«Берлин»
Произошел недавно у меня задушевный разговор с одним товарищем. Мы говорили о судьбе людей на войне. Помню, я сказал ему: «Мне здорово везло на войне. Бывает же удача человеку. А вот в самом конце не повезло. Была у меня одна мечта, которой я жил три с половиной года. Мечта, которая помогала переносить тяготы походной жизни, выходить самому и выводить своих людей из самых, казалось бы, безвыходных положений. Мы мечтали: настанет такой день, что мы, именно мы, ковпаковцы, в Берлин войдём. И вот — не повезло!»

Мой собеседник улыбнулся: «Да такая мечта была у десятков миллионов людей, и что же? Лучше других, что ли?»

Я вспомнил о своем разговоре, выйдя из зала кинотеатра после просмотра документального фильма «Берлин». Фильм сделки руками моих коллег мирного времени и подвигами моих товарищей военных дней. После просмотра, кроме чувства удовлетворения и благодарности, было еще одно чувство... «А все-таки я завидую вам, товарищи! Завидую тем , кто вколачивал последний гвоздь в гробовую доску фашизма, завидую и том, кто запечатлел на пленке последний этап военных усилий нашего народа, героизм и доблесть наших воинов».

С самого начала, как только гаснет свет в зале и луч проекционного аппарата падает на экран, мастерски сделанная лента властно овладевает вниманием зрителя и не отпускает его до конца. Грандиозность происходящих событий заставляет забыть, что ты только зритель, сидишь в зале кинотеатра и перед тобой мертвый экран.

Конечно, главными мастерами, создавшими это кинополотно, являются те, кто брал Берлин, кто организовал эту колоссальнейшую военную операцию, чье предвидение и точный расчет, оснащенный опытом прошлых победоносных боев, привели к конечной победе. Конечно, не только режиссеры, операторы и монтажеры являются авторами фильма, но авторы прежде всего те, кто своим воинским умением, порывом и вдохновением боя обеспечил победу и теперь проходит перед нами на экране.

Первые кадры, включающие зрителя в общий ход военных событий, это мастерски сделанная киноувертюра к фильму. Комбинированной съёмкой показан победоносный путь Красной Армии от Сталинграда до Берлина. На фоне рельефной карты мы видим, как идет вперед Красная Армия — через Дон, Днепр, Вислу к Одеру. Всего несколько десятков метров пленки, а сколько ассоциаций вызывают они у нас. Для нас, военных людей, — а кто из нас в эти годы не был военным, — для кого из нас слово «Днепр» только географическое или топографическое понятие?! Для меня Днепр — это Канев, к которому прижал меня враг в августе 1941 года, и первое ранение. Но для меня Днепр — это и Лоев, под которым 7 ноября 1942 года отряд Ковпака по заданию товарища Сталина форсировал Днепр, идя на правобережье Днепра подымать народ Украины для партизанской борьбы. Для сидящего рядом лейтенанта он тоже что-то говорит. Лейтенант хмурится и наклоняется вперед. Он мысленно сейчас атакует врага, Сидит справа «гражданская» девушка в стиранной-перестиранной гимнастерке с медалями, без погон. Сколько мыслей и воспоминаний в ее горящих глазах и что может рассказать она при одном только слове «Днепр».

Неман… Висла…

Мысли бегут, воспоминания теснятся, но уже на экране появляются новые кадры. Увертюра закончена. И вот уже не комбинированная съемка. а широкая водная гладь, последняя преграда, последний рубеж впереди нашей армии. Это Одер — «река немецкой судьбы», как обреченно назвал ее Геббельс. Широка гладь реки, а за ней — мы знаем, мы чувствуем, — осиное гнездо фашизма, хотя еще и не видим его очертаний. Город, дойти до которого мечтал каждый из нас. Каждый, кто держал оружие в руках.

Так же кратко и сжато сделана драматургической экспозиция фильма, если только можно применить слово драматургия к произведению, авторами и героями которого являются солдаты и офицеры.

