В немецкой Померании
Войска Маршала Жукова продолжают стремительное движение вперед, в жизненным центрам Германии. У врага еще есть силы, он дерется с отчаянием. Но отчаяние нельзя противопоставить огромному натиску советских полков, и «фольксштурмисты» не заменят те немецкие дивизия, которые разгромлены на польской земле. Танкисты идут с боями по немецкой земле, а за танками идет пехота.

Танкисты Героя Советского Союза генерала Телякова проделали за две недели 500-километровый поход, полный испытаний и боев. Пятьсот километров по дорогам и лесам, полям и проселкам! На каждом километре был враг, и его давили, уничтожали огнем и железом.

В то же утро к границам Германии, в реке Нетце вышли танкисты генерал-лейтенанта танковых войск Кривошеина. Под ожесточенным вражеским огнем они навели переправы из барж, которые захватили у немцев. Им на помощь пришла наша пехота, которая перешла через Нетце по льду.

Река эта укреплялась немцами, на высоком западном берегу были бетонированные огневые гнезда. Но они были отбиты у врага. Танкисты устремились к дамбам, чтобы немцы не успели их взорвать. Это могло бы осложнить операцию. Вскоре старший лейтенант Михаил Королев доложил, что дамбы в его руках. Немцев там уже не было. Они лежали в мягком, только что выпавшем снегу. Наши войска вступили в немецкую Померанию.

Танкисты генерала Телякова пошли по лесу, который начинается у западного берега реки Нетце и идет в глубь Германии. Завязался бой с немецкими танками. Этот бой задержал вода нов Телякова только на два часа. К вечеру наши войска уже вышли из леса, повернули на автостраду. Начинался новый этап великого наступления.

Они не останавливались, хоть уже был вечер, люди устали и вновь начиналась метель. Они не останавливались: нельзя было останавливаться — впереди лежала Германия.

Вот она — Германия! Проклятая страна, проклятая земля. Территория, которую наши бойцы зовут не иначе, как «берлогой зверя».

Мы разворотили подходы к берлоге, теперь мы в берлогу вошли. Не с рогатиной, не с дубиной. Лавина мощной и умной стали заливает немецкую землю. Грохот наших боевых машин сотрясает Германию.

Люди, вступившие на фашистскую землю, остановиться не могут — они помнят муки Минска, печи Майданека, пепел и камни Варшавы. Танки рвутся вперед. Их прорывы фантастичны. Их порыв неудержим. Такого еще не было. Само понятие «темп наступления» становится здесь новым понятием. Вперед, быстрее вперед — закон, лозунг, мысль, жизнь всех людей фронта. Пехота рвется вслед за танкистами. Садится на трофейные фургоны, впрягает трофейных коней, становится на колеса. Вперед, только вперед! К Одеру! На Берлин! К полной и окончательной победе!

Уже позади немецкая граница. Уже совсем недалек Одер.

1-й Белорусский фронт, 30 января. (По телеграфу).
Подготовил Олег Рубецкий, источник текста: Пресса войны
^