелый государственный деятель и воин лишь закаляется в борьбе, и мы видим, как фигура Ивана на наших глазах становится все более и более величественной.

Остро показан в фильме и главарь боярской клики князь Андрей Курбский — этот предатель со смиренным ликом и слащавой повадкой, целующий Ивана иудиными поцелуями. Роль Курбского хорошо играет артист М. Названов. Особенной тонкости в раскрытии психологической сути образа артист достигает в сцене с больным, умирающим царем. Предатель, выжидая смерти царя, принижает к нему, ловит каждое его дыхание.

Фильм вскрывает и методы, которыми Грозный укреплял новые социальные основы... Перед зрителем проходят люди из народа, «земские» люди, рядовые новопожалованные дворяне — Басманов с сыном, Малюта Скуратов и другие, которые ; служат делу царя Ивана преданно и неутомимо. Именно из людей этих слоев Грозный создавал опричнину и надежные командные кадры армии. Во имя государственного дела великой Руси Грозный и осуществлял ряд реформ.

С. Эйзенштейн сильно и убедительно показывает борьбу Грозного с внешними врагами. Дерзким вызовам казанских ханов, нападению крымцев на Тулу Грозный дает стремительный отпор. Фильм рисует поход на Казань, и зритель видит русскую армию в деле... Это не сермяжники и лапотники, какими «живописали» русских различные немецкие соглядатаи и «псторики» вроде Штадена, Эверса, Бинемана и др. Нет, это — подлинная, хорошо вооруженная и многочисленная армия с лучшей в Европе артиллерией, армия, которая несколькими ударами разгромила все волжское ханство, взяла Казань и Астрахань, побудила государства Кавказа войти в сношения с Москвой, подчинила своим выдвижением к Уралу сибирского хана Едигера и заставила Европу резко переменить оценку России. Зритель увидит суровых пеших латников, увидит и молчаливых пушкарей у огромных русских пушек и поймет, почему европейцы высоко Ценили силу России и считали, что Грозный мог поднять наиболее многочисленную армию в мире.

Фильм, ни на минуту не теряя сюжетного напряжения, жаркого дыхания борьбы Грозного с боярством, показывает значение Ливонской войны, как исторически необходимой войны за возврат России коренных ее путей на Запад. Ведь на побережье Балтики русские стояли вместе с эстами и латышами еще до появления Ливонского ордена (XIII век). Укрепления полоцких князей на Западной Двине и берегах Рижского залива и южнее (Куконос и другие) были порубежными и исконными. исстари русскими.

С появлением немцев, с неслыханной жестокостью истребивших славян на Лабе (Эльбе) и пруссов-литовцев, возникла смертельная угроза и Руси. Немцы наглухо заперли выходы в Балтику, наложили ряд запретов на европейскую торговлю с Новгородом и Москвой... Наконец, при Грозном немцы наложили запрет на въезд в Россию техников, ремесленников и мастеров. Это была подливная блокада; за ней должна была последовать война. Немцы намеревались создать коалицию...

Фильм повествует, как Грозный гениально предупредил намерения врагов, северным путем — через Архангельск — установил дружественные связи с Англией, а за сим последовали и связи с Голландией, через полтора века упроченные Петром I.

Дав эти широкие картины, С. Эйзенштейн вновь, с удвоенной силой обращается к теме внутренней борьбы с боярской крамолой. Фильм достигает здесь высот подлинной трагедии... На стены кремлевских светлиц и переходов падают зловещие тени. Заговорщики проникают все глубже. Тетка царя Ефросинья Старицкая, которую с мастерством и выразительностью играет Серафима Бирман, стоит в центре боярского заговора, прочит своего сына, двоюродного брата Грозного, слабоумного Владимира, на престол. Роль Владимира тонко и верно исполняет артист П. Кадочников.