На ровную площадку аэродрома, где еще недавно ползали немецкие «юнкерсы» и «фокке-вульфы», плавно приземляется двухмоторный транспортный самолет. Это маршал Жуков прилетел из ставки Верховного Главнокомандования. Он получил от Верховного Главнокомандующего товарища Сталина последние указания и приказ о взятии Берлина.

Вот заседает штаб. Командармы слушают приказ. На рельефной карте разыгрываются репетиции будущих боев. Фильм вводит зрителя в центр событии и показывает ему всю сложную подготовительную работу, которая предшествует современным военным операциям грандиозного масштаба. Вот сидит он, коллективный мозг, руководящий осуществлением этого последнего акта войны. Сидят генералы, командармы, имена которых известны всей стране и неразрывно связаны с историей войны.

Подготовка операции переходит из штаба фронта ниже — в корпуса, дивизии, в низовые звенья, вплоть до командира батальона, роты, до бойца. Но частям и подразделениям, по родам войск отрабатывается, детализируется разбитый на песчинки, но единый в общем устремлении гениальный план вождя... Вся армия, весь командный боевой коллектив, на чью долю выпало осуществить мечту всего нашего народа, готовы к ее выполнению.

Последняя ночь...

Тишина. Кто из вас, друзья и товарищи боевые, не пережил эту последнюю минуту перед боем! Вот уже с тихим шорохом выходят роты, батальоны, полки на исходные позиции, замерла артиллерия на огневых, молча сгруппировались танки, широко распластав крылья, прильнули к аэродромам сотни самолетов. Сигнал! И грянули двадцать две тысячи стальных глоток. Это Урал и Донбасс, Ленинград и Сибирь заговорили хором. Загремел «бог войны». Прорезая темноту ночи, заработали гвардейские минометы. В дыму, зареве и пыли светает. Свет идет с Востока. Свет прорезает артиллерийским наступлением мрачную ночную тьму на Западе.

Мы на наблюдательном пункте командующего фронтом маршала Жукова. Как верно и хорошо снят наблюдательный пункт и все происходящее на нем. Вот стоит командующий с телефонной трубкой возле уха. Отдаленные звуки боя, по которым мастер современных крупнейших военных операций, лучший организатор и исполнитель гениальных стратегических планов товарища Сталина, как композитор партитуру симфонии, во всех деталях читает ход операции. Он весь внимание. Глаза устремлены вдаль. Губы крепко сжаты. Слух напряжен. Каждая секунда на учете. Впереди, по бокам, высоко в небе работает грандиозный оркестр войны, и мы видим дирижера этого оркестра. Он направляет его силу и мощь в нужную сторону и в нужное место. Мы как бы сами находимся на этом наблюдательном пункте маршала, мы, видевшие много НП и КП. Но такой — только один! Это НП Истории и Возмездия!

Высоко в небе волна за волной идут «Петляковы» и «Туполевы», штурмуют оборонительные полосы и колонны подходящих резервов противника «Ильюшины», ведут виртуозный бой в небе «Яковлевы» и «Лавочкины». А на земле решительный момент боя — атака пехоты. Она поднялась с земли и пошла. Внимателен и суров взгляд маршала, но затем морщины разглаживаются, лицо светлеет. Кто из нас не знает этот важный момент боя, чьи губы не шептали, забывая, что возле тебя люди: «Подымается... Поднялась. Пошла! Пошла, родная!» И, кажется, маршал шепчет именно эти слова.

Пошла пехота, наступил решительный момент атаки.

Заняты рубежи, прорваны первые позиции обороны немцев, в прорыв устремляются танки. Бой развивается в глубине. Очень хорошо сделан этот эпизод. Непринужденно, Без патетики, с суровой, скупой правдой войны фильм повествует об этом,

Шаг за шагом, улица за улицей, квартал за кварталом разливается волна нашего гнева и огня. В быстром темпе проходят сцены уличного боя в Берлине. Дом за домом, переулок за переулком берут штурмом наши бойцы. Работает артиллерия, подпрыгивают пушки прямой наводки. Мощная тяжелая артиллерия рушит, давит, уничтожает, ломает сопротивление очумевших гитлеровцев.

