Воин вернулся...
Если ехать из Москвы по Киевскому шоссе и на двадцатом километре свернуть влево, встретится деревня Саларево. Внешне ничем она неприметна среди многих других чудесных подмосковий, таких, как Троице-Голенищево, Семеновское, Востряково. И, как всюду, в Саларево колхозники чуть ли не каждый день встречают своих с фронта. Их ждут с радостью и нетерпением, везде готовятся к торжественным встречам.

А некоторые уже дождались. Когда Александра Алексеевна Макарычева прочитала Закон о демобилизации, она по смыслу его поняла, что муж скоро должен вернуться. Ему и годы вышли, и, как казалось Макарычевой он уже сделал свое. Три с половиной года провел ее муж на фронте. Он начал войну на Смоленщине. Под Дмитровкой, которая на всю жизнь останется у него в памяти, его тяжело ранило во время атаки. Какой-то срок он пролежал в госпитале, потом прошел с боями всю Латвию и Литву.

Иван Макарычев часто писал домой. Много писала ему жена, рассказывая про колхозные дела, про Настю, которая воевала под Ленинградом, про сына, и, как ни тосковал Макарычев по семье, по родному Салареву, за дом он был спокоен, знал твердо, что у жены в хозяйстве все в порядке. И все-таки, когда поезд подходил к станции, когда Макарычев увидел на подводе председателя с какой-то девушкой в красноармейской форме, сердце его заколотилось часто-часто. Едва состав остановился и Иван Иванович спрыгнул на платформу, как в девушке узнал дочь.

— Настенька! — крикнул он.

— Папа! — ответила она.

И два солдата бросились друг другу в объятия, и хорошие родные слезы залили загорелые их щеки.

— Как же это ты раньше меня управилась?..

— Я уже совсем. Ведь ты тоже?

Деревня ждала своего земляка с хлебом-солью. В доме Макарычевых собралась родня, пришли лучшие колхозные люди и, конечно, все ребятишки. Они, как вестники доброго, сидели с утра у околицы и все всматривались в дорогу — не покажется ли дядя Иван. Они очень волновались. Не будет ли сегодня так же, как вчера и позавчера, когда председатель с Настей возвращались одни — ведь дядя Иван в телеграмме только приблизительно называл день возвращения.

Наконец, ребята увидели своих. На сей раз их было трое. Значит, встретили. И кто бросился навстречу едущим, кто побежал вдоль колхозной улицы, крича: «Приехали, приехали! Дядя Иван едет!».

Прошли первые минуты встречи, и тогда хозяин, успевший уже побриться и наслушавшийся всяких новостей, пригласил всех к столу, накрытому в палисаднике. Первым сказал речь председатель — Михаил Дворкин. Он поздравил Ивана Ивановича и Настю с, возвращением, поздравил и пришедших днями раньше еще троих демобилизованных. Он не забыл их родных и близких и всем передал горячую колхозную благодарность, — одним за то, что хорошо воевали, другим — за доблестный труд на полях и фермах. Председатель вспомнил прежде всего о жене Ивана Ивановича — Александре Алексеевне.

— Пока вы с дочерью и сыном воевали, она от вас не отстала, — сказал он. — У тебя, Иван, медаль «За отвагу», у дочери две медали, а Саша тем временем завоевала орден «Знак почета». О ней вся область знает. Она знатный наш человек. Ее профессором своего дела назвали за работу в животноводстве. Так будьте же здоровы, друзья, будем теперь все вместе, сообща, продолжать крепить наш колхоз!

Муж и жена обменялись еще одним поцелуем, к ним присоединились и Настенька, и все, кто присутствовал на торжестве.

Иван Макарычев лишь несколько часов был в родной деревне, но как много нового и чрезвычайно важного успел он услышать и узнать. За столом, где было шумно и весело, все наперебой хотели ему рассказать про колхозную жизнь, про их «Борьбу за коммуну», про то, что называется помощью фронту. Колхоз «Борьба за коммуну» в годы тяжелых испытаний не только не покачнулся, но окреп и поднялся. Ещё въезжая в село, у околицы, где стоял раньше скотный двор, Иван Макарычев увидел огромное овощехранилище и услышал от председателя, что на самом скотном дворе скота стало больше, чем было до войны и до эвакуации. И ферма колхозная, благодаря стараниям его жены, Саши, превратилась по существу в лабораторию нового опыта, прославив себя работой по раздою первотелок. У животноводов всегда считалось, что впервые отелившаяся корова должна давать пониженный удой. У Макарычевой благодаря особому уходу и кормлению такие коровы дают удои, одинаковые с удоями старых коров. И не только у нее. Таких же успехов, следуя опыту Макарычевой, добились доярки Прохорова и Журина. Их достигли доярки других колхозов Кунцевского района, куда ездила с лекциями Макарычева, и доярки других колхозов Московской области.

Так обстоят дела на молочной ферме. Она имеет теперь на 37 коров больше, чем до войны, и сдала нынче за полгода молока больше, чем за любой довоенный год. Правда, и прежде она работала не плохо, если колхоз два раза участвовал на Всесоюзной сельскохозяйственной выставке. Самое же главное состоит в том, что не только на молочной, но и на любой из других ферм, — а всего их в колхозе четыре, — дела пошли в годы войны лучше. Лошадей вместо пятнадцати стало тридцать и все они одна к одной. Свиней стало больше в девять раз, птицы — в три раза, прибавилось и овец. Почему? — задаёшься вопросом. И ответ на него дала Александра Макарычева, когда речь за столом дошла до нее.

— Сказать вам, граждане, словами, какая радость наступила, даже трудно. Вот опять вернулось счастье в дом, жизнь стала лучше, веселее. Муж говорит, что не ждал такого застать, а я ему сказала, что, когда он был дома, чувствовала надежду, опору. Ушел ты, и все я приняла на себя, на свои плечи. А нас таких, солдаток, много в Салареве. Вот и начали мы и за вас, и за себя трудиться...

Да как трудились! Председатель колхоза Дворкин рассказывал мне, что на каждый колхозный двор приходится во время войны до четырехсот трудодней чего раньше никогда не было. Не было и такого: раньше стог сена клали три-четыре дня. Вчера его сметали за полдня. Раньше картошку убирали, по крайней мере, месяц, и урожай ее был десять-одиннадцать тонн с гектара. Теперь картофель убирается максимум десять — пятнадцать дней, а урожая колхоз нынче ждет по четырнадцати тонн с га.

Колхоз «Борьба за коммуну» вывозил прежде государству не больше двухсот тонн различной овощной продукции и картофеля. В прошлом году он сдал и продал пятьсот тонн, в этом году хочет увеличить цифру до шестисот. Растёт сдача продукции, растет и стоимость трудодня, богатеют колхозники. Им есть чем встретить родных и близких, возвращающихся с фронта. И потому, что год от году богател и крепнул колхоз «Борьба за коммуну», Александра Макарычева встретила мужа почти в новом доме. Она его выкрасила маслом снаружи и внутри, покрыла новой кровлей, фактически заново обставила. Колхозники Большаков, Семенов, Крупенкова, Корсакова, Баканова, Алсенкова ждут своих с фронта в новых избах.

...Иван Макарычев три с лишним года пробыл на войне. Завтра он станет снова бригадиром полеводческой бригады, как был бригадиром до войны. Воин пришел в дом. Он пришел в колхоз, твердо стоящий на ногах.

Село Саларево под Москвой
Подготовка текста: Ольга Федяева. Карточка: Олег Рубецкий. Опубликовано: Пресса войны
^