Трагической жертвой падает жена Грозного — царица Анастасия Романовна, Она случайно узнала о честолюбивых планах Курбского, но умолчала, скрыла правду от мужа и пала жертвой тех же сообщников Курбского... Они целили в царицу, в друга Грозного, в последнюю отраду его. Горе, страшное горе обрушивается на Грозного. Тяжелые сомнения гнетут и давят душу — одинокую и мучительно страдающую. Былых друзей нет. Отошел от царя боярин Федор Колычев, которого Иван считает еще своим ближайшим другом (артист А. Абрикосов, играющий эту роль, создал запоминающийся образ). Многие, которым царь еще верит, стали врагами... И сцены у гроба отравленной жены незабываемы... Звучат дивные погребальные хоры... Надрывно звучат тексты писаний, призывающих к смирению и покаянию... И вот тут, в минуту, когда кажется, что меркнет всё, рядом с одиноким Грозным встают воины и охранители государства.

Мы видим верного царю воина Басманова с его юным сыном, которые в эту трудную минуту напоминают царю, что его поддерживают ратные люди, видим Малюту Скуратова. «Окружи себя людьми новыми, из низов пришлыми, служилыми, всем тебе обязанными. Сотвори из них вокруг себя кольцо железное, шипами острыми против врагов», — говорит парю Басманов.

Роль Басманова-отца ярко исполняет народный артист СССР А. Бучма. Хорошо играет сына Басманова — Федора артист М. Кузнецов.

Со дна великой души Грозного вздымаются новые силы. Мы видим, как разряжается бурная энергия царя... Мы присутствуем при рождении новых грандиозных его замыслов и неожиданных ходов, дальновидных и целеустремленных.

В финале первой серии фильма, на редкость удачно снятом оператором Э. Тиссе, мы видим, как торжественное шествие народа в Александрову слободу укрепляет веру царя в правоту его дела, придав ему новые силы.

Фильм не свободен от некоторых недостатков. Слабым, лишенным торжественности, вышел образ царицы Анастасии Романовны. Исторические данные говорят о ней, как женщине душевной, умной и достойной сана, который ей достался. Исполнительница роли царицы способная актриса Л. Целиковская не нашла средств для выражения драматизма даже в наиболее выигрышных моментах роли: в сцене объяснения с Курбским. С сожалением приходится отметить, что в первой серии фильма не совсем удался и образ Малюты Скуратова. Он получился тусклым, недостаточно умным, моментами сбивающимся на комедийный жанр. Советский зритель знает М. Жарова как замечательного актера, создавшего интересные образы в ряде фильмов. Будем надеяться, что Жаров сделает более глубоким образ Малюты Скуратова во второй серии фильма. Следует заметить, что и режиссер недостаточно продумал разработку этих ролей.

В целом фильм монументален, насыщен высокой, подлинной романтикой. Он является новым утверждением жанра героической трагедии. Уверенно и свободно звучит музыка композитора С. Прокофьева. Эйзенштейн добился единства игры актеров, хотя они принадлежат к разным школам и направлениям.

Изобразительно-живописная сторона фильма, световые гаммы, переливы света и пр. выдержаны тончайше. Автору и коллективу, работавшему над фильмом, в том числе художнику И. Шпинель и художнику по костюмам Л. Наумовой, удалось передать русский Ренессанс… Съёмки оператора А. Москвина стоят на высоком уровне.

Фильм делался в эвакуации, в неосвоенной студии в городе Алма-Ате, Меж тем в фильме качество сооружений и декораций. убранства, костюмов — от знаменитой шапки Мономаха и до оружия последнего на воина — высоко, в нем нет изъянов, недостатков. Коллектив С. Эйзенштейна и в самые трудные дни знал одно: нужно напряженно работать для Родины, работать во имя высокого, идейно насыщенного искусства. Нужно сохранять и развивать в искусстве индивидуальную манеру. бороться со штампами и серостью. Нужно быть требовательным, высоко требовательным.

Советское кино вновь одержало крупную победу. Большая историческая русская тема решена в фильме «Иван Грозный» правильно и смело.

Подготовил Олег Рубецкий, источник текста: Пресса войны
^