В кадрах уличного боя авторы избежали общей болезни наших военных хроникальных фильмов — кровобоязни. Чувство досады у зрителя вызывали те фильмы, где все время бегут и стреляют, и показывается война без крови и жертв. Мы не маленькие дети и знаем, что война дается трудом, потом, подвигом, кровью. Поэтому искусству, тем более искусству документальному, мы предъявляем требование быть прежде всего правдивым. И в фильме «Берлин» правда военной жизни встает перед нами. Вот товарищи везут раненого бойца, другого несет его друг, посадив раненого к себе на плечи, как мать сынишку. По улице рывком вперед бросается взвод. Навстречу с визгом несется граната «фауст-патрона». Люди прильнули к мостовой. Разрыв. Летят осколки камней, и снова люди вскакивают, и взвод бросается вперед. Но на камнях остается неподвижным человек. Взвод наступает дальше. От самого Сталинграда оставались позади дорогие тела, но мы все быстрее шли вперед. Вперед, чтобы больше осталось живых. Чтобы жили наши братья, наши дети. Вот именно так бывает на войне.

Цепи бойцов, взводы, отделения, дивизионы, батареи, отдельные «кочующие орудия» вгрызаются в каменное горло Берлина. Быстрее! Вперед! Чтобы не падали больше на поля, на мостовые молодые бездыханные тела. Вдохновение боя достигает высшей точки. Вот она, цель. Вот она, мечта многих миллионов воинов. Мечта, лелеянная нами три года и десять месяцев. Бранденбургские ворота и рейхстаг!

И, наконец, кульминационные эпизоды фильма — водружение знамени Победы над зданием рейхстага и капитуляция Германии.

Небольшое двухэтажное здание на окраине Берлина. Зал, столы, белые листки блокнотов. В зал входят маршал Жуков, представители командования союзников, советские генералы, дипломаты. Маршал Жуков разрешает представителям немецкого командования войти в зал. Они входят, садятся, встают, вновь садятся и подписывают акт. Акт своего позора, краха своей военной и политической авантюры.

Фильм заканчивается панорамными общими планами разрушенного, дымящегося Берлина и блистающей в свете весеннего солнца Москвы.

Как не вспомнить вещие слова, сказанные в тяжелую минуту: «Наше дело правое, — победа будет за нами!» Сбылось. Свершилось! Наше дело правое, мы победили!

Выход фильма на экраны Москвы совпал со знаменательными событиями. Вдохновителю и организатору побед товарищу Сталину присвоено звание Генералиссимуса Советского Союза, Героя Советского Союза. Товарищ Сталин награжден вторым орденом «Победа». И хотя в фильме нет кадров, показывающих Генералиссимуса Советского Союза И. В. Сталина за его плодотворной работой, но его направляющая рука и твердая воля как бы незримо присутствуют на экране и в зале, в сердцах зрителей.

Фильм снимали десятки операторов-фронтовиков, монтировали режиссеры под общим руководством Ю. Райзмана. Фильм сделан мастерски. Во всем чувствуется, что не только профессиональное умение и талант руководили создателями фильма, но дыхание грандиозных исторических событий, которые запечатлены на пленке, захватили их. И в свой труд они вкладывали ту же страсть и чувство воинского долга, которые они почерпнули, увидели и показали в героях этого фильма, начиная от маршала, генералов, кончая рядовым бойцом.

Пройдут года, и многие, сейчас ещё юные, будут смотреть эти незабываемые кадры. Будут смотреть и завидовать русскому безусому пареньку, который, крепко расставив ноги, на крыше берлинского рейхстага салютует на полный диск ППШ, выпуская семьдесят один патрон в сумрачное берлинское небо.

И есть чему позавидовать. Он водрузил над Берлином знамя Победы!

Подготовил Олег Рубецкий, источник текста: Пресса войны
^