Вдоль берлинской автострады
...Вереницы танков, грузовиков, легковых автомашин, тягачей, пушек двигаются по широкой автостраде, ведущей из Верхней Силезии в Берлин. На перекрёстках регулировщики приветливо машут флажками: «Проезжайте быстрее, теперь можно свободно свершить берлинский рейс». У деревни Клайнбайдемезель сигнал: «Мост взорван». Поток с автострады поворачивает в сторону на шоссе и катится на переправы через реку Нейсе. Река бурлит мутными волнами меж берегов, замкнутых в песочные дамбы.

Мы переезжаем Нейсе по свежеобструганному настилу отличного моста, возведённого трудолюбивыми руками сапёров. Поднимаемся на западный берег. Здесь всё напоминает о недавнем сражении. У самой реки — небольшая немецкая деревушка.

За деревней, по обеим сторонам дороги, сосновый бор. Стволы сосен иссечены снарядами, струями пуль. Вся земля в бору изрыта окопами. покрыта извилистыми щелями траншей, ходов сообщений. Потом мы видим поляны, перепаханные разрывами авиабомб и снарядов, развороченные блиндажи и землянки. Всюду бесформенные куски металла, пулемётные ленты с неизрасходованными патронами, закоченевшие трупы немецких солдат. Так выглядит участок нашего прорыва вдоль северной стороны Берлинской автострады.

Наступление наших войск было стремительным и внезапным. Вдоль западного берега Нейсе немцы имели глубоко эшелонированную оборону. Она состояла из множества опорных пунктов, созданных по деревням и селам, узлов дорог, промежуточных отсечных позиций, разбросанных по лесам. Эта полоса обороны распространялась за реку Шпрее, являясь щитом, преграждающим южные подступы к Берлину.

Немцы имели и ещё одно преимущество: участок между реками Нейсе и Шпрее характерен тем, что здесь в западном направлении нет хороших дорог, которые могли бы обеспечить стремительность наступления подвижных войск, кроме автострады Форст — Коттбус и шоссе Мускау — Шпремберг. Автострада и шоссе были сильно укреплены и упирались в главные узлы сопротивления противника: города Коттбус и Шпремберг. Немцы же имели целую сеть дорог, ответвлявшихся на юг от автострады параллельно линии фронта. Эти рокады обеспечивали маневр вражеским войскам за каждым промежуточным рубежом.

Наступление началось. Наши артиллерийские батареи, стоявшие на восточном берегу Нейсе, открыли ураганный огонь. Пехота под прикрытием огневого вала преодолела водный рубеж. К вечеру пехотинцы, овладев местечком Койне, вступили с юга в город Форст, в западном направлении пересекли автостраду, распространились по просёлкам в лесу Форст-Пфертен, опрокидывая разрозненные группы гитлеровцев. Вечер их застал у железной дороги Форст — Вейсвассер. Здесь противник имел подготовленные запасные позиции. Завязались ожесточённые бои.

По переправам на только что отвоеванный плацдарм за Нейсе втягивались полки и дивизии, двинулись колонны артиллерии, танков, бронетранспортёров.

На этот участок боёв мы приехали в тот момент, когда немцы, введя резервы, начали контратаку. Над Берлинской автострадой поднимались в небо столбы разрывов. Её бомбили наши лётчики. Над лесом Форст-Пфертен висели тёмные тучи, закрывавшие горизонт. Лес, подожжённый немцами, пылал. Первую попытку овладеть потерянным участком автострады за Нейсе противник предпринял из района юго-западнее города Форст. На Шпрее немцы уже взорвали переправы. Герой Советского Союза гвардии полковник Слюсаренко приказал экипажам танков закрыть брезентом люки. Танки на полном газу ныряли в реку, мчались по воде, поднимая фонтаны брызг.

Плацдарм за Шпрее расколол группировку противника. Танкисты, разворачиваясь на северо-запад, снова устремились вдоль Берлинской автострады. В острие танкового тарана вошли танкисты дважды Героя Советского Союза гвардии полковника Архипова. Они помчались на север, пересекли железную дорогу Коттбус — Лейпциг, потом Берлинскую автостраду, за ней ещё шоссе и железную дорогу, с хода ворвались в город Фетшау и, разгромив его гарнизон, овладели им. Теперь танкисты опять могли свободно мчаться вдоль автострады, потому что никакой угрозы флангового удара не было — их правый фланг прикрывали непроходимые болота Шпрее, а на левом фланге гвардейцы уже начали бои за город Колау.

Танковый кинжал, вспоровший толщу вражеских войск у Шпрее, вонзился в так называемый южный Берлинский озёрный район. Линия фронта под Берлином приобрела довольно оригинальную конфигурацию. Начинаясь на Нейсе, она проходила севернее города Форст, поворачивала на юго-запад за город Коттбус, пересекала Берлинскую автостраду, делала петлю на северо-запад. У местечка Бург линия фронта прерывалась, ибо здесь начиналась полоса болот, а затем снова восстанавливалась на реке Шпрее у города Моббен, загибалась опять на запад и дальше уходила к Берлину вдоль автострады. Там, где начинался озёрный район, у местечка Топшиц, она образовывала острый клин, западная сторона которого резко спускалась на юг.

Этот клин целых двое суток на штабных картах был почти недвижим. Дело в том, что танкисты преодолевали труднопроходимую полосу озёр и болот, где немцы соорудили южный оборонительный район Берлина. Укрепления на этом участке состояли из разветвлённой системы сплошных заграждений всевозможного типа. Тут были противотанковые рвы, надолбы, минные поля, перехватывавшие узкие полоски земли между озёрами и болотами. Пехота ещё оставалась позади. Вся тяжесть боёв ложилась на плечи танкистов и мотострелков.

Гвардейцы пробивались по Дрезденскому шоссе, параллельному автостраде обходными дорогами, где их меньше всего ожидали немцы. К исходу вторых суток они приблизились к каналу Нотте. Ночью ударные отряды стрелков по пояс в воде переходили канал, захватили дачные местечки Цоссен, Миттенвальде, овладели плацдармом для дальнейшего развития успеха. Форсировав канал, гвардейские танковые экипажи распространились по нескольким шоссе и устремились к южным берлинским пригородам. Теперь Берлин слышал грохот советских пушек не только с северо-востока, но и с юга.

Перехватив автостраду, связывающую Берлин с Франкфуртом на Одере, Силезией, Саксонией. Тюрингией, Баварией, советские гвардейцы овладели пригородами Тельтов, Ланквиц и другими. Бои перекинулись за канал Тельтов.

ДЕЙСТВУЮЩАЯ АРМИЯ, 27.
Подготовил Олег Рубецкий, источник текста: Пресса войны
^