Чем он отличается от нацистов?
Существуют, оказывается, такие «демократы», которые испытывают скорбь и негодование при одной мысли о том, что гитлеровская пропаганда убийства и разбоя скоро будет навсегда прекращена. В числе подобных ценителей и поборников гитлеровской пропаганды выступил небезызвестный турецкий журналист Ялчин. На страницах газеты «Танин» он просто вопит от боли и страха за... за что бы вы думали? За судьбу гитлеровской пропагандистской, с позволения сказать, «литературы»! Ялчин не может представить жизнь без гитлеровских погромных листков. Он категорически требует, чтобы гитлеровская пропаганда продолжалась и после разгрома гитлеровской Германии.

«Имеем ли мы, демократы, — да, да, именно так говорит господин Ялчин: «мы, демократы!» — право предать огню литературу страны и запретить ее использование?»

По-видимому, иные турецкие журналисты так привыкли «использовать» гитлеровскую информацию и пропаганду, что боятся остаться без нее, как без средств к существованию.

«В дни, когда это (изъятие гитлеровской «литературы») будет совершено, — заявляет Ялчин, — мы должны будем задать себе вопрос: чем мы отличаемся от нацистов?»

Действительно, Ялчин имеет полнее основание поставить перед собой такой вопрос, при чем уже сейчас, не откладывая на завтра. В самом деле, чем он отличается от нацистов? Они тоже мечтают о продолжении, после разгрома Германии, своей бандитской пропаганды. Ясно и то, что если Ялчин так печется о судьбе гитлеровской «литературы», то ему не менее дороги и «драгоценные» жизни ее авторов. Отличие Ялчина от нацистов состоит разве только в том, что если они готовятся уйти в подполье, то Ялчин как «демократ» хлопочет о сохранении открытой, легальной пропаганды «мокрых дел».

Равноправие для бандитов и их жертв — вот какой лозунг выдвигает турецкий журналист на страницах турецкой газеты.

Кстати, не доходили ли до него слухи о том, что Турция объявила войну гитлеровской Германии? Впрочем, может быть, господин Ялчин считает это сообщение не заслуживающим серьезного внимания? Или же иные турецкие журналисты считают войну с гитлеровской Германией войной за сохранение нацизма и фашизма?

Надо признать, что такую войну Ялчин ведет очень энергично, но не очень умно. Вот, например, какой довод он приводит в защиту сохранения и «использования» гитлеровской пропаганды. Я, рассуждает Ялчин, «буду проповедовать пантюркизм», кто-либо другой в другой стране будет проповедовать иную аналогичную идеологию, и это, дескать, «не считается вредным». Почему же в таком случае, недоумевает Ялчин, нужно запрещать «пангерманизм»?

Нельзя, конечно, не признать компетентности Ялчина в этом вопросе: реакционно-империалистическая, захватническая идеология пантюркизма, действительно, не могла существовать без гитлеровской опоры, являясь одной из разновидностей гитлеризма.

Ялчин с полным основанием устанавливает связь одного с другим. Но откуда он взял, что «это» — «не считается вредным»? И кем, собственно, «не считается»? Гитлеровцами?

Интересно знать, какие круги в Турции представляют журналисты, защищающие «безвредность» идей, глубоко враждебных всему делу Объединенных наций?

Подготовил Олег Рубецкий, источник текста: Пресса войны
^