Берлин
В одиннадцать тридцать вечера 2 мая 1945 года, так запишет историк, над Москвой прозвучал салют из трёхсот двадцати четырёх орудий, давших двадцать четыре залпа. Так уже не раз салютовала столица, отмечая освобождение от немецкого фашизма главных городов разных стран Европы. Но сегодня в свете ракет, в красном, бившем в темноту пламени залпов, в самом воздухе было нечто необыкновенное. Люди слушали этот салют, и грудь их дышала особенно глубоко и радостно.

Берлин взят Красной Армией! Нет больше фашистской столицы. Всё кончено для этого гнезда тьмы, для этого застенка народов. Генерал от артиллерии Вейдлинг капитулировал. Семьдесят тысяч обалдевших от непрестанных боёв фрицев разного возраста сложили оружие. Остатки фольксштурма, старики и сопливые мальчишки из гитлерюгенда, сумасшедшие фанатики и обманутые палочной дисциплиной солдаты разбитых, разоренных частей подняли руки, когда генерал взмахнул платком.

В эту минуту они узнали, что есть сила, которая раздробит все преграды, уничтожит все их укрепления, сила им непонятная и страшная, сила, перед которой они, всю жизнь трепетавшие перед палкой, не смогут ни отсидеться, ни отбиться. Эта сила — Красная Армия, та, что пришла для того, чтобы убить войну там, где война родилась.

2 мая в 15 часов Берлин капитулировал. Если бы он не сдался, он всё равно был бы кончен. Ему не было спасения. Пришли сроки возмездия. Ничто не отвратило бы от него железной поступи Красной Армии.

Бойцы и командиры исполнили клятву, данную Родине, данную Сталину. Они водрузили знамя победы над Берлином. Об этом дне думали они тогда, когда немцы подступали к Москве, когда в болотах у Ладоги, защищая своей грудью Ленинград, замерзая в жутких вьюгах, терпя всевозможные лишения, стискивая зубы, они говорили: «Мы дойдем до Берлина»; когда в предгорьях Кавказа, сражаясь с танками и эсэсовцами, рвавшимися через Кавказ в какие-то сумасшедшие дали, к Индии, к Ираку, бойцы бросались в атаку, держа где-то в глубине памяти: «Пусть мы на Тереке, но мы будем в Берлине». В Сталинграде в домах, падавших в столбах огня, в грохоте стен, похожих на раскалённые смерчи, они давали клятву дойти до берлоги зверя и превратить её в пепел.

И они дошли! Берлин! Отныне есть в Красной Армии Берлинские дивизии. Вот он — Берлин.

Серый, страшный, угрюмый, человеконенавистнический Берлин. Вот оно, логово, о котором так много рассказывали бойцам дороги, длинные дороги с разрушенными городами, выжженными селеньями, миллионами убитых мирных людей. Берлин! Центр немецкого империализма. Горе тебе, город-зверь. Берлин — очаг немецкой агрессии. Всё зло шло отсюда. Всё зло родилось здесь. Здесь получил всегерманский триумф Гитлер, когда его пустили в кабинет Бисмарка, его — выскочку и урода, чтобы он командовал немецким народом. Это здесь Гиммлер поставил точку под проектом уничтожения славянских народов и других «второсортных» народов и благословил строителей Майданеков и Треблинок.

Вся сущность Берлина предстала перед миром раскрытой, обнажённой до конца. Он выкармливал немецких генералов, как выкармливают хищников в зверинце. И они толпой сдались, как и последние рекруты. Они признали крах всей своей завоевательской стратегии. Вот они стоят и не смеют смотреть в глаза красноармейцев.

Вот они стоят, доктора философии и истории. Какой философии и какой истории? Философии уничтожения культуры, истории нового варварства. Они получили учёные степени за службу убийцам. Красноармейский штык прижал их к последней стене, к развалинам «расовой теории», к руинам розенберговского мифа, к битому кирпичу «нового порядка».

Тьма, которой они служили, осветилась светом красноармейских залпов. В этом свете разоблачаются все легенды. Кончена и легенда о неприступном Берлине.

Мы в Берлине! Знамя победы водружено над лагерем поверженного врага. Враг сброшен в пропасть. Фашисты любили тайны. И сегодня они сообщают нечто — последнюю тайну фюрера. Гитлер покончил самоубийством. Геббельс покончил самоубийством.

Правда всё равно выйдет наружу, и мы проверим, что это — банкротство проигравшихся шулеров или вульгарный трюк в духе той дешёвой таинственности, до которой они были так охочи.

Гитлеровская Германия проиграла войну, разбита наголову, разбита Красной Армией вдребезги, уничтожена на поле битвы, сломана в бою, кончена.

Красная Армия в Берлине! Торжество сталинской стратегии, торжество советского народа, торжество всего свободолюбивого человечества.

По всему необъятному нашему отечеству пронеслась молнией эта весть и сблизила нашего человека самой далёкой окраины с его братьями — советскими воинами, глядящими на дымящиеся развалины Берлина. В этот час мы все едины, как были едины во все трудные и страшные дни нашей смертельной борьбы. Так вот как обозначился конец заговора подлецов против человечества! Превращенный в гигантский разбойничий притон, Берлин услышал шаги справедливых мстителей за несчётные ужасы, которые он породил.

Берлин взят Красной Армией! Мы ещё не можем осознать всё значение этого события сразу. Мы полны восторга и благодарности нашим замечательным полководцам, нашим изумительным воинам, нашему гениальному Маршалу, указавшему путь победы.

Но мы и сейчас, в эту минуту, когда ещё в ушах громят залпы бессмертного салюта, чувствуем, всем сердцем, что случилось то долгожданное, то всеобщее, когда люди обнимают друг друга и незнакомые разговаривают, как близкие, потому что это необыкновенно хорошо, необыкновенно радостно.

Нет фашистского Берлина! Нет города-паука, ткавшего смертельную паутину для всего мира. Нет палачей-эсэсовцев. Нет застенков Гиммлера и лжи Геббельса. Нет самого Гитлера!

Удрал ли он к черту в лапы на тот свет или в объятия каких-нибудь фашистских покровителей — всё равно его нет. Он сам вычеркнул себя из жизни. И мы убедимся, что с ним действительно случилось. И если он удрал — мы разыщем его, где бы он ни укрылся.

Воины Красной Армии выполнили приказ великого полководца: водрузить знамя победы над Берлином! Вот оно — водружено. Весь мир видит и весь мир радуется. Советский народ, доблестный, умный и многотерпеливый, родной народ! Это твоё бессмертное торжество, великий праздник на нашей улице, триумф твоей правды, твоей веры, твоего героизма!

Подготовил Олег Рубецкий, источник текста: Пресса войны